11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Что выберет Ислам Каримов: позор или славу?

07.11.2012 17:55 msk, Пулат Ахунов

Узбекистан Свободная трибуна

В древние времена правители получали власть по наследству и царствовали до конца своих дней, или захватывали власть и правили, опять-таки, до конца своих дней либо пока кто-то более сильный не отбирал у них власть. Но человечество, всегда стремившееся к справедливому обществу и мечтавшее о справедливом правителе, изобрело, в конце концов, механизмы, которые могли помочь им выбирать наиболее подходящих и справедливых руководителей. Эти же механизмы помогали им менять правителей посредством выборов.

Но и среди избранных народным голосованием глав государств встречались те, кто проявлял средневековый характер и отказывался уходить по завершении установленного законом срока пребывания у власти. Такие узурпаторы для сохранения своей власти устанавливали в своих странах диктатуру и продолжали властвовать, держа свой народ в страхе. Ниже я привожу небольшой список наиболее известных правителей, которые прославились как узурпаторы власти и диктаторы:

Антонио де Оливейра Салазар правил в Португалии с 1932 по 1968 годы, потом его разбил инсульт. Но страх перед диктатором был столь велик, что министры до самой смерти Салазара приходили к нему с докладами в больничную палату. Никто так и не решился сказать, что он уже не руководит страной.

Франсуа Дювалье (Папа Док) диктаторствовал в Гаити с 1957 по 1971 годы. Он создал разветвленную систему тюрем и концентрационных лагерей. Особенно печальной славой пользовалась столичная тюрьма, где пытками и казнями руководил лично президент. Своя камера пыток была и в президентском дворце, одна из деталей ее оборудования — так называемая человековыжималка: ящик-гроб, утыканный изнутри лезвиями стилетов. За 14 лет пребывания Дювалье у власти пропало без вести, а точнее уничтожено свыше 50 тысяч человек, более 300 тысячам пришлось эмигрировать. Умер в 1971 году.

Фердинанд Маркос, президент Филиппин в 1965—1986 годах, затем бежал на Гавайи, где и умер в 1989 году.

Франсиско Франко, испанский диктатор, правил страной почти 36 лет. В 1973 году ушел с поста главы правительства, доверив эту должность неофранкистскому адмиралу Луису Бланко, который в том же году был убит террористами ЭТА. После ухода со своего поста Франко находился на лечении. В последние годы жизни страдал болезнью Паркинсона. Умер в 1975 году.

Пак Чон Хи, президент Республики Корея в 1963—1979 годах. Убит в октябре 1979 года ближайшим сподвижником.

Аугусто Пиночет, бывший президент Чили, правил 17 лет, против него было возбуждено несколько уголовных дел, но он умер до вынесения приговора.

Франциско Масиас Нгема был президентом Экваториальной Гвинеи с 1968 по 1979 годы. Один из наиболее одиозных диктаторов, привел страну к полному экономическому и политическому коллапсу. Франсиско Масиас Нгема был расстрелян 29 сентября 1979 года.

Мухаммед Зия-уль-Хак - президент Пакистана в 1979-1988 годах. В 1988 году погиб в авиационной катастрофе.

Николае Чаушеску находился у власти 24 года, генсек Румынской коммунистической партии, первый президент Румынии. Расстрелян в 1989 году.

Мобуту Сесе Секо, президент и диктатор Заира/Демократической Республики Конго в 1965-1997 годах. Период правления Мобуту характеризуется крайне низким уровнем жизни населения, коррупцией и клептократией. Бежал из страны в мае 1997 года. Мобуту отказали в предоставлении политического убежища во Франции и Того. Бывший диктатор смог остаться лишь в Марокко. Умер в сентябре 1997 года.

Саддам Хусейн, бывший президент Ирака, правил 24 года, повешен в 2006 году.

Муаммар Каддафи, бывший глава Ливии, был у власти 42 года. Убит 20 октября 2011 года силами Переходного национального совета.

Хосни Мубарак, бывший президент Египта, правил 30 лет, свергнут весной 2011 года, приговорен к пожизненному заключению.

В новейшей истории все меньше примеров, когда диктаторам удавалось мирно умереть на своем посту или спокойно уйти в отставку.

Саддам Хусейн, Муаммар Каддафи, Хосни Мубарак – все трое лишились власти в XXI веке. Президент Узбекистана Ислам Каримов начал свое правление в XX веке и продолжает в XXI-м. Немало людей считают, что он также войдет в реестр тиранов.

Честно говоря, я бы не хотел, чтобы в списке диктаторов был представитель моей страны. Тем более что в отличие от многих оппозиционеров, я не утверждаю, что нынешний режим в Узбекистане в полной мере диктаторский. Я согласен с представителями западных государств, считающими, что в Узбекистане сложился авторитарный режим, Ислам Каримов, скорее всего, авторитарный правитель, но не диктатор. Простой пример: мы еще можем проводить в Ташкенте и областях собрания активистов партии «Бирлик», хотя власти и оказывают сильное давление, всеми средствами стараясь не допустить наших акций. Но при диктатуре всех членов нашей партии уже бы уничтожили. И таких примеров много.

Легко и просто быть популистом. В погоне за дешевой популярностью я, как остальные оппозиционеры, мог бы объявить Ислама Каримова жесточайшим тираном и уже сейчас внести его в список диктаторов. Но не могу этого сделать, поскольку занимаюсь политикой. Я считаю, что нельзя окончательно загонять власть в угол, не оставляя ей пространство для маневра. Если все стороны займут непримиримую позицию и не будет возможностей для компромисса, мы не сможем найти выхода из сегодняшней ситуации. Трудно договориться, когда все точат ножи друг на друга. Так и хочется крикнуть: «Эй, а судьба страны и тридцатимиллионного народа кого-нибудь интересует?!»

Но, как бы то ни было, сегодня все стороны понимают, что для Ислама Каримова настало время уйти и передать власть следующему президенту страны.

Это понимание связано с тем, что жизнь в стране стремительно ухудшается. Сегодняшнее руководство Узбекистана не осмеливается даже публиковать бюджет республики, потому что он продемонстрирует полный крах экономической политики узбекских властей. Достаточно сравнить ВВП Казахстана, который составляет $186,199 миллиарда (МВФ, 2011) при населении 16,8 миллиона, с ВВП Узбекистана - $45,353 миллиарда (МВФ, 2011) при населении 29,7 миллиона человек.

Да и в области внешней политики положение такое же катастрофическое: Ислам Каримов рассорился со всеми соседями, а в международном масштабе стал изгоем, «приличные» государства его уже не приглашают, уважающие себя лидеры государств не хотят пожимать ему руку.

Казалось бы, в такой ситуации необходимо как можно скорее начать преобразования в экономической и политической жизни страны, но этому мешает президент Ислам Каримов, являющийся главным препятствием для реформ в Узбекистане. Все понимают это, в том числе, я уверен, и сам президент. Ни парламент, ни правительство, ни отраслевые министерства или местные органы, если вдруг там найдутся реформаторы, не смогут ничего сделать, пока страной управляют Каримов и созданная им система.

Не хочу огульно ругать все, что было сделано в период правления Ислама Каримова. Конечно, были и хорошие дела, и правильные поступки. Но результат, который мы имеем, отсталость Узбекистана от своих соседей в регионе почти по всем показателям, катастрофическое положение экономики страны, – все это перевешивает былые достижения республики. Все, что можно было сделать, Ислам Каримов уже сделал, и, наверное, больше ничего нового, позитивного для народа уже не сотворит. Впрочем, он может прекратить преследование оппозиции, не мешать ее возрождению и самостоятельно принять решение не участвовать в следующих президентских выборах.

Уйти достойно - это единственно возможный для Каримова шаг, позволяющий сохранить мир в стране и покой для себя. Если же он намерен вновь баллотироваться в президенты и заставить общество снова его избрать, надеясь, что все обойдется, как и раньше, то он ошибается: не обойдется, его карьера завершится свержением - посредством государственного переворота или революции. Именно поэтому близкое окружение Каримова должно отговорить его от такого намерения, иначе и им не избежать гнева восставшего народа.

Последний долг Ислама Каримова перед народом - позволить провести честные выборы нового президента и публично передать власть, чтобы уйти с честью, иначе его ждет позор.

Надо добиться, чтобы власть в стране сменилась легальным, законным образом, без переворотов и революций, тем более что это повлияет на становление традиции смены власти. Если первый президент страны будет сменен незаконным образом, то такая участь ожидает и следующих руководителей республики. Мы не должны допустить киргизский вариант смены власти - через перевороты и заговоры. Именно это я хочу донести до общества, узбекских политиков, нынешнего президента и тех, кто планирует занять его место в будущем.

С учетом вышесказанного, я считаю, что мы должны дать Исламу Каримову шанс уйти достойно.

Конечно, в его окружении размышляют о том, как гарантировать его безопасность после ухода с поста президента. Думаю, Каримову не следует надеяться на то, что, оставив вместо себя близкого человека, он гарантирует себе спокойную жизнь. Наоборот, может случиться так, что преемник первым начнет винить Каримова во всех бедах.

Политическое согласие между всеми силами общества - вот что способно стать гарантией неприкосновенности Ислама Каримова после ухода с поста главы государства. Мы можем договориться, что, если Каримов добровольно назначит новые президентские выборы и передаст власть другому человеку, ему будут обеспечены безопасность и неприкосновенность. До передачи власти будет разработан и принят специальный закон «О гарантиях безопасности и неприкосновенности Первому Президенту Республики Узбекистан». Кроме того, Каримов может стать членом Конституционного суда и будет защищен законом и общественным договором от всякого рода преследований за действия, совершенные в период нахождения у власти. Таково мое предложение как официальным властям, так и оппозиции.

Пойти на этот шаг я предлагаю потому, что меня очень беспокоит следующий момент. С уходом диктаторов у населения стран, которыми они управляли, появляются надежды на новую и лучшую жизнь, которые не всегда оправдываются. В некоторых случаях смена власти приводит к большим конфликтам между группами желающих получить власть, вплоть до гражданской войны. Именно поэтому нам необходимо очень ответственно подойти к этому вопросу и постараться заранее выработать механизмы, которые могли бы обеспечить мирную и легитимную передачу власти. Это позволит нам быстрее идти вперед и не погрязать в разборках и поисках виновных. Естественно, чтобы не повторились ошибки прошлого, деятельности предыдущего руководства должна быть дана политическая оценка.

Выбирать вариант смены власти будут Ислам Каримов и его окружение. Если они решат «не уходить» и незаконно держаться за власть до конца, то ответственность за все последствия они понесут сами. Мы, как ответственные политики, любящие свою родину, делаем все возможное, чтобы власть в стране сменилась мирным и легитимным способом, без насилия в отношении прежних руководителей страны.

Лучше не доводить ситуацию до классического «Коня! Коня! Полцарства за коня!»

Конечно, от прошлого не убежишь, и со многими людьми, которые находятся сейчас во власти, нам придется в будущем сотрудничать. В своей статье «Кто займется реформами?» я писал, что в окружении Ислама Каримова есть люди, претендующие на получение власти после его ухода или мечтающие стать его преемником. В числе таких людей я называл нынешнего премьер-министра Шавката Мирзияева и дочь президента Гульнару Каримову. Приход этих людей к власти после Ислама Каримова будет наихудшим вариантом: с народом продолжат обращаться как с быдлом, продолжат качать из страны валюту, экономика страны продолжит разваливаться. А они, разорив страну, в конце концов, сбегут из Узбекистана. Сотрудничать с такими людьми, конечно же, невозможно: от них никакой пользы для страны.

Российского миллиардера Алишера Усманова я упомянул в вышеназванной статье, принимая во внимание его патриотизм и профессионализм. Хотя я не знаю Усманова лично, но его попытка помочь узбекским страдальцам во время Ошской резни вызвала у меня уважение к нему. Я предположил, что у него есть огромный опыт организатора и менеджера, который мог бы помочь нашей стране встать на ноги. Но, конечно же, это должно быть его личное решение, я никоим образом не хочу влиять на его планы. Я не хотел бы, чтобы он остался в истории просто богатым узбеком. Если он патриот, видит сегодняшнее положение узбеков, но ничего не сделает для того, чтобы изменить ситуацию в стране, то когда-нибудь люди спросят: «А что он вообще сделал для простых людей?»

О другом вероятном преемнике, который мог бы быть желателен как для сегодняшней элиты, так и для народа, хочется сказать особо. Это Рустам Азимов, вице-премьер правительства Узбекистана.

В 1992 году он был включен в список ООН «Мировые лидеры завтрашнего дня». Прошло ровно двадцать лет, но лидером он пока не стал, а по-прежнему занимается укреплением власти Ислама Каримова. Наверное, настала пора Азимову заявить о себе как об одном из наиболее вероятных кандидатов на пост президента Узбекистана. Он и стоящие за ним силы должны повлиять на Каримова, чтобы он понял: пора уходить.

Кандидатура Азимова могла бы устроить и Каримова, и политическую элиту Узбекистана, а также дать народу надежду на позитивные изменения в стране.

По сравнению с премьером Шавкатом Мирзияевым Азимов – интеллигент, обращаться со своими подчиненными по-хамски он никогда не станет: в нем нет того пренебрежительного отношения к узбекскому народу и он не замарал себя участием в преследовании инакомыслящих или в акциях против оппозиции.

Но при всех его плюсах надо понимать, что Азимов - член команды президента Каримова и один из создателей существующей в Узбекистане системы. В связи с этим у меня есть множество вопросов. Некоторые касаются узбекской валюты: что с ней происходит и кто отвечает за ее нынешнее состояние? Почему не удалось добиться конвертируемости сума? Даже такая простая вещь, как получение денег в банкомате, не работает. Почему люди в Казахстане и Киргизии могут свободно пользоваться банкоматами и получать через них и национальную валюту, и доллары, а в Узбекистане нет ни одного банкомата, где можно получить даже сумы? Почему только избранные предприниматели - всего пять процентов от общего числа - имеют возможность конвертировать свои доходы в валюту, а другие 95 процентов лишены такой возможности?

Конечно, Рустам Азимов прекрасно знает ответы на эти вопросы. Но не он принимает окончательное решение. Он живет среди людей, которые выполняют установки президента, работает в системе, частью которой сам и является.

Но именно это и настораживает. Находясь в этой системе долгое время, он, став президентом, будет опираться на людей, которые были ее звеньями. Что же в таком случае изменится? Власть перейдет из рук одной группы в руки другой в рамках той же системы?

Рустам Азимов, конечно же, обновит ее и подчистит, но новых людей там не будет. Он продолжит работать в той же системе, где угнездились коррупционеры, коррупционные схемы и тому подобное.

Пока нет никаких намеков на то, что он более либеральный руководитель, чем президент Ислам Каримов.

Вот здесь я хочу особо подчеркнуть, что без оппозиции ничего сделать невозможно, и если Рустам Азимов сделает конкретные шаги по демократизации Узбекистана, демократическая оппозиция в лице партии «Бирлик» готова сотрудничать с ним в работе по преобразованию страны. Это условие является для нас главным при решении вопроса о поддержке или сотрудничестве с новым руководством страны: главное - не слова, а конкретные действия по демократизации.

Всем надо понять, что один человек, даже если он президент, не сможет изменить страну, для этого ему нужна команда единомышленников или хотя бы люди, которые хотят осуществлять преобразования в государстве. В окружении Рустама Азимова таких сейчас немного, да и те только и мечтают, что в случае избрания Азимова президентом им достанутся новые посты и новые возможности для личного обогащения. И это в нашей ситуации самое ужасное.

В то же время в Узбекистане есть огромное количество людей, которые хотят участвовать в реформировании страны. Самой первой задачей нового президента должно стать привлечение к управлению страной на местном уровне новых, свежих, не погрязших в коррупции людей. А для этого необходимо децентрализовать систему управления государством и позволить народу самому выбирать своих местных руководителей.

Нами разработан пакет предложений в этом направлении, он включает в себя проекты законов и пошаговые действия по претворению изменений в жизнь. Цель - очищение системы снизу через избрание вызывающих доверие должностных лиц. Районы и города являются самым первым уровнем, где власть имеет дело с людьми. Все остальные уровни - область и республика - имеют дело с субъектами. Поэтому именно в городах и районах, то есть, в муниципальных образованиях, в органах местного самоуправления, надо дать народу возможность выбирать из множества кандидатов своих представителей, которые будут заниматься решением проблем на местном уровне. Никаких назначений хокимов (глав администраций), только выборы. При этом все основные средства и доходы должны быть перенесены в бюджеты местных властей, только они должны распоряжаться всеми средствами и доходами своего города или района. Надо четко отделить коммунальные (местные) и государственные налоги.

Открытые и честные выборы выявят новых людей, так как на местном уровне граждане хорошо знают тех, кто способен принести пользу народу, и выдвинут своих политиков, на которых и должен опираться новый президент в работе по преобразованию страны. При такой реорганизации системы управления промежуточное звено в виде областной администрации станет лишним. Оно должно быть преобразовано в областной совет, куда направляются представители местных органов самоуправления (они же и финансируют работу этого совета и его проекты), в его компетенцию будет входить решение задач только в трех сферах - здравоохранение, транспорт, дороги. Областные органы власти - все эти облфин, облоно, облздрав и так далее - являются рассадниками коррупции, их необходимо ликвидировать. Наша республика достаточно маленькая и она не нуждается в трехступенчатой вертикали власти. Это все - остатки сталинской системы тотального контроля над населением.

Надо заканчивать с практикой назначения никому не подотчетных чиновников.

Подчеркну: новый президент не сможет осуществить положительные преобразования, если в стране не будет демократической оппозиции и независимых средств массовой информации. Независимые СМИ - это мощнейшее оружие в борьбе против коррупции и некомпетентных чиновников.

Однако, с горечью приходится констатировать, вместе с властью деградировало и общество. Для наших граждан взятки, улаживание дел по знакомству, злоупотребление служебными полномочиями и правовой беспредел стали обычным делом. Люди привыкли и не мыслят свое существование без этого. Нам предстоит огромная работа по изменению общества, мышлению граждан и их системы ценностей.

Экономические трудности сказались на психологии населения, узбекские политики и чиновники очень «подешевели», да и простые люди легко продают себя. К узбекам относятся плохо даже братские народы, про рабское положение узбеков в соседних республиках уже не стоит и говорить.

Кто бы ни стал новым президентом после Ислама Каримова, он столкнется с огромным количеством проблем, которые надо решать. На счету каждый день.

Каждый уважающий себя и свою страну человек должен понять и сказать: «Время Ислама Каримова прошло! Каримов должен передать власть! Мы хотим перемен!»

Пулат Ахунов, заместитель председателя оппозиционной партии Узбекистана «Бирлик», бывший Народный депутат СССР (член Межрегиональной Депутатской группы), бывший политзаключенный. Живет в эмиграции.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА