12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: «Чтобы попасть в анклав Сох, нужно умереть»

В то время как граница между Узбекистаном и Кыргызстаном в Ферганской долине продолжает оставаться заблокированной с двух сторон, жители двух республик вынуждены как-то справляться с данной ситуацией и решать свои ежедневные жизненные проблемы. Это и обеспечение продуктами, и ритуальные нужды, и торговля.

Читатели «Ферганы» и добровольные информаторы рассказывают о том, как они существуют в условиях приграничной блокады. Выясняется, что, несмотря на межгосударственные трения на самом высоком уровне и практическую недоговороспособность правительств двух стран, местные власти, пограничники и бизнесмены легко договариваются между собой в самых экстремальных условиях. Оказывается, за последние двадцать лет люди привыкли выживать в приграничной местности вопреки любой политической конъюнктуре...

По неподтвержденным из альтернативных источников данным, 23 января в селе Хушьяр, расположенном на территории анклава Сох (островок Узбекистана на территории Кыргызстана) хоронили 70-летнего мужчину по имени Уктамжон. О том, как проходили похороны, на своей странице в Фейсбуке рассказывает журналист из Узбекистана Бахадыр Элебаев.

«Уктам-ака умер в Ферганской больнице, и чтобы его похоронить, его тело нужно было отправить на родину - в Сох, - рассказывают жители узбекского городка Риштана. - Поиски вариантов отправки тела на родину и объяснения с пограничниками продолжались целый день. В конце концов киргизские военные подошли к пограничному участку в округе Риштана, забрали тело покойного и сами доставили до границы с узбекским анклавом Сох. Оттуда уже его родственники сами забрали тело в село Хушьяр. Похоронили где-то в 17 часов. Значит, кыргызы нас пропустят, только если мы умрем», - заключают остающиеся в Риштане сохцы.


Так выглядят анклавы Ферганской долины на современных узбекских картах

Говорит жительница городка Кадамжай (Кыргызстан):

«Я живу в селе Кадамжай, который граничит с Узбекистаном. С той же стороны находится узбекское село Вуадиль. С другой стороны от Кадамжая находится узбекский эксклав Шахимардан, за которым киргизский маленький кишлак Кара-Шура, то есть чтобы попасть в кишлак, надо пересечь Шахимардан - или сделать огромный круг. В зимнее время дорогу совсем заметает, и в кишлак вообще не попадешь...

После событий 5-7 января все дороги были перекрыты обеими сторонами: киргизские пограничники закрыли свои, узбеки – свои. Люди в Шахимардане и Кара-Шуре оказались оторванными от общества. Шахимардан заблокирован со всех сторон: чтобы из него попасть в Узбекистан, нужно пересечь Кадамжай. Все в тупике: и наши, и узбеки. Но наши власти полторы недели назад на вертолете доставили в кишлак ГСМ и продукты. А Шахимардану не помогает никто, и у них продукты заканчиваются.

Как говорится, кому война, а кому заработок. Люди из киргизских домов, что граничат с Шахимарданом, начинают пользоваться своим положением и предлагают желающим за огромные суммы помочь перебраться в Узбекистан. Киргизские пограничники везут в Шахимардан продукты и продают их за бешеные деньги.

Кроме того, возникли сложности с доставкой людей на рабочие места. При СССР люди из Узбекистана работали на Кадамжайском сурьмяном комбинате. Продолжали они это делать, даже когда Союз распался. Да, они каждый день пересекали границы. А сейчас не могут попасть на работу! Мне тоже, чтобы попасть на работу, надо пересечь Шахимардан, стоит это невероятно дорого, около 700 сомов, каждый день платить такие деньги нереально. Пока сижу дома.

Очень тяжело жителям Шахимардана приходится. Промышленности у них нет, работать негде, чтобы вести хозяйство, нет земли, вот они и вынуждены наниматься к киргизам на работу за малую плату. Но пока они лишены даже этого.

Поговаривают, что Каримов не намерен открывать границы. Он и так все перекрыл после ошских событий, но мы хоть через Шахимардан могли ездить. Теперь, если нам надо попасть в Ош, то приходится ехать длинной и недостроенной объездной горной дорогой...»

«Народу очень тяжело. И он скоро будет на грани, потому что озлоблен: мы с 5 января ждем открытия границ, а ведь уже 23 января. Радует, что аксакалы хорошо работают с населением, не думаю, что у нас может повториться ситуация, как в Сохе».


А на некоторых картах времен СССР никакого анклава Сох нет, его территория слита с Узбекистаном...

«Из Риштана в Сох и из Ферганы в Шахимардан проехать можно. Только, если у вас есть знакомый таксист, а у него, в свою очередь, есть знакомые пограничники. Раньше тоже можно было заплатить деньги таксисту и он провез бы чёрта лысого, а не только местного жителя без документов или иностранного туриста без визы. Потому что у них как и было все схвачено, так и осталось. Только сегодня расценки увеличились, и значительно...», - рассказывает житель Шахимардана, работающий в Фергане торговцем на рынке.

«Однако местным беднякам от этого не легче. У них денег, чтобы заплатить таксисту, нету. Вот и идут они пешком через горы, в обход дорог, на которых установлены блок-посты. В горах тоже можно нарваться на пограничника, но это случается реже. Да и не было установлено в горах за последние двадцать лет никаких опознавательных знаков. Там — тишина и спокойствие, как для местных жителей, так и для террористов, для контрабандистов, для угонщиков скота... Границы у нас существуют только на дорогах, а горы, как и раньше при Советском Союз, общие...»

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА