18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Семья Бизуруковых: Трагедия длиной в два с половиной года

02.11.2012 13:20 msk, Подготовила Феруза Джани

Права человека

На фото: Махамат Бизуруков, осужденный пожизненно. Фото с веб-сайта Zamondosh

Июньские события 2010 года на юге Кыргызстана, когда между узбекской и киргизской общинами вспыхнул кровавый конфликт, стали точкой отсчета трагических событий в семье жителей Оша Бизуруковых. На сегодня «завершением» этой страшной истории можно считать вердикт суда, приговорившего Махамата Бизурукова к пожизненному заключению за преступление, причастность к которому так и не была доказана.

Начало конца

Одиннадцатого июня 2010 года, поняв, что в Оше началось что-то страшное – гибнут люди, горят дома, - Бизуруковы решили временно перебраться из своей махалли (квартала) к родственникам в микрорайон Амира Темура. Но смерть не упустила эту семью из виду: на следующий день выстрелом неизвестного снайпера был убит 28-летний Рахматулло Бизуруков, приехавший из России в отпуск, чтобы навестить родителей. Тринадцатого июня его похоронили.

Следующей ночью дом Бизуруковых на улице Гульчинской был разграблен мародерами. Пропали ценные вещи, четыре козы и автомобиль «Корандо». Днем 14 июня машина была замечена на дороге в Алайский район. Ее остановили, находившихся в салоне шестерых парней задержали. Позднее сидевшего за рулем осудили на три года заключения условно, остальных отпустили – якобы по причине отсутствия у них удостоверений личности. Остального имущества Бизуруковым не вернули.

Ночью 14 июня им позвонили из милиции и велели приехать для опознания автомобиля. Глава семьи Маматазиз Бизуруков и старший сын 33-летний Махамат быстренько съездили в ОВД, опознали машину и вернулись в свой дом, чтобы прибрать его после ограбления. Чистили дом целый день, там и заночевали. К ним присоединился сосед.

Но спустя несколько часов, в ночь на 16 июня, они проснулись от странного шума: у ворот стояли несколько парней, один из них перелез во двор к Бизуруковым и включил свет. Хозяева отметили про себя, что парень держался уверенно и точно знал расположение выключателя. Маматазиз схватил висевшую на стене охотничью винтовку и выстрелил в воздух. Незваные гости разбежались, но проникшего во двор грабителя удалось поймать.

«Наши мужчины позвонили в милицию, где им заявили: «Сартка олум – смерть узбекам», - пишет 64-летняя мать Махамата Рохилахон Бузурукова в обращении к прокурору Ошской области А.Турганбаеву.

По ее словам, «когда муж выстрелил в воздух, осколки пули попали в подбородок соседу, который находился на чердаке дома». Они вызвали зятя Бизуруковых, который помог оказать медицинскую помощь.

Маматазиз спросил у пойманного парня, почему уже во второй раз он и его подельники лезут в дом Бизуруковых, а не, например, к соседям. Тот ответил: «Я сам из Токтогула, сидел в Ошском СИЗО, десять дней назад нас освободили и сказали, кому что делать. Нам приказали зайти в ваш дом». Имени своего не назвал, да Маматазиз и не поинтересовался.

«Мой муж рассказал ему о своем погибшем сыне, - продолжает Рохилахон Бузурукова, - и со словами «ты тоже чей-то сын, уходи и больше сюда не возвращайся», дождавшись окончания комендантского часа, отпустил его. Затем муж приехал к нам в микрорайон Амира Темура. В тот день мы все справляли трехдневные поминки по погибшему сыну. Увы, никто не видел, как мой муж отпустил этого парня, да и не могли увидеть - в те дни в махалле из наших соседей никого не было».

Когда Бизуруковы вернулись в свой дом, поняли, что теперь у них ничего нет, кроме стен и крыши: воры утащили все. Кроме того, были разграблены три принадлежавших Махамату магазина «Оптика Ока». Потеряв свой бизнес, Матахмат решил уехать на заработки в Москву.

Спустя год он вернулся в Ош на годовщину смерти брата, которую отметили 15 июня, и решил остаться – восстанавливать бизнес в Оше. Занялся сбором документов, ездил по инстанциям.

«22 июня 2011 года Махамажон, взяв справку из СЭС, на машине нашего соседа возвращался домой. На мосту их обогнал автомобиль [сотрудников] МВД, [которые], надев наручники, увезли моего сына в милицию. Примерно в 14.00 часов из дома увезли моего мужа», - рассказывает Рохилахон Бузурукова.

Отца и сына Бизуруковых обвинили в убийстве человека, тело которого без головы и кистей рук было обнаружено 20 июня 2010 года в канале Койарык, протекающем по сельской управе Шарк Карасуйского района. Убитого опознали как Аскарова Алмаза Куштарбековича, 1979 года рождения.

Как указал в постановлении от 29 июля 2011 года заместитель прокурора Ошской области (ныне прокурор города Оша) Шакир уулу Атай, именно Аскаров был тем самым проникшим во двор Бизуруковых грабителем, которого в ночь на 16 июня 2010 года Маматазиз Бизуруков поймал вместе с сыном и зятем, связал руки и ноги и незаконно удерживал в своей бане. Затем, пишет далее прокурор, отослав сына и зятя из дома, Маматазиз убил Аскарова «по причине мести», обезглавил, отрезал кисти рук и сбросил тело в протекающий рядом с домом канал.

Однако, как пояснил общественный защитник Бизуруковых Равшан Гапиров, труп был выловлен в канале, протекающем в сторону села Шарк, а находящийся рядом с домом Бизуруковых канал течет в сторону Оша. Отметим, что село Шарк находится на окраине Оша, но территориально относится к Карасуйскому району Ошской области.

По словам Гапирова, опознавшая Аскарова его мать Дилбар Кочконова и ее дочь заявляли, что с 10 по 16 июня Алмаз безвылазно находился в доме сестры. А 16 июня, сказав, что хочет посмотреть на президента переходного периода Розу Отунбаеву (которая как раз приехала в Ош), Алмаз вышел из дома и не вернулся. Мать долгое время не могла до него дозвониться. Наконец, трубка ответила – чужим голосом. Она поговорила с этим человеком и выяснила, что собеседник находится в селе Мырзаке Озгонского района, а сим-карту ему дал брат - Талант уулу Эрлан. А через несколько дней ее вызвали на опознание трупа. Как оно происходило, Кончконова расскажет позже Рахилахон Бизуруковой.

«Однажды на мои вопросы мать убитого Кочконова Дилбар ответила следующее: «Труп на фото без головы, руки без кистей, это мой сын, так говорят. Труп не видела, показали только фотографии. Где похоронен мой сын, мне не говорят», - пишет Бизурукова в обращении к прокурору.

Адвокат Бизурукова Бегаим Юсупалиева в ходатайстве на имя следователя Ошского областного УВД З.Ырысмаматову обращает внимание на то, что в заключении судмедэкспертизы не указано отчество опознанного человека. Напомним, что, по словам Маматазиза Бизурукова, пойманный им парень сообщил, что десятью днями ранее был выпущен из СИЗО и в первый, как минимум, раз пробрался в дом Бизуруковых 14 июня. По словам адвоката, в постановлении следователя Сулайман-Тооского ОВД Оша Н.Шамуратова говорится о том, что в 2009 году в ошском СИЗО содержался некий Аскаров Алмаз Байжигитович (его местожительство и дата рождения не указаны). Не исключено, что это всего лишь совпадение, Байжигитович жив и здоров, но уточнили ли следователи все должным образом?

Другая версия

Есть и другая версия этого убийства, известная следователям еще с 2010 года. В качестве преступников в ней фигурируют совсем другие люди – уроженцы села Мырзаке Озгонского района Ошской области Талант уулу Эрлан и Жыргал уулу Бакытбек, а также некий Бакыт из Оша.

Как сообщил на допросе 17 августа 2010 года Эрлан, днем 10 июня он приехал в Ош к своей сестре. Вечером ему позвонил Бакытбек, который тоже по какой-то причине прибыл в Ош и решил переночевать у Эрлана. Утром соседка им сообщила о «начале войны между узбеками и киргизами». Эрлан с сестрой вышли посмотреть, что происходит на улице: «Дошли до ресторана «Каныкей», а там узбеки и кыргызы кидали друг в друга камнями. Между ними были солдаты. Мы вернулись домой».

Вечером 11 июня Бакытбек ушел куда-то с некими людьми. Эрлан увиделся с ним лишь на следующее утро в местной чайхане. В руках Бакытбека были два телефона – марок Samsung и Nokia. Он сообщил Эрлану, что убил хозяина одного из мобильников, а его телефон хочет продать. Внимание Эрлана привлекла машина, на которой ездил Бакытбек вместе с тезкой из Оша, – «Тико» синего света.

«Я спросил, чей это автомобиль. Он ответил, что это автомобиль узбеков. Он мне рассказал, что «хозяина машины ранил солдат выстрелом из винтовки. Водитель выбрался через окно и бежал, но его догнал один кыргыз и убил ударом по голове арматурой, а мы [два Бакыта] взяли его автомобиль», - сообщил Эрлан на допросе. (Позже выяснится, что хозяин «Тико» остался жив, более того – он узнает в Эрлане одного из напавших на него преступников. Тем не менее, во всех своих показаниях Эрлан отрицает свое участие в угоне машины).

В момент разговора к ним подошел незнакомый парень. Он о чем-то переговорил с Бакытами, а затем все трое сели в машину и куда-то уехали. Спустя час вернулись навеселе. Когда выходили из машины, незнакомец спросил у Бакытбека: «Телефон и автомобиль один ты, что ли, возьмешь?» Они снова куда-то съездили. Выходя из машины по возвращении, незнакомец недовольно бросил Бакытбеку, что, мол, ему пришлось заправлять автомобиль бензином. Бакытбек резко ответил ему, завязалась драка, в которой участвовали вся четверка. По словам Эрлана, его участие ограничилось одним ударом в шею незнакомцу, а Бакыты били того жестоко – руками и ногами. Вскоре незнакомец уже не мог шевельнуться и только стонал.

«Ошский Бакыт открыл багажник автомобиля, а там оказались пустые мешки. Мешки из автомобиля вытащил я, раскрыл их и держал, а эти Бакыты засунули того парня-кыргыза в мешок. Мы его в багажнике возили до вечера. Первое время он стонал, а после умолк», - продолжает Эрлан.

Маршрут определял ошский Бакыт. Наконец, ночью они остановились в микрорайоне ХБК – «не доезжая АЗС, на левой стороне дороги, были деревья». Бакыты вышли из машины, Эрлан остался ее сторожить.

«Они взяли мертвеца и ушли в темноту, а примерно через 30 минут вернулись обратно. У них у обоих в руках был нож. Я сидел на заднем сиденье, а они впереди. Они смеялись. Один сказал: «Я отрезал голову», а другой сказал: «Я отрезал руки». Бакытбек немного отъехал, и мы пили пиво. Потом я ушел домой, а они спали в автомобиле», - рассказал следователю Эрлан.

13 июня Бакыт и Эрлан приехали в Мырзаке, а ошанин вернулся в родной город. Сестра и мать Бакытбека потребовали от него избавиться от угнанного автомобиля. Бакытбек поогрызался, но затем отвез куда-то машину, сказав всем, что бросил ее где-то. Позже выяснилось, что он спрятал машину у брата, ночами катался на ней. Однажды в пьяном виде устроил аварию, в которой погиб вместе с одним из друзей. (Постановлением от 15 сентября 2010 года в связи со смертью Жыргал уулу Бакытбека уголовное преследование в отношении его прекращено).

В ноябре на очередном допросе Талант уулу Эрлан отказался от своих показаний в той части, где говорится о том, что ему было известно об убийстве Алмаза Аскарова. В итоге 19 января 2011 года Ошский городской суд приговорил Эрлана за укрывательство преступления (ст.339 ч.1 Уголовного кодекса Кыргызстана) к одному году и трем месяцам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении. Согласно ст.61 УК один день предварительного заключения считается за три дня. Срок отбывания наказания постановлено считать с 17 августа 2010 года. «Точный расчет для освобождения, как только приговор войдет в силу», - замечает адвокат Равшан Гапиров.

Таким образом, один из соучастников убийства погиб, о втором – ошском Бакыте – ничего неизвестно и, похоже, его никто и не ищет. Эрлан наверняка уже на свободе. Казалось бы, дело раскрыто и закрыто. Ан нет.

Сын за отца

Кому и зачем понадобилось обвинять 63-летнего Маматазиза Бизурукова в убийстве? Точного ответа его родные и адвокаты не знают. Сам он до суда, на котором надеялся оправдаться, не дожил – скончался в ошском СИЗО 1 сентября 2011 года, за пять дней до начала процесса.

Выяснилось, что Маматазиз Бизуруков страдал хроническим пиелонефритом и циститом, последние четыре дня своей жизни он не мог мочиться. По словам правозащитников, руководству СИЗО трижды направлялись просьбы о срочной госпитализации Бизурукова, но они оставались без внимания. Между тем, в заключении о смерти говорится о том, что у Бизурукова были переломы ребер, которые «не имеют связи со смертью», причиной которой назван инфаркт. Откуда же переломы у заключенного СИЗО?

Ранее, когда Бизуруков находился в ИВС Кара-Суйского района Ошской области, его адвокат Бегаим Юсупалиева также обнаружила у него телесные повреждения: «Со слов Маматазиза, к нему было применено физическое насилие со стороны сотрудников правоохранительных органов».

По факту смерти Маматазиза Бизурукова было возбуждено уголовное дело в отношении медработника СИЗО – за преступную халатность, но, как сообщает Голос свободы, позже суд оправдал его. По данным же международной правозащитной организации Human Rights Watch, вынесение приговора врачу ожидается в начале ноября.

Дело в отношении Маматазиза было прекращено в связи с его смертью. И тогда убийство Аскарова решили вменить его сыну Махамату. По его словам, оперативники УВД по Ошской области принуждали его к признанию с помощью пыток.

26 сентября 2012 года Кара-Суйский районный суд приговорил Махамата Бизурукова к семи годам заключения по обвинению в «незаконном лишении свободы», оправдав по обвинению в убийстве. Через месяц Ошский областной суд ужесточил приговор до пожизненного заключения, признав Бизурукова виновным по обоим пунктам и дополнительно присудив выплату компенсации в размере примерно $5300 семье Алмаза Аскарова.

Суд и самосуд

Рассмотрение дела Махамата Бизурукова, как и многие судебные заседания на юге Кыргызстана, не обошлось без эксцессов. Как рассказывала в 2011 году HRW, представитель которой присутствовал в суде, на слушании 16 сентября родственники убитого Аскарова выкрикивали угрозы в адрес адвоката, вцепились ей в волосы, забросали камнями подсудимого и оказывали сопротивление милиции.

Статья 234 Уголовного кодекса Кыргызстана предусматривает за хулиганство, особенно связанное с сопротивлением представителю власти, до семи лет лишения свободы. Воспрепятствование осуществлению правосудия (ст.317) влечет до двух лет лишения свободы, неуважение к суду – значительный штраф или исправительные работы на срок до одного года (ст.321). За воспрепятствование профессиональной деятельности защитника (ст.318-1) и угрозы или насильственные действия по отношению к защитнику (ст.320) в связи с осуществлением правосудия караются лишением свободы на срок до пяти лет.
Судья пытался объяснить родственникам убитого, что адвокаты не имеют отношения к преступлениям, которые вменяются их подзащитным, и что они лишь выполняют свои профессиональные обязанности. Тем не менее, во время выступлений адвоката в защиту подсудимого мать Аскарова подходила к ней и выкрикивала угрозы, дергала за волосы. Находясь в состоянии крайнего стресса, адвокат попыталась продолжить выступление, затем передала письменное ходатайство судье, схватила сумку и покинула зал. Она рассказала сотруднику HRW, что на первом заседании неделей ранее родственники убитого вели себя так же агрессивно. Адвокат просила судью обеспечить ей защиту, но просьба не была удовлетворена.

После того как судья и прокурор вышли из зала, родственники убитого вскочили с мест, достали из сумок камни размером с кулак и пластиковые бутылки и начали бросать их в клетку, где находился подсудимый. Женщины пытались дотянуться до него через прутья. Как минимум два камня попали Бизурукову в грудь и в руку.

Несколько милиционеров из примерно десятка присутствовавших в зале попытались навести порядок, но женщины набросились с кулаками и на них. На вопрос представителя HRW, почему бы не вывести женщин из зала, один из стражей порядка ответил, что те могут пожаловаться в прокуратуру на применение силы, и у милиции будут проблемы. Вскоре правозащитника выставили за дверь. Увидев в коридоре прокурора Карa-Суйского района, он сообщил ему о том, что творится в зале, и услышал в ответ, что за дисциплину и безопасность в зале отвечает судья, а прокурор не намерен вмешиваться в ситуацию.

«Естественно, что родственники Аскарова испытывают скорбь и гнев, однако правосудие должно вершиться через беспристрастное судебное разбирательство, а не месть, - заявил тогда директор HRW по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон. – Властям Кыргызстана хорошо известно, что творится на этих судах, но они до сих пор не предприняли необходимые меры для защиты участников таких процессов».

Адвокаты Бизуруковых пожаловались на воспрепятствование их деятельности и применение пыток к подзащитным, однако прокуратура Ошской области заявила им, что в ходе проверки жалобы не подтвердились. Попытка обращения в генеральную прокуратуру оказалась столь же безуспешной.

Отметим, кстати, что аналогичным образом ведет себя и Джалал-Абадская областная прокуратура. Недавно туда обращалась правозащитная организация «Справедливость», собравшая во время мониторинга местного изолятора временного содержания (ИВС) заявления о применении пыток от 25 заключенных. Но прокуратура отказала в возбуждении уголовных дел, так как в ходе проверок факты пыток якобы не подтвердились, либо «виновность указанных в жалобах людей установить не удалось». Обращение в Генпрокуратуру также разочаровало правозащитников: они получили ответ, что «по вышеуказанным обращениям органами прокуратуры Джалал-Абадской области произведены проверки, в ходе которых были приняты исчерпывающие меры, однако установить виновность соответствующих должностных лиц не представилось возможным». И точка.

Странности поведения

Тем временем ошский адвокат Равшан Гапиров выражает сомнение в правдивости показаний матери убитого - Дильбар Кочконовой. «По ее виду и действиям мне казалось, что ей нужен не убийца сына, а что-то другое», - говорит адвокат.

Он выяснил, что Кочконова постоянно вымогает у матери подсудимого деньги. Она пообещала Рахилахон Бизуруковой, что не будет добиваться осуждения ее сына, но за это та должна ей выплатить 100 тысяч российских рублей. Потом потребовала 2000 долларов США, получила, спустя время захотела еще $2000. При этом на судебных заседаниях вела себя очень агрессивно по отношению к подсудимому и его адвокату (см. выше).

«Я потеряла одного сына, потом мужа, и теперь боюсь за жизнь старшего сына. Поэтому я собрала с родственников деньги и отдала матери убитого парня: она обещала не обвинять моего сына и не скандалить на суде, - поясняет свою позицию Рахилахон Бизурукова. - Однако, взяв от меня деньги, она еще больше скандалит. Видно, что ее обучают вымогать у меня деньги».

Всего, по данным Гапирова, Кочконовой удалось заполучить от Бизуруковой $5000. Кроме того, Кочконовой, как пострадавшей в июне 2010 года, местные власти предоставили двухкомнатную квартиру в новостройке и миллион сомов (около $22 тысяч).

Рахилахон Бизурукова ради спасения сына готова продать свой дом. Она убеждена в его невиновности, как была уверена и в невиновности своего мужа. По ее словам, в деле есть документы, свидетельствующие о том, что Аскаров, если это действительно он, был убит другими людьми и в другом месте, и это вовсе не тот парень, которого Маматазиз Бизуруков поймал в своем дворе в ночь на 16 июня 2010 года. Настоящие убийцы, возможно, все еще на свободе.

У Махамата Бизурукова четверо детей. Вся надежда - на справедливость Верховного суда, куда теперь намерены обратиться адвокаты их отца.

«Это - судебная ошибка, и она пахнет местью, когда подсудимые приговорены к пожизненному заключению в результате несправедливых судебных разбирательств, - считает Хью Уильямсон. - Власти Кыргызстана должны немедленно пересмотреть эти приговоры и убедиться, что все права подсудимых соблюдались, особенно - их право на справедливое и беспристрастное судебное разбирательство».

Подготовила Феруза Джани

Международное информационное агентство «Фергана»