16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

«Семь миллионов бенефициаров», или О чем не спросили у Гульнары Каримовой швейцарские журналисты?

Интервью Гульнары Каримовой, появившееся в швейцарском экономическом еженедельнике Bilan.Ch в конце прошедшей недели, было перепечатано практически всеми «неофициальными» интернет-изданиями Республики Узбекистан, включая Газету.Уз, Anons.uz, 12news.uz и Uzmetronom, а также несколькими зарубежными сайтами. Неужели «узбекская принцесса» наконец-то открыла читателям какие-то тайны или просто явила чудеса искренности? К сожалению, этого не произошло. Несмотря на то, что в этот раз Гульнара впервые затронула тему МТС и Telia Sonera, никаких откровений в ее словах не прозвучало. Более того, ее попытки оправдаться кажутся удивительно искусственными и противоречивыми. Так малое дитя, у которого губы вымазаны шоколадом, твердит, что никаких конфет оно не трогало...

Каждая из местных перепечаток этого «европейского» интервью озаглавлена таким образом, чтобы усилить эффект оправдания: «Оппоненты воспользовались ситуацией», «Издержки публичности», «Каримова выразила свое отношение к скандальным слухам»... В то же время сам текст абсолютно лишен какой-либо исповедальности. Зато неточностей, передергиваний, подмен и откровенной дезинформации в нем - сколько угодно. Давайте почитаем его внимательно.


Скриншот публикации в журнале Bilan. Мы цитируем статью в переводе Газеты.Уз - на наш взгляд, наиболее качественном и полном. Прямая речь Гульнары Каримовой выделена жирным шрифтом.

Как выяснилось, Гульнара Каримова «долгое время не хотела говорить на эту тему», но она думает, что сегодня «настал момент прояснить ситуацию». Как же она ее «проясняет»? Монолог начинается с расплывчатого обвинения компании МТС в том, к чему она фактически не имеет никакого отношения.

«МТС — это крупная компания, ведущая агрессивную политику. У нее уже имелся неутешительный опыт, в частности, в Кыргызстане, Туркменистане и Индии». Не станем спорить с утверждением о «неутешительном» (в другом переводе - «печальном») опыте МТС вообще — ведь оно слишком туманно, но отметим одно: в Кыргызстане эта компания никогда не присутствовала и не работала. Нет у нее там активов и сегодня.

Пресс-служба компании МТС в Москве отказалась комментировать заявления Гульнары Каримовой, прозвучавшие в интервью швейцарской газете Bilan.
«Не удивительно, что она продолжила эту стратегию коммерческой войны в Узбекистане». О какой именно «воинственности» МТС идет речь? Нет ответа. Но журналисты почему-то и не просят Гульнару расшифровать эту фразу.

«Бехзода Ахмедова я знаю давно, еще с университета в Ташкенте. С этого периода я также близко знала его сестру, маму и отца. Он использовал этот момент, чтобы сформировать имидж неприкасаемого в Ташкенте. В рамках своего клана он сыграл свою политическую роль и занял значимую позицию в экономике страны. Впоследствии нам стало известно, что он использовал специальные программы биллинга, снимающие средства со счетов абонентов. Попытки решения проблемы натолкнулись на непорядочность, демонстрируемую компанией МТС. И я полагаю, что побег Бехзода Ахмедова из Узбекистана имеет более глубокие корни, чем просто телекоммуникации», - говорит Гульнара, а журналист швейцарской газеты молчит. Почему он не задает вопрос о том, что значил Бехзод Ахмедов в окружении Каримовой? По каким причинам именно он остался главой компании «Уздунробита» после того, как она была продана МТС? Не сама ли Гульнара Каримова порекомендовала Бехзода Ахмедова основному владельцу МТС Владимиру Евтушенкову? Как случилось так, что почти десять лет Ахмедов возглавлял компанию, и только сейчас его покровительнице стало известно о его «махинациях»?

Далее. В материалах Генеральной прокуратуры Узбекистана ничего не говорится о «биллинговых программах». Ахмедов и другие руководители компании «Уздунробита» обвинены в неуплате налогов, закупке оборудования по завышенным ценам, в чем угодно, но вовсе не в обмане клиентов. Спрашивается: почему Гульнара Каримова не донесла на «биллинговые» преступления Ахмедова, если ей о них так хорошо известно? И вообще: не устроить ли этим двоим очную ставку?

«Это дело в последующем получило огласку в Москве, Швейцарии и Швеции. Оппоненты воспользовались ситуацией, чтобы связать его с моим именем. Дело приняло широкий оборот, когда в e-mail бывших менеджеров TeliaSonera оказалось, что якобы переговоры по вопросу вхождения на рынок Узбекистана проходили через контакты, связанные с моей сестрой, и также Бехзод Ахмедов якобы действовал как мой представитель...».

«Бедная, несчастная девушка. Нелегкая жизнь в королевской семье. Вокруг только зависть и злоба, палки в колеса. Пушистая невинность стала жертвой злобных журналистов, очернивших ее пушистый лик...» (Из обсуждения интервью Гульнары Каримовой на Фейсбуке)
Так-так, постойте. Как такие «оппоненты»? Огласите весь список, пожалуйста! А о сестре можно поподробнее? Конкуренция - если не сказать «война» - двух сестер слишком на слуху. И, разумеется, Гульнара не могла не использовать такой удобный момент, чтобы перевести стрелки...

«Я не впервые сталкиваюсь с такого рода нападками. Они уже имели место в 2011 году в ходе Недели Моды в Нью-Йорке и по поводу моего избрания coпредседателем на вечере «Cinema Against AIDS» («Кино против СПИДа») в Каннах в мае 2010 года, а также в ходе презентации моей коллекции ювелирных изделий на ярмарке Basel World».

Конечно, на Гульнару все время нападают. Почему бы не уточнить — кто именно? Во время Нью-Йоркской Недели моды это были сами организаторы шоу-показа, встревоженные выступлениями международных правозащитников и не пустившие Guli на подиум. Против ее участия в благотворительном вечере «Кино против СПИДа» выступал не бог весть кто, а авторитетная международная организация «Репортеры без границ». Что касается выставки в Базеле, то там Гульнара Каримова попросту соврала, заявив, что часть прибыли будет пожертвована на фестиваль молодых узбекских талантов, созданный при поддержке ЮНИСЕФ. Позже выяснилось, что организация ЮНИСЕФ никогда не сотрудничала с Гульнарой Каримовой...

«Эта волна также коснулась и моих близких друзей. В настоящее время со стороны известных личностей поданы иски по факту лжесвидетельства и дискредитации в отношении сотрудников одного банка в Женеве». Опять же — можно поименно? И не те ли это «личности» и «друзья», что были были арестованы в Женеве, но потом отпущены под залог и доставлены в Ташкент?

Далее. «Независимое расследование, проведенное шведской коллегией адвокатов Mannheimer Swartling, не обнаружило подобных документов». Уважаемая Гульнара, должен был тут сказать журналист швейцарского издания: аудиторской фирме Mannheimer Swartling было поручено изучить вопрос о том, были ли признаки коррупции в процессе приобретения компанией TeliaSonera в Узбекистане лицензии, частот и серий телефонных номеров. Mannheimer Swartling вовсе не занималась Вашей персоной. Признаки коррупции найдены не были, но аудиторы подчеркнули, что Телиа Сонере следовало бы быть более разборчивыми в выборе ташкентских партнеров. И тут имеется в виду некая Гаяне Авакян, владелица офшорной фирмы Takilant. Разве она - не Ваша приближенная?

Далее Гульнара Каримова дважды упоминает о своем дипломатическом статусе, который якобы «не позволяет ей заниматься бизнесом», а также препятствует подаче исков в суд. Почему корреспондент швейцарского издания не попросил ее уточнить, какие именно законы какой страны запрещают ей защищать репутацию в суде? Почему для того, чтобы защититься от контактов с правозащитниками, дипломатическая миссия Узбекистана в ООН не боится прибегать к помощи женевской полиции? Почему, в конце концов, ничто не помешало ее младшей сестре обратиться в суд во Франции? Или Гульнара боится того, что ее иски могут быть также отклонены, как и требование Лолы перестать называть ее папу «диктатором»?

«Судя по тому, что старшая дочь президента решила заговорить и не где-нибудь, а в швейцарской прессе, ее достали основательно. Издержки популярности и публичности. Однако она не оправдывается, в интервью чувствуется горечь разочарования в людях. Тех, кому доверяла, на которых рассчитывала и которые подвели. Не секрет, что вокруг каждой персоны подобного масштаба и подобной значимости крутятся, изо всех сил стараясь попасть в поле зрения, люди, не обремененные патриотизмом, болью за родину, стремлением сделать страну счастливой и богатой. Нередко их истинной задачей является банальное решение своих личных меркантильных вопросов. Можно предположить, что такого рода «попутчиков» достаточно и в окружении Гульнары Каримовой. Избавляется ли она от них? Да. И идет дальше. Без оглядки на сопутствующие сплетни и слухи. Прямо – так прямо...» (редакционный комментарий веб-сайта Uzmetronom.Com)
Ссылается Гульнара и на свою страшную занятость. Но вовсе не на дипломатическим поприще (говорят, чуть ли единственным проявлением активности миссии Узбекистана при организациях ООН в Женеве было обращение в полицию после визита Мутабар Таджибаевой). «Чтобы противостоять этим целенаправленным нападкам, требуются огромные усилия штатного персонала, и это отвлекает от основной деятельности, такой как Фонд Форум, который я поддерживаю, с бенефициарами в 7 миллионов человек». «Бенефициары» - это такой экономический термин, означающий выгодополучателей. Гульнара Каримова хочет сказать, что ее благотворительный «Фонд Форум» облагодетельствовал семь миллионов человек — каждого четвертого жителя республики?.. Как именно?

В отличие от «полунезависимого» ташкентского веб-издания Uzmetronom британская Financial Times считает неумелые попытки Гульнары Каримовой оправдаться обреченными на крах. «Люди, знающие Гульнару Каримову, считают, что скандалы с МТС и TeliaSonera могут повредить как ее бизнесу, так и ее надеждам стать наследницей своего отца», - пишет газета. - «Когда она вступает с кем-то в схватку, она постоянно делает ошибки и загоняет себя в угол, в результате чего узбекским властям трудно ее защищать», - цитирует газета неназванного бывшего сотрудника Гульнары Каримовой.

Такой «ошибкой», оплошностью Гульнары и ее пиарщиков является и публикация в газете Bilan. Представьте себе: все вопросы (среди них, наверное, были еще и те, которые не вошли в текст) были посланы Гульнаре письменно. То есть это было вовсе не живое общение, а обмен заготовками. Но даже в этом случае, отвечая журналистам по электронной почте, Гульнара не смогла хотя бы казаться откровенной.

В самом деле, кому бы не было предназначено это интервью — родному папе, недовольному тем, что сведения о делишках дочерей просачиваются в прессу, или «продвинутой» части узбекского населения, связывающей с именем принцессы-благодетельницы какие-то надежды на «модернизацию» - оно лишь усиливает сомнения в искренности Гульнары, а вовсе не обеляет ее основательно запятнанное реноме.

* * *

Уже после того, как данная статья была выложена на сайт, «Фергане» стало известно о публикации «полного» текста интервью Гульнары Каримовой швейцарскому изданию. Он размещен на странице Gkarimova.wordpress.com, аутентичность которой остается под вопросом.

Международное информационное агентство «Фергана»