23 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Кому нужно это образование на узбекском языке?

13.02.2013 00:03 msk, Екатерина Иващенко

Кыргызстан Права человека Узбекистан Общество

Трагически события июня 2010 года на юге Кыргызстана привели не только к массовому привлечению этнических узбеков к уголовной ответственности, но и к «выдавливанию» из Кыргызстана всего узбекского. Узбекоязычные СМИ были закрыты, Ошский киргизско-узбекский университет срочно переименован в Киргизский государственный социальный университет, обучение на узбекском языке там было отменено. Частный университет Дружбы народов имени А.Батырова (второй университет с узбекским языком обучения) был полностью сожжен во время конфликта.

После того как вузов с узбекским языком обучения в Кыргызстане не осталось, начали перепрофилировать и узбекоязычные школы, заменяя язык преподавания на русский или киргизский.

А теперь отменили Общереспубликанское тестирование (ОРТ) на узбекском языке. С этого года выпускники узбекских школ, которых, по данным Министерства образования Кыргызстана, около 110 тысяч, могут сдать ОРТ только на киргизском или русском языках. Заметим, что ОРТ - обязательный экзамен для всех абитуриентов, идут ли они на бюджетное отделение или собираются учиться на контрактной основе.

Министерство образования: «Перевод на киргизский язык делается по желанию родителей»

Как рассказала «Фергане» пресс-секретарь Министерства образования Керез Жукеева, уже двенадцатый год зачисление в вузы Кыргызстана происходит по результатам ОРТ. Причем если раньше ОРТ было необходимо только для зачисления на бюджетные места, то с прошлого года ОРТ необходимо сдать и для зачисления на контрактное обучение, вне зависимости от того, частный или государственный вуз выберет абитуриент.

«В этом году не предусматривается проведение ОРТ на узбекском языке. Это связано с тем, что получение в Кыргызстане среднего и высшего профессионального образования проводится на государственном и русском языках. Узбекских вузов у нас нет. Сейчас в стране 91 школа только с узбекским языком обучения, еще 136 с узбекским и другим языком обучения. В 2012-2013 учебном году по Ошской области семь школ были по желанию родителей переведены с узбекского на киргизский или киргизско-русский вариант обучения. В Джалал-Абадской области в одной узбекской школе открыли четыре класса с киргизским языком обучения. При этом учитывалось желание самих родителей», - рассказала Жукеева. Пресс-секретарь добавила, что в прошлом году из 55 тысяч выпускников узбекских школ только 2 тысячи выбрали сдавать ОРТ на узбекском языке. «Это тоже рождает неудобство и расходы со стороны Центра оценки в образовании и методов обучения (ЦООМО), так как мы заказчики теста, а они исполнители, и они говорят, что ОРТ на узбекском, при таком малом количестве желающих, - это еще и лишние расходы».

На вопрос, как узнали мнение родителей (проводился ли опрос или анкетирование), пресс-секретарь Министерства образования ответила, что родители сами обращались в Минобраз и в РайОНО, чтобы их детей перевели в школы с киргизским или русским языком обучения. «Однако учитывая, что перевод из одной школы в другую вызывает дискомфорт для ребенка, мы оставляли детей в их школе, где они с первого класса учились, и переводили сразу всю школу на другой язык. Подчеркну, что выпускные экзамены в узбекских школах будут проводиться на узбекском языке», - объяснила К.Жукеева.

По ее словам, с 2012-2013 учебного года увеличилось количество часов преподавания киргизского языка в узбекских, русских и таджикских школах (по данным Минобраза, таджикских школ семь): в 1-4 классах по 2 часа киргизского, в 5-6 классах - по 3 часа, в 7-8 классах по 2 часа, в 9-11 классах - по 3 часа.

У «Ферганы» были еще вопросы, но ответы на них требовали участия специалистов, и пресс-секретарь попросила направить письменный запрос. Мы приводим наши вопросы и ответы Министерства.

«Фергана»: Когда и на основании какого законодательного акта отменили ОРТ на узбекском языке?

Министерство образования Кыргызстана: На основании договора с ЦООМО по положению об общереспубликанском тестировании абитуриентов для тестирования используются тесты двух видов: основной тест и предметные тесты, которые составляются на киргизском и русском языках.

- Сколько всего школ в Кыргызстане (с указанием языков обучения)?

- В Кыргызстане 2205 общеобразовательных школ. Из них с киргизским языком обучения – 1424, с русским языком обучения - 203, с узбекским языком обучения - 91, с таджикским языком обучения - 3. Смешанные школы (с параллельным языком обучения) - 484.

- Сколько выпускников узбекских школ ожидается в текущем году?

- Из 226 школ (куда входят школы с узбекским языком обучения и с узбекским как параллельным языком обучения) - 107.998 выпускника.

По данным Азизы Абдирасуловой, ошский Горкенеш (совет) обсуждал возможность перевода еще 14 узбекских школ города Ош на киргигзский язык обучения в 2013-2014 учебном году. В Министерстве образования ответили, что им об этом ничего не известно.
- Сколько узбекских школ в текущем году планируют перевести на другой язык обучения?

- Во время учебного процесса перевод с одного языка преподавания на другой не проводится. Перевод осуществляется в начале учебного года.

- Как происходит перевод школы с одного языка обучения на другой? Что происходит с учителями? По каким учебникам начинают обучаться дети?

- При переходе с одного языка обучения на другой учителя проходят переквалификацию и остаются преподавать в этой школе. Дети обучаются по учебникам, тиражированным в Кыргызстане по единому стандарту.

- По каким учебникам учат в узбекских школах? На каком они языке и когда были изданы?

- В Кыргызстане дети в узбекских школах учатся по переведенным учебникам. Перевод на узбекский язык на кириллице осуществляется в центре адаптации при Киргизско-Узбекском университете. В текущем году на узбекском языке были тиражированы учебники 14 наименований тиражом 144 тысяч (Минобраз не уточнил, общий ли это тираж или тираж каждого наименования - ред.). Книги обновляются каждые 6-7 лет. Школы с узбекским языком обучения не могут перейти на латиницу (как в Узбекистане - ред.), так как в Кыргызстане документооборот проводится на кириллице.

Правозащитники: В узбекских школах не хватало учебников и учителей

9 октября 2012 года Центр по защите прав человека «Кылым шамы» и Общественный фонд «Закон и порядок» провели мониторинг в семи школах Ноокатского района Ошской области, которые с начала учебного 2012-2013 года перешли с узбекского языка обучения на киргизский. В этих школах учатся 3.252 ребенка.

Мониторинг показал, что в школе им.Абдулла Кодирий из 23 учителей - девять киргизской национальности, остальные - этнические узбеки. Несмотря на переход на киргизский язык обучения, ни один преподаватель не был уволен, никто не уволился сам. Однако, как отметил директор школы Мадаминжан Зайлабидинов, необходимо организовать курсы для преподавателей узбекской национальности по повышению квалификации.

В школе им.Абдуллаева после перехода на киргизский язык обучения учителя отметили, что на 70-75% решена проблема учебников; на 95% решена проблема недостатки учителей. Однако учителя говорили, что необходимо срочно организовать подготовительные курсы для учителей узбекской национальности. Не хватало учебников по математике, киргизскому языку, русскому языку для 1-4 класса и русскому языку, литературе, математике для старшеклассников.

Завуч этой школы Элмира Кубаталы кызы заметила, что «раньше они использовали учебники старого издательства, в связи с чем обучение не соответствовало общереспубликанской программе, поэтому ученики не могли показать себя на олимпиадах или сдать ОРТ на высокий балл».

Заместитель заведующего Ноокатского районного отделения народного образования (РайОНО) Абдумиталип Паязов рассказал группе мониторинга, почему возникла необходимость перевода узбекских школ на киргизский язык обучения: «Обеспечение учебниками узбекских школ не проводилось, книги не издавались, - учебниками школы были обеспечены на 23%. 40% учителей в этих школах комплектовалось из числа учителей киргизской национальности. В таких условиях, без учителей и учебников, невозможно было обеспечить полноценное образование учеников на узбекском языке. В последнее время выпускники этих школ не поступали в ВУЗы. У нас была практика в школе им.Абдуллаева. В 2012 году школа выпустила первый киргизский класс, в котором обучались ученики узбекской национальности. Трое из этих ребят поступили в вузы. По-моему, именно этот факт послужил толчком для родителей, которые хотели, чтобы их дети получили полноценное образование».

Мониторинговая группа пришла к выводу, что государство не обеспечивало учеников узбекских школ полноценным образованием, необходимые учебники не издавались, преподавательский состав не был укомплектован. Программа для узбекских школ не была приведена в соответствие с программой для школ с киргизским языком обучения.

Не сумев обеспечить детям-узбекам условия для обучения на родном языке, государство приняло решение о переходе на киргизский язык обучения с целью предоставления полноценных знаний. Авторы мониторинга подчеркивают: необходимость перехода на киргизский язык обучения не связана с событиями июня 2010 года.

А.Абдирасулова: «Узбекский язык не предусмотрен школьной программой»

Между тем разговор «Ферганы» с членом мониторинговой группы и главой «Кылым-Шамы» Азизой Абдирасуловой показал совсем другую картину с положением дел в узбекских школах, нежели это предоставило министерство образования. Азиза Абдирасулова отметила, что переход узбекских школ на киргизский язык обучения можно назвать «добровольно-принудительным».

Как рассказал «Фергане» учитель одной из ошских школ на условиях анонимности, новость об отмене тестирования на узбекском была воспринята негативно. «Получается, что таким образом узбекских выпускников отсекли от получения высшего образования. Естественно, что представители узбекского меньшинства возмущаются, но не в открытую, потому что боятся». Преподаватель также отметил, что в узбекских школах начали сокращать часы узбекского языка и заменять его киргизским. А «желание родителей» о переходе школы с узбекского на другой язык обучения является следствием «обработки родителей».

«Не могу сказать, что все переведенные школы на 100 процентов обеспечены учебниками. Некоторые преподаватели делают ксерокопии уроков из учебников на узбекском языке, переводят и так обучают детей. Кроме того, на руководящие посты в узбекских школах стали ставить представителей титульной национальности. А в русскоязычных школах приказано все стенды, документацию вести не на двух языках, как это положено согласно Конституции, а только на киргизском», - рассказал учитель.
«У представителей узбекской национальности, не только на юге, а по всему Кыргызстану нет другого выхода, как перейти на киргизский язык обучения. Все потому, что за годы независимости не выпускались новые учебники для узбекских школ, не подготавливались учителя. Это означает, что дети узбеков не получают качественное образование, не могут поступить в вузы и, соответственно, не занимают посты», - считает Абдирасулова.

Ответственность за это, по мнению правозащитницы, несет именно государство. Если раньше школы принудительно готовили к переходу на другой язык обучения, то после июня 2010 года они добровольно захотели поменять язык обучения: узбеки хотели знать киргизский язык и говорить без акцента. «Пилотный проект был запущен в Ноокатском районе, - говорит Абдирасулова. - Теперь родители и дальше будут просить о переводе школ на другой язык обучения. Признаюсь, я и сама думала, что такой переход спровоцировали именно июньские события, но когда я лично провела мониторинг, то поняла, что это был необратимый процесс, через 5-10 лет мы бы все равно пришли к этому. Просто события 2010 года его ускорили».

«Это такая долгосрочная коварная программа политического характера. Родителей вынуждают просить о переводе школ на другой язык обучения, чтобы дети могли получить высшее образование. Скажу вам честно, будь я узбечкой, в такой ситуации я бы первой отдала всех своих пятерых детей в школу с другим языком обучения, чтобы потом они смогли поступить в вуз. Именно ради их будущего я бы сделала такой выбор», - сказала Абдирасулова.

Однако не все так однозначно. «Исчезновение» узбекских школ ляжет пятном на репутации Кыргызстана в мировом сообществе, считает правозащитница. «Но наши власти ответят, что об этом просили сами родители, - говорит Абдирасулова. - Тем более, что это будет удобно и с экономической точки зрения: не надо выпускать учебники на узбекском языке, подготавливать учителей, проводить ОРТ. Возможно, высказывать недовольство будут компактно проживающие узбеки, но и те - не открыто».

«С точки зрения правозащитника могу сказать, что Кыргызстан как участник многих международных договоров о гражданских правах (согласно которым в стране не должно быть никакой дискриминации), такими действиями как раз нарушает все эти договора. И началось это задолго до июньских событий. Государство не выполняет обязательства по сохранению культуры и языка нацменьшинств, не предоставляет им качественного образования на родном языке. У нас же не только узбекские школы, у нас и таджикские, и одна дунганская была. Ее потом сделали русской. Немаловажно, что в начале и в этой, ставшей русской, школе, и в таджикских школах преподавали родные языки, то есть дунганский и таджикский, а потом их убрали из программы. В одной из пилотных школ (не буду говорить название), уже ставшей киргизской, учителя заключили негласный договор оставить два часа в неделю узбекского языка (правда, за счет русского), Но, думаю, постепенно и это отменят, потому что в программе Министерства образования преподавание узбекского языка в школах с другим языком обучения не предусмотрено».

В сложившейся ситуации Абдирасулова не видит необходимости проводить ОРТ на узбекском языке: «Даже если и будут проводить ОРТ на узбекском, мало кто из узбекского меньшинства сможет поступить в вузы, потому что дети-узбеки не получили качественного образования. Для них уже созданы такие условия, что на каком бы языке они ни сдавали ОРТ, они не попадут в вузы».

Отвечая на вопрос, что выявил мониторинг в отношении обеспечения узбекских школ учебниками, Азиза Абдирасулова ответила: «Начну с примера. Например, в узбекской школе три десятых класса - и всего один учебник по истории. И вот стоит учительница и переписывает его на доску, дети переписывают с доски, а потом пересказывают. И учебник времен СССР! В такой ситуации я бы не стала возмущаться, что такую школу хотят перевести на другой язык обучения».

«Почему сложилась такая ситуация с учебниками? Да, Минобраз ответил вам, что учебники обновляются, но это обновление происходит не за счет госбюджета, а за счет грантов, и часто новые учебники не стыкуются с общей киргизской программой. Получается, что в школах с киргизским и узбекским языком обучения разные программы. Ребят из узбекских школ, кто хорошо учится, отправляют на олимпиады, и когда они получают там задания, выясняется, что они даже тему эту не проходили. При СССР разрабатывалась единая учебная программа, учебники создавались в Москве, потом их переводили и распространяли по государствам. После развала Союза это взаимодействие развалилось. В кыргызстанских школах с узбекским языком обучения дети до сих пор занимаются по учебникам, которые дал нам Узбекистан еще в 1990-е годы. Это смешно, когда дети в узбекских школах на вопрос, кто у нас президент, отвечают «Каримов», но ведь в их учебниках так и написано», - говорит Абдирасулова.

Аналогичная проблема с кадровым составом узбекских школ. Как рассказала Азиза Абдирасулова, старшее поколение учителей обучалось в Ташкенте, Андижане, а потом приезжало работать в школы Киргизии. «А сейчас во всем Кыргызстане нет ни одного узбекского вуза, поэтому даже если эти учителя захотят повысить квалификацию, то им негде будет это сделать».

«В данном случае обвинять можно только государство, которое не заботиться о своих гражданах. Меня беспокоит, что в «переведенных школах» убирают родные языки обучения. Все-таки я бы посоветовала не поступать так радикально, а дала бы ученикам возможность изучать некоторые предметы на родном языке: узбекский язык и узбекскую литературу, или таджикский, или дунганский, чтобы дети знали родной язык и культуру своего народа. Кыргызстан сразу бы разрешил две проблемы: снизил внутренний протест среди национальных меньшинств в связи с переводом школ - и в глазах мирового сообщества выглядел бы более прилично», - заключила Азиза Абдирасулова.

* * *

Отмена тестирования на узбекском языке - вопрос неоднозначный. С одной стороны, зачем нужно тестирование для абитуриентов на узбекском языке, если нет вуза, где бы на этом языке преподавали? С другой стороны, отмена тестирования ускоряет перевод школ с узбекским языком обучения на другие языки: если нет экзамена, то подготовка к нему представляется бесполезной тратой учебного времени.

Корень проблемы - в невозможности получить сегодня в Кыргызстане нормальное образование на узбекском языке, будь то школьное или высшее. Сегодняшние выпускники узбекских классов с большим трудом могут сдавать ОРТ на киргизском, - а значит, они пока отрезаны от высшего образования. Но и раньше, сдавая ОРТ на узбекском, они редко попадали в вузы: подготовка в школах с узбекским языком оказывалась слабее, чем в киргизских школах, да и шла по другим программам.

Узбекское меньшинство в Кыргызстане сегодня поставлено перед выбором: или возможность высшего образования для детей (ценой перехода на киргизский язык обучения), или сохранение своего языка и культуры - но ценой отказа от более качественного образования. Это несправедливый выбор, который, вообще-то, противоречит Конституции Кыргызстана.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»

 


РЕКЛАМА