11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Письма читателей: Рад бы за рубеж, да виза не пускает...

О том, что вопреки конституции Узбекистана граждане республики не могут свободно выезжать за рубеж, мы уже писали. Каждый желающий совершить заграничную поездку обязан получить своего рода выездную визу - разрешительный стикер, который вклеивают в паспорт. Не удивительно, что получение стикера сопряжено со сбором справок и затратами времени и денег, а действует он всего два года - закончится срок, и надо получать по новой. Несмотря на то, что разрешение должны выдавать за две недели, на практике процедура затягивается на более долгий срок. И вовсе не факт, что заветный стикер будет получен: законом установлено несколько оснований, препятствующих этому, а чиновники на местах неофициально добавляют еще и свои.

Писали мы и о том, что Комитет по правам человека Организации Объединенных Наций уже дважды — в 2005 и 2010 годах - рекомендовал правительству Узбекистана отменить выездные визы, настаивая на том, что паспорт гражданина Узбекистана совмещает в себе функции и внутреннего, и заграничного паспорта. Но правительство этой страны рекомендации ООН игнорирует, а граждане мыкаются по кабинетам.

Некоторые из них - зачастую это известные правозащитники, журналисты, и даже художники с мировым именем — вообще не могут получить стикер. Причем власти не отказывают официально, но и не называют никакой объективной причины для задержки. А в последнее время «Фергана» стала получать все больше писем и от простых узбекистанцев, которые жалуются на то, что документы на выезд выдаются чрезвычайно долго.

«Я получала стикер два раза, и не без трудностей. Если сидеть и ждать, когда же тебе его выдадут, то все сроки пройдут. Я один раз даже поездку пропустила из за этого, - рассказывает гражданка Узбекистана Фатима (имя изменено). Отвечая на вопрос, не считает ли она, что затягивание выдачи документов — это вымогательство взятки, Фатима говорит, что задержку мотивируют проверкой «там», имея в виду всесильную Службу национальной безопасности Узбекистана (СНБ). «Говорят, что оттуда поздно приходят документы. Однако же, если подсуетиться, то можно получить намного раньше. Не могу сказать, что у меня вымогали. Просто просила ускорить, а потом, как говорится, благодарила...»

Официально этот документ (стикер) называется «разрешительная запись на выезд заграницу гражданам Узбекистана». Также и ведомство, которое занимается этим вопросом Управление въезда, выезда и оформления гражданства при МВД Республики Узбекистан. Но все по старинке называют его ОВИРом, а стикер - «овировской визой».


Фото со страницы UzbekistanDemotivators

Гражданина Узбекистана А. (имя не разглашается из соображений безопасности) смущает само наличие такого дополнительного документа. Кроме того, в практике его применения много несуразностей. «На стикере пишут, что он действителен для выезда во все страны, но когда заполняешь анкету на его получение - надо непременно указывать страну, куда собираешься выехать. А как можно предусмотреть, куда ты выедешь в предстоящие два года? Кроме того, почему надо указывать одну цель поездки? За два-то года может случиться и служебная командировка, и турпоездка...»

А. не понимает, почему из отведенных на оформление стикера 15 рабочих дней большее время документы находятся на проверках «в соответствующих структурах». «Что они там так долго рассматривают? По моему разумению, если человек не значится в списках лиц, разыскиваемых за совершение преступлений, или лиц с непогашенной судимостью, или с не выплаченными обязательствами, то все равно нечего задерживать документы: проверил по компьютеру – и выдал согласие». Однако так не бывает. А задержать выдачу визы могут также и вовсе по самой примитивной причине – из-за отсутствия самих стикеров, бумажных наклеек.

Зачем, спрашивают наши читатели, в анкете надо указывать всех близких родственников, даже умерших? «Виза-то оформляется индивидуально, и мы не несем никакой юридической ответственности на за каких родственников, кроме несовершеннолетних детей», - справедливо вопрошает А.

«Самое интересное, что виза действительна не с того момента, как вам выдадут ваш паспорт со стикером, а с момента подачи вашего заявления. Если вы подали заявление 1-го мая 2012 года, а получили визу, скажем, 1-го июня, то она у вас будет действительна лишь до 1-го мая 2014 года, и, таким образом, вы в лучшем случае теряете целый месяц свободного передвижения по миру. Почему бы в заявлении не указывать, например, дату, с какого числа вам нужна виза, как это делается в визовых анкетах в некоторых посольствах? Или почему госорганы не проставляют дату начала действия визы с момента ее выдачи?» - пишет наш читатель.

Читатели упоминают еще одно странное нововведение. «С недавних пор у нас ввели репрессивные меры в отношении женщин моложе 35 лет. Чтобы получить стикер, они должны принести нотариально заверенное разрешение на выезд от родителей и от мужа, если таковой имеется, и придти с ними же на собеседование к начальнику ОВИРа. Хотя данная мера полностью противоречит действующему законодательству, по которому совершеннолетие наступает в 18 лет. Объясняют это тем, что якобы эта мера призвана спасти молодую женщину от зарубежного рабства».

«Лично я не верю, что правительство Узбекистана когда-нибудь отменит выездную визу, - сетует А. - Во-первых, это неиссякаемый источник финансового пополнения казны: пошлина за визу составляет половину минимальной зарплаты, на данный момент это более 35 тыс. сумов (17,5$ - по официальному курсу, 12$ - по «черному»). Во-вторых, это мера контроля над гражданами и давления на граждан. Вот, мол, мы все про вас знаем, мы можем вам что-то разрешить, а можем и запретить. И особенно неприятно то, что отказ невозможно оспорить в судебном порядке , а никакие объяснения спецслужбы выдавать не обязаны. Значит - все мы «под колпаком...».

Визу на выезд обязаны получать не только граждане Узбекистана, но и иностранцы, имеющие в этой стране вид на жительство. Еще одна наша читательница, назовем ее Ирина, вот уже 12 лет с мужем и тремя детьми живет в Европе. «Каждый раз, когда я еду к родственникам в один из областных центров Узбекистана, меня мучает один и тот же вопрос: успею ли я вовремя получить разрешение на выезд? Обратный билет покупаю всегда с запасом в целый месяц, потому что за три недели ничего не получишь. А в этот раз жду ответа уже третий месяц! Обратный билет уже недействителен. Когда дадут разрешение, буду покупать новый».

Каждый раз, когда Ирина приходит в ОВИР, она получает от сотрудника один и тот же ответ: «Приходите завтра». «Он говорит, что они вправе затянуть этот процесс на шесть месяцев! А когда я пожаловалась начальнику ОВИРА, он объявил, что они ждут ответа из столицы — когда в Ташкенте решат, тогда и получишь. А если не решат?..».

Сейчас Ирина уже не знает, где искать правду, и намерена обратиться с жалобой в ООН и ОБСЕ. Впрочем, у нее нет больших надежд на то, что ей все же удастся получить визу в ближайшее время...

* * *

Редакция «Ферганы» по традиции просит читателей прокомментировать данную тему. Сделать это можно здесь.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА