15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Гражданин Узбекистана Юсуп Касымахунов похищен в России

17.12.2012 15:34 msk, Елена Рябинина

Права человека Россия Узбекистан Общество

14 декабря 2012 года в Московской области исчез гражданин Узбекистана Юсуп Касымахунов. Судя по всему, его похитили и вывезли спецслужбы Узбекистана при содействии российских пограничников: Ташкент добивался экстрадиции Касымахунова, но усилиями Страсбургского суда и российских правозащитников официальную экстрадицию удалось остановить. Об опасности, грозящей Касымахунову, были предупреждены российские власти и Аппарат Уполномоченного РФ при Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), однако эти предупреждения не возымели никакого действия: Юсуп исчез и сейчас, видимо, находится в одном из СИЗО Ташкента или Андижана. Подробнее о деле и похищении Юсупа Касымахунова - руководитель программы «Право на убежище» Института прав человека Елена Рябинина.

* * *

14 декабря 2012 г. в Московской области исчез гражданин Узбекистана Юсуп Касымахунов, за четыре дня до этого освобожденный после почти девятилетнего лишения свободы. Узбекские власти с 1999 г. добивались его выдачи по обвинениям в причастности к организации «Хизб ут-Тахрир». Российская сторона санкционировала экстрадицию, полностью проигнорировав нормы национального и международного права, однако принудительное возвращение Касымахунова в Узбекистан в любой форме было приостановлено Страсбургом в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда.

Нет никаких сомнений в том, что исчезновение Касымахунова - это похищение с целью последующей передачи его узбекским властям, которая, скорее всего, уже состоялась.

Этот случай можно назвать беспрецедентным, несмотря на то, что ему предшествовал целый ряд похищений из России искателей убежища, защищенных Страсбургом от выдачи. Насколько нам известно, ни в одном из них властям РФ превентивно не представлялись документы о том, что потенциальное исчезновение заявителя может быть только и исключительно результатом похищения. И ни в одном из предыдущих случаев попытки предотвратить похищение не предпринимались правозащитниками с помощью Аппарата Уполномоченного РФ при ЕСПЧ.

Тот факт, что, несмотря на все это, Касымахунов исчез, означает, что российские власти, и в первую очередь, ФСБ России, в состав которой входит Пограничная служба, открыто и демонстративно пренебрегают и российским законодательством, и международно-правовыми обязательствами РФ.

При таких условиях, единственным местом, где беженцы, требуемые к выдаче, могут не опасаться похищения, становится СИЗО - там за них отвечают власти.

Что же касается очевидных параллелей с делом о похищении Леонида Развозжаева, то нелишне будет отметить и существенную разницу. Если в случае Развозжаева российские спецслужбы действовали на территории суверенного сопредельного государства, то здесь, как и при других аналогичных похищениях с территории РФ, они способствуют игнорированию суверенитета России своими коллегами из стран-союзников по СНГ.

История Юсупа

Уроженец Андижана Юсуп Касымахунов, 15.10.1964 г.р., педагог по образованию, на родине работал в Обществе охраны памятников истории и культуры, позднее стал частным предпринимателем - занялся торговлей текстильными товарами. В 1995 г. он переехал в Россию, где продолжал заниматься тем же мелким бизнесом.

В конце 1999 г. узбекские спецслужбы обвинили его в заговоре с целью захвата власти (ч.4 ст.159 Уголовного кодекса), вменив ему причастность к организации «Хизб ут-Тахрир», и летом 2000 г. направили в Россию запрос о его выдаче (напомним, что в 1999 году в Ташкенте произошла серия взрывов, которые определили дальнейшую репрессивную внутреннюю политику страны - ред.). Тогда, однако, запрос остался без движения, т.к. в РФ эту организацию запретили существенно позднее - в феврале 2003 г.

Через год после ее запрета - 13 февраля 2004 г., - Касымахунова арестовали в Москве, и уже через шесть дней узбекская сторона дополнила обвинение статьей об организации преступного сообщества (ст. 242 УК Узбекистана), поскольку вменявшийся ему ранее заговор с целью захвата власти ненаказуем по российскому законодательству.

В течение первых 1,5 месяцев Юсупа содержали в СИЗО без связи с внешним миром. Зато его там посещали как сотрудники ФСБ, предлагавшие ему признать участие «Хизб ут-Тахрир» в обмен на безопасность жены и новорожденной дочери - гражданок России, так и представители узбекских спецслужб, которые угрожали вывезти их в Узбекистан. Под этим давлением, опасаясь за жену и дочь, он признал, что вступил в «Хизб ут-Тахрир», но только не в Узбекистане, а уже в Москве, в декабре 1996 г. В итоге, в марте 2004 г. ему предъявили обвинение уже в России, а еще через несколько месяцев по аналогичному обвинению арестовали и жену. «Безопасность» восьмимесячной дочери следственные органы «обеспечили» помещением ее в детдом, оформив документы таким образом, что бабушка смогла взять ее на воспитание только по достижении девочкой трехлетнего возраста.

В ноябре 2004 г. приговором Мосгорсуда Касымахунов был осужден на восемь лет лишения свободы в колонии строгого режима по обвинению в причастности к запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир». Позднее этот срок удалось уменьшить на восемь месяцев, исключив из приговора одну из статей УК РФ в связи с изменением состава наказуемых по ней деяний.

После вступления приговора в законную силу Юсуп неоднократно заявлял о том, что пересмотрел свои взгляды и вышел из «Хизб ут-Тахрир». Впоследствии, в многочисленных судебных заседаниях во время экстрадиционной проверки, он объяснял это тем, что раньше даже представить себе не мог, что права человека могут столь настойчиво и последовательно защищать люди, не разделяющие его взглядов, но убедился в этом на собственном примере - что и повлекло изменение его политической позиции.

Отсидел? Экстрадировать!

В июне 2011 г. - за день до окончания срока наказания, - выездная сессия Кольского районного суда Мурманской области на территории колонии, где в это время содержался Юсуп, избрала ему меру пресечения в виде заключения под стражу в связи с возобновлением экстрадиционного дела. В апреле 2011 г. Генпрокуратура РФ вынесла постановление о его выдаче Узбекистану, которое вступило в силу в июле, но не подлежало исполнению из-за приостановки экстрадиции Европейским Судом.

В день «освобождения» после 7 лет и 4 месяцев, проведенных в колониях строго режима сначала Республики Коми, а потом Мурманска и области, он «переехал на новое место жительства» - в СИЗО-1 Мурманска. Переезд, который, как известно, хуже пожара, был тщательно организован: Юсупу не пришлось самому даже нести сумку со своими пожитками - это сделали за него конвоиры, чтобы не снимать наручников с арестанта. Они же озаботились сохранностью справки об освобождении, оформленной ему в колонии, но так и не выданной в тот день на руки - местом ее хранения на ближайшие 1,5 года стала спецчасть следственного изолятора.

Практически одновременно узбекская сторона снова дополнила обвинения, добавив в них еще три статьи - но промахнулась, т.к. ни одна из них по нормам российского законодательства не позволяла вынести решение об экстрадиции. Для этой цели якобы подходило только обвинение в преступном сообществе, однако и тут у Генпрокуратуры возникли проблемы. Дело в том, что аналогичная статья УК РФ, при сходстве ее названия с узбекской, предусматривает наказание за совсем иной состав преступлений, чем тот, который инкриминировался Касымахунову - это нашло подтверждение даже в позиции Академии Генеральной прокуратуры РФ. «Сближение позиций» было достигнуто простым и традиционным способом - как указано в докладной записке и.о.начальника Главного управления международно-правового сотрудничества Генпрокуратуры РФ С.В.Вербина от 18 апреля 2012 г., «с учетом указанной позиции Академии правоохранительными органами Республики Узбекистан предъявленное Касымахунову обвинение было уточнено …». Проще говоря, через восемь лет после предъявления обвинения узбекские следователи дописали в него по просьбе российских прокуроров все, чего тем не хватало, чтобы приравнять вменяемые деяния к соответствующей норме УК РФ. А уже на следующий день - 19 апреля 2012 г., - Генеральная прокуратура Российской Федерации вынесла постановление о выдаче Касымахунова Юсупа Салимахуновича Республике Узбекистан для уголовного преследования по той самой единственной статье 242 узбекского УК, подробно расписав в документе, почему все остальные статьи для экстрадиции не годятся.

О рассмотрении российскими судами жалоб Юсупа и его защитников на это постановление мы уже сообщали ранее. Напомним только, что Верховный Суд в кассационном определении от 18 июля 2012 г. полностью проигнорировал указания своего же Пленума, которые содержатся в его Постановлении №11, вынесенном всего месяцем ранее - 14 июня текущего года. Однако экстрадиция состояться уже не могла, т.к. Европейский Суд указал властям РФ, что Касымахунов не должен быть принудительно передан в Узбекистан до рассмотрения его дела в Страсбурге.

Похищение все же состоялось

В ожидании освобождения по истечении максимально допустимого срока экстрадиционного ареста Юсуп написал два заявления. Первое - на имя своего защитника, о том, что если он вдруг исчезнет в России, а затем обнаружится в Узбекистане, это будет означать, что его похитили и насильно вывезли в страну исхода. Он указал, что возвращаться туда добровольно не намерен ни при каких условиях, зная, что там его ждут пытки и несправедливый суд. Второе - ходатайство в прокуратуру Мурманской области о допуске его защитника ко всей процедуре оформления освобождения, т.к. он опасается похищения и поэтому без защитника из СИЗО не выйдет.


Заявление Юсупа Касымахунова о возможном похищении

10 декабря 2012 г. освобождение Касымахунова под личное поручительство его защитника Елены Рябининой прошло «на высшем уровне» (если это выражение уместно в данном контексте) - в присутствии ее самой, адвокатов Вадима Панфилова (Мурманск) и Сергея Голубка (Санкт-Петербург), двух прокуроров и практически полного состава администрации СИЗО. В тот же день Юсуп вместе с защитником и адвокатом Голубком благополучно вылетел в Москву. На следующий же день он подал в УФМС по Московской области заявление о предоставлении временного убежища в России в связи с риском подвергнуться пыткам на родине и отправился в поселок Вербилки Талдомского района, где для него уже была арендована квартира.

12 декабря Юсуп заметил, что все его передвижения по Вербилкам - в магазины за продуктами и так далее - отслеживают две машины, дежурившие возле дома, где он поселился. Узнав об этом, его защитник сразу же связалась по телефону с сотрудницей Аппарата Уполномоченного России при Европейском Суде (г-на Г.О.Матюшкина) и попросила ее принять все возможные меры к тому, чтобы предупредить возможное похищение. Весь следующий день Юсуп, на всякий случай, не выходил из дому.

Вечером 14 декабря около 23 часов его телефон оказался «временно недоступен». Почувствовав неладное, Кирилл Коротеев и Елена Рябинина - представители Касымахунова по его делу в Страсбурге, - в ту же ночь поехали в Вербилки, предварительно сообщив о своих опасениях сотруднице г-на Матюшкина и узнав от нее, что недавняя просьба о принятии превентивных мер была ею немедленно исполнена.

Дверь в квартиру, где жил Юсуп, оказалась заперта и не повреждена, на лестничной клетке отсутствовали следы какой-либо борьбы, и вообще не было ничего неординарного. В ближайшем отделение полиции представители Касымахунова подали заявление о его безвестном исчезновении и указали, что оно не может быть связано ни с чем, кроме его похищения с целью незаконного вывоза в Узбекистан. Тем не менее, в дежурной части им объяснили, что работа по заявлению начнется только на следующий день - когда начальство определит исполнителя, который этим займется.

Утром 15 декабря представители Касымахунова узнали от хозяйки квартиры, что накануне он звонил ей около 13.20 - просил плоскогубцы и отвертку для мелкого ремонта в квартире и узнавал, куда можно вынести мусор, скопившийся у него за пару дней на новом месте. Она предложила Юсупу подойти за инструментами к ее подъезду в соседнем доме, предварительно позвонив по телефону. Он так и не позвонил.

В квартире все выглядело вполне буднично: папка с документами и Коран на полке в серванте, мусульманский молитвенный коврик на стуле, заполненный продуктами холодильник и никаких следов чего-либо чрезвычайного - даже свет горел в ванной комнате. Все было так, будто обитатель квартиры вышел на несколько минут, а пустое мусорное ведро подсказывало, что он, возможно, пошел вынести мусор. Вещи и документы - на месте, среди них отсутствовали только верхняя одежда и те из документов, которые Юсупу было рекомендовано всегда держать при себе.

Позднее стало известно, что машины, обеспокоившие Юсупа, утром 14 декабря еще стояли возле дома, а в середине дня их там уже не было.

Между тем, вечером 14-го и в ночь на 15 декабря из московских аэропортов вылетели три рейса в Ташкент и один в Андижан. Андижанский рейс и один из ташкентских выполняла авиакомпания «Узбекистон Хаво Йулари». К слову, в 2006 году ее самолетом был незаконно вывезен в Узбекистан Рустам Муминов, а 2 ноября текущего года ее же рейсом «покинул территорию РФ» Азаматжон Эрмаков, исчезнувший после освобождения утром того же дня из-под стражи в Нижнем Новгороде.

Учитывая все изложенное, защитники и представители Касымахунова не сомневаются в том, что он уже находится под стражей либо в ташкентском, либо в андижанском СИЗО.

Елена Рябинина, руководитель программы «Право на убежище» Института прав человека

Международное информационное агентство «Фергана»