14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Достали! Бывший работник туркменской прокуратуры в поисках справедливости

История эта длинная и запутанная. Много в ней действующих лиц, временных периодов и мест действия. Суть состоит в том, что один всесильный прокурорский чиновник из личной неприязни к своему подчиненному, по сути, сгубил молодую семью, посадив его супругу на семь лет в рамках уголовного дела о хищениях талонов на горюче-смазочные материалы. За три года, что его жена отбывает незаслуженное наказание, Ходжамердан Ходжаклычев, бывший оперативный сотрудник прокуратуры Балканского велаята (области), обил пороги всех мыслимых и немыслимых инстанций, писал письма в различные учреждения, в том числе и в комиссию, созданную президентом в 2007 году для рассмотрения жалоб граждан по фактам злоупотребления правоохранительными органами. Однотипные ответы на письма, адресованные этой комиссии, приходили, как ни странно, из Верховного суда и Генпрокуратуры Туркменистана, то есть из органов, на которые фактически и посылались жалобы. Х.Ходжаклычев получил в общей сложности более 30 ответов из Генпрокуратуры и Верховного суда. Туркменские правоохранители уверены, что судебный приговор его жене является справедливым и вина ее полностью доказана. И это несмотря на то, что в деле есть масса нестыковок, видных невооруженным глазом, нарушений, допущенных в ходе предварительного следствия, а обвинение и приговор основаны лишь на показаниях главного фигуранта, хотя в материалах дела есть прямо противоположные показания других свидетелей, а также подтверждающие эти показания документы.

В представительствах ООН и ОБСЕ в Ашхабаде, куда Ходжамердан обращался за помощью, его даже не приняли. В ООН дали пару брошюр с информацией о процедуре подачи петиций Верховному комиссару ООН по правам человека – и до свидания! А юрист ОБСЕ, в прямые обязанности которого и входит оказание правовой помощи населению, через охранника центра передал, чтобы тот оставил свое заявление на вахте. Ходжамердану даже не сказали его имени... Это заявление спустя некоторое время по какой-то причине было передано в МВД, откуда пришел очередной ответ-пустышка.

Петицию в ООН по фактам открытого произвола и отказа в правосудии он все же отправил, но толку было мало. Приложенные к письму несколько десятков страниц документов, доказывающих наличие этих фактов, в Управлении Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ) либо не изучили, либо не поняли (оригиналы документов судопроизводства были на туркменском языке и подкреплены собственным переводом Ходжаклычева). В итоге там сослались на свои правила процедуры, не позволяющие давать самостоятельную оценку наличию доказательств произвола и отказа в правосудии или их отсутствию, и петицию заявителю вернули, о чем с «искренним сожалением» и сообщили в ответном письме.


Ответ из УВКПЧ ООН

Предыстория

В 2007 году на должность первого заместителя прокурора Балканского велаята был назначен Мухаметджан Султанов, ранее возглавлявший следственное управление Генеральной прокуратуры под непосредственным подчинением небезызвестной Гурбанбиби Атаджановой. С переходом в прокуратуру Балканского велаята у него сразу не сложились отношения с некоторыми подчиненными, в частности, с оперативным сотрудником Х.Ходжаклычевым. Причин было несколько, в том числе, видимо, и то, что опер имел два высших образования, свою работу выполнял честно и добросовестно, следуя букве закона. Чашу личной неприязни первого зама прокурора велаята переполнило нежелание Х.Ходжаклычева добровольно передать по требованию М.Султанова свою должность и служебную квартиру другому сотруднику прокуратуры.

Тогда Султанов отправил Ходжаклычева в «ссылку» - работать в прокуратуре района им.Махтумкули за 300 км от областного центра - в город Балканабад. Перевод на работу в другой район – отличный повод заставить сотрудника освободить служебную квартиру. За несколько дней оформили второй – незаконный – ордер на имя другого лица. И это несмотря на то, что Ходжаклычев со своей молодой семьей был в ней все еще прописан. Следует отметить, что оба ходатайства о выдачи ордера на эту квартиру подписывал лично Султанов…

Спустя три месяца Ходжаклычева вернули обратно в областную прокуратуру на должность помощника прокурора Балканабада, что еще больше разозлило Султанова, который к тому времени стал временно исполняющим обязанности прокурора области. Служебную квартиру Ходжаклычеву не вернули, и они с женой стали жить в ее квартире.

Султанов же на этом не успокоился и всеми способами добился того, чтобы Ходжаклычева, опытного оперативника, перевели работать техником-инспектором в отдел кадров. Но и после этого придирки к Ходжаклычеву не закончились, несмотря на то, что тот всеми силами старался не попадаться Султанову на глаза. Буквально через три дня после очередного назначения Ходжаклычева вызвали в кабинет к Султанову, где тот отчитал его за неявку на работу в воскресный – выходной - день.

Не вмешивался в отношения двух коллег и вновь назначенный прокурор области Я.Аширов. До этого он работал следователем в подчинении у Султанова, поэтому возражать своему бывшему боссу не смел.

Предпосылки уголовного дела

В 2009 году Служба по контролю за использованием нефтепродуктов Министерства нефти и газа проводила проверку на автозаправочных станциях Ашхабада. Проверялись талоны на бесплатный отпуск бензина и их серийные номера. В ходе проверки были выявлены талоны, которые должны были быть использованы в пределах Балканского велаята, однако по ним получали топливо в другом регионе страны.

В частности, по серийным номерам выявили талоны, принадлежащие автотранспортному предприятию Управления здравоохранения Балканского велаята, на обороте которых почему-то стояли отметки производственного объединения по ремонту и благоустройству Азатлыкского этрапа (района) Ашхабада. По всему выходило, что талоны АТП управления здравоохранения Балканского велаята были незаконно привезены в столицу, на них ставились штампы столичного предприятия, не имеющего никакого отношения к предприятию в Балканском велаяте, и по этим талонам приобреталось бесплатное топливо.

Дело было передано для дальнейшего разбирательства в Минздрав и Минфин, которые начали свою проверку в автотранспортном предприятии. В итоге ревизоры выявили крупную недостачу и хищение талонов на ГСМ. Дело было передано в следственное управление полиции Балканского велаята, которое под чутким прокурорским надзором начало детальное расследование этого дела.

Уголовное дело

В Центре здравоохранения по чрезвычайным ситуациям Управления здравоохранения Балканского велаята на должности главного бухгалтера работала супруга Х.Ходжаклычева – Айбиби. В ее обязанности, помимо общего ведения бухгалтерии своего центра, входило и совместное проведение с Балканабатской нефтебазой ежеквартальных актов сверки задолженности подведомственного управлению автотранспортного предприятия, так как на базе самого АТП отдельной бухгалтерии нет.


Айбиби и Ходжамердан с ребенком

В функции предприятия входит обслуживание служебного парка автомобилей управления здравоохранения, а также обеспечение их горюче-смазочными материалами. Предприятие ежегодно рассчитывает объем потребления ГСМ на каждый автомобиль и заключает договор с Балканабатской нефтебазой. За АТП нефтебазе из государственного бюджета выделяются денежные средства за договорные объемы ГСМ.

С 2005 по 2009 год Сапармамед Ходжамамедов - техник по горюче-смазочным материалам и завскладом автотранспортного предприятия - получал ГСМ в объемах, превышающих предусмотренные в договоре. Для этого С.Ходжамамедов подделывал доверенности и акты сверки от имени главного бухгалтера Айбиби Ходжаклычевой и ставил под ее именем свою подпись. Забегая вперед, отметим, что судебно-почерковедческая экспертиза, проведенная МВД, заключила: почерк на финансовых бумагах принадлежит С.Ходжамамедову. Однако это заключение как доказательство невиновности А.Ходжаклычевой следствием и судом было проигнорировано…

По сути, у С.Ходжамамедова была своя бухгалтерия, свои акты сверки на бланках, не принадлежащих бухгалтерии центра, с совершенно другими объемами отпущенных горюче-смазочных материалов, чем на настоящих документах. Таким образом, нефтебаза отпускала автотранспортному предприятию гораздо большее количество бумажных талонов, принимаемых на автозаправочных станциях для заправки автомобилей. Масштабы хищения талонов можно оценить по показаниям одного из свидетелей этого дела – Д.Мовламова, который занял должность техника по ГСМ вместо отстраненного С.Ходжамамедова. По его показаниям, в месяц на нужды автотранспортного предприятия необходимо около 20 тонн ГСМ, в то время как при его предшественнике из нефтебазы брали по 50-70 тонн горючего ежемесячно.

Следствие обвиняет А.Ходжаклычеву в служебном подлоге, присвоении и растрате госимущества в особо крупных размерах. Якобы она, в сговоре с техником по ГСМ С.Ходжамамедовым, начальником АТП М.Матчановым, а также материальным бухгалтером Т.Курбанмамедовой на протяжении нескольких лет фальсифицировала акты по приходу, расходу и остатку ГСМ, а также в корыстных целях уничтожала финансовые документы, чтобы скрыть подлог.

Здесь нужно подробнее остановиться на должностных обязанностях обвиняемой. Айбиби Ходжаклычева на основании поступивших из нефтебазы в бухгалтерию счетов-фактур и перечисленных нефтебазе платежей, определяет оставшуюся разницу, после чего на официальном акте сверки ставит свою подпись начальник центра О.Тойтыева. Затем с помощью актов сверки определяется, кто кому должен – нефтебаза центру, либо центр нефтебазе. После чего эти акты сверки отправляются на нефтебазу и там проверяются в ее бухгалтерии, в результате начальник и главный бухгалтер нефтебазы подтверждают документ своими подписями.


В распоряжении редакции имеются многие документы уголовного дела

Как отмечалось ранее, в течение пяти лет за один и тот же квартал незаконно, без ведома А.Ходжаклычевой, составлялись два вида акта сверки: официальные (составленные А.Ходжаклычевой) и поддельные (составленные С.Ходжамамедовым), и оба документа утверждались начальником и главным бухгалтером нефтебазы. При этом в первом случае нефтебаза всегда оставалась должной центру, а в другом, наоборот, следствие выявило массу неоприходованных счетов-фактур.

Также в функции А.Ходжаклычевой входило внесение в книгу учета данных по ежемесячным отчётам по ГСМ. Эти отчеты готовит С.Ходжамамедов, подтверждает подписями своих непосредственных начальников М.Матчанова и Ч.Аразгельдыева и сдает материальному бухгалтеру Т.Курбанмамедовой. При проверке выяснилось, что к некоторым отчетам не приложены раздаточные ведомости от водителей (эти ведомости за 2005-2007 годы, по признанию техника по ГСМ, он уничтожил лично). Курбанмамедова объяснила отсутствие ведомостей своей неопытностью и неполным знанием всех процедур ведения учетов. Состав преступления со стороны Ходжаклычевой здесь явно отсутствует, так как проверка правильности заполнения отчетов не входит в ее компетенцию, но следствие этого не учло и включило Ходжаклычеву в состав преступной группы.

Помимо этого, следствие пришло к выводу, что именно акты сверки Ходжаклычевой были сфальсифицированы, а документы с завышенными объемами ГСМ техника Ходжамамедова верны. Более того, следствие сделало вывод, что Ходжаклычева знала о существовании двойной бухгалтерии техника Ходжамамедова и подделанных им доверенностей на получение ГСМ сверх договора и сама давала «добро» на то, чтобы тот ставил от ее имени подпись. Именно по этой причине результат почерковедческой экспертизы не был принят во внимание.

Пробелы следствия

Все обвинение построено на показаниях основного фигуранта уголовного дела – С.Ходжамамедова, который в процессе следствия не раз их менял. Например, в ходе ревизии Минздрава он заявлял, что талоны, полученные по поддельным бумагам, он использовал только для своих нужд, а на предварительном следствии назвал имена шести человек, с которыми он, якобы, этими талонами делился.

Вновь забегая вперед, отметим, что только в отношении трех из названных им лиц - двух бухгалтеров и начальника автотранспортного предприятия – было возбуждено уголовное дело, а в отношении остальных троих (начальников разных уровней, о них речь пойдет ниже), следствие отказало в возбуждении уголовного дела. Они не были даже вызваны в суд в качестве свидетелей. Известно, что все эти лица неоднократно вызывались к следователю в прокуратуру, и каждому из них еще до передачи дела в суд (!) предлагалось оплатить ущерб в размере 9200 манатов (свыше $3200). Откуда следователь взял эту цифру – непонятно, ибо в итоге суд назвал сумму ущерба в разы больше. Быть может это и объясняет тот факт, что главный подозреваемый С.Ходжамамедов несколько раз менял свои показания, а имена некоторых участников дела в суде даже не были упомянуты?

Главному бухгалтеру А.Ходжаклычевой, согласно первым показаниям техника Ходжамамедова, он отдал талонов на 104 тонны бензина, а на очной ставке объем топлива увеличился уже до 500 тонн. В общем, на каждом этапе следствия главный фигурант дела давал разные показания, а суд в итоге использовал те, что наиболее порочили А.Ходжаклычеву.

Ложью являлись его показания и о том, что А.Ходжаклычева, находясь в декретном отпуске с 01.10.08 по 16.02.09, якобы приходила на работу и требовала с него талоны «за ведение бухгалтерии». Его показания опровергли многочисленные свидетели, которые утверждали, что во время отпуска Ходжаклычева вообще не появлялась на работе, но следствие и суд решили иначе.

Не приняло во внимание следствие и тот факт, что начальник нефтебазы А.Деряев и его главный бухгалтер Л.Хансуварова в течение 2005-2009 годов принимали оба варианта актов сверки – липовый с завышенными объемами ГСМ и настоящий по договору с подписью Айбиби Ходжаклычевой, и ставили под ними свои подписи. Оба хозяйственных руководителя находятся на свободе, на них не было даже заведено уголовного дела. А.Деряева по-тихому «ушли» из нефтебазы и перевели на должность начальника объединения «Балканагызсув» («Балканводоканал»). Известно также, что А.Деряев и М.Султанов состоят в дружеских отношениях. Так в 2009 году прокурор помог избежать наказания сыну А.Деряева, который, находясь за рулем в состоянии алкогольного опьянения, насмерть сбил человека…

Ни следствие, ни суд не стали разбираться, каким образом на обнаруженных в Ашхабаде талонах автотранспортного предприятия стояли печати совершенно другого – столичного - ведомства. Каким образом эти талоны вообще оказались в Ашхабаде, кто на них ставил печати и каким образом происходили взаиморасчеты – также осталось тайной.

Суд и приговор

26 февраля 2010 года состоялось открытое судебное заседание. В ходе его звучали настолько откровенные ляпы, что, будь суд объективным, ляпы эти могли бы стать как минимум основанием для отправки дела на дополнительное расследование. Так председательствующий судья Союн Велиев имел неосторожность задать С.Ходжамамедову вопрос, с кем же тот делился незаконно приобретенными талонами. Главный обвиняемый, не моргнув глазом, заявил: «Следователь так сказал мне: если дашь показания против М.Мамедова [начальника управления здравоохранения Балканского велаята], Р.Бабаян [начальника отдела ПО «Медицинское оборудование» Минздрава Туркменистана] и А.Мереткулиева [начальника отдела финансового управления Балканского велаята], то они не подтвердятся, а по остальным - подтвердятся». Однако это откровенное признание обвиняемого судья не принял во внимание…

Если бы следствие изначально велось грамотно и беспристрастно, то можно было бы без труда, по цепочке выйти на истинных участников данной аферы. Однако следственные органы Балканского велаята, к которым в итоге и перешло все дело, при помощи совершенно некомпетентного суда повернули это уголовное дело в другое русло в угоду амбиций и сведения личных счетов. Истинные участники этого преступления по сей день разгуливают на свободе. Несмотря на ходатайства защиты, суд отказался вызывать их даже в качестве свидетелей.

В итоге суд, полностью встав на сторону обвинения, пришел к выводу, что преступление было совершено группой лиц по предварительному сговору с нанесением государству материального ущерба в особо крупном размере. Виновными признаны техник по ГСМ С.Ходжамамедов, получивший в итоге 10 лет строгого режима с конфискацией автомобиля BMW 530i, начальник автотранспортного предприятия М.Маджанов, приговоренный к девяти годам строгого режима, материальный бухгалтер Т.Курбанмамедова, отправившаяся в колонию на семь лет.

Оглашая приговор, судья Союн Велиев заявил, что, основываясь на «собственном предположении», он считает доводы Айбиби Ходжаклычевой необоснованными и неправдоподобными. При этом все документальные доказательства ее невиновности суд не учел. Не убедили суд и доводы, что, если бы главный бухгалтер состояла в преступном сговоре с Ходжамамедовым, то она собственноручно подписывала бы все финансовые документы, и ему не приходилось бы их подделывать и вести скрытую документацию. Обвинительное заключение было утверждено и подписано М.Султановым.

Приговор суда – семь лет колонии общего режима и ограничение занимать руководящую должность сроком на два года.

* * *

Уже три года Айбиби Ходжаклычева отбывает незаслуженное наказание в женской колонии Дашогуза. Ее супруг Ходжамердан регулярно ее навещает. По его словам, Айбиби чувствует себя нормально, но на чудо не надеется. Ходжамердан в данный момент находится в Туркменистане, воспитывает сына, который был грудничком, когда его мать посадили в тюрьму. Он прошел через все ступени туркменского «правосудия» и от безысходности нашел в себе смелость вынести это дело за пределы страны. На самом деле таких случаев масса, но в большинстве своем люди не знают, что и как делать, куда обращаться за помощью. Во многих случаях чувство страха за себя и своих близких оказывается сильнее желания добиться справедливости…

Сейчас делом Айбиби Ходжаклычевой занимается Ассоциация независимых адвокатов Туркменистана. По словам ее руководителя Тимура Мисриханова, петиция на имя Верховного комиссара была составлена не совсем правильно: автор не в полном объеме представил факты судебного произвола и отказа в правосудии. В курсе этого дела и организация «Международная амнистия» (Amnesty International), которая в данный момент изучает все детали.

Автор благодарит проект «Альтернативные новости Туркменистана» за помощь в подготовке материала. Обсудить материал, а также запросить копии материалов этого судебного дела можно на странице проекта АНТ в «Фейсбуке».

Тойлы Аширмурадов

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА