24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Обезвоживание в стране рек и ледников

08.04.2013 21:53 msk, Екатерина Иващенко

Экономика Кыргызстан Вода Ферганская долина

Южные области Кыргызстана традиционно живут беднее северных: отсутствие работы, плотная заселенность, небольшие земельные наделы, плохая ирригация. В южных областях страны - самый низкий уровень продовольственной безопасности. По данным Всемирной продовольственной программы ООН (ВПП ООН), самые высокие показатели недоедания в Джалал-Абадской области – это 48% жителей, на втором месте - Ошская область, где недоедает 38% населения. Из-за проблем с трудоустройством большинство жителей юга республики живут за счет сельского хозяйства. Но и здесь существует серьезная проблема, из-за которой производительность сельского хозяйства низкая, - это плачевное состояние оросительной системы.

Если главные (магистральные) оросительные артерии еще как-то поддерживаются за счет вложений местных властей и районных управлений водного хозяйства, то второстепенные ирригационные каналы, которые доставляют воду от водораспределительных узлов, остаются заброшенными. Это приводит к огромным водным потерям - до 40% воды не доходит до полей. В результате – низкие урожаи и растущая бедность фермеров.

Недостаточный и нерегулярный объем поливной воды часто вызывает конфликты между водопользователями, мирабами (водомерами) и жителями сел, проживающими вдоль каналов, особенно между теми, что расположены выше и ниже по течению воды. Из-за водопотерь и краж из общей оросительной системы вода часто не доходит до полей «нижних» сел. И если такие разногласия возникают в многонациональных районах, то зачастую интерпретируются как межэтнические.

Помочь сельчанам в этом вопросе взялись международные организации. В частности, GIZ (Германское общество по международному сотрудничеству) и ВПП ООН. Первые обеспечивают граждан необходимыми строительными материалами, вторые оплачивают труд работников (которых, отметим, набирают исключительно из малообеспеченных семей) обогащенной мукой и растительным маслом.


Сельский пейзаж

Только текущей весной ремонтные работы проводятся на семи ирригационных объектах в Ошской и Джалал-Абадской областях. В целом будет восстановлено около шести километров оросительных сетей, построено три крытых и два открытых водных резервуара, установлено более 1,5 км водопроводных труб и три глубинных насоса для подачи воды в оросительные сети. А итогом всей работы должно стать возвращение в сельхозоборот 900 га земель, которые раньше не использовались из-за проблем с орошением. 200 добровольцев из малообеспеченных семей получат работу, а более восьми тысяч фермеров - возможность справедливо распределять и бесперебойно использовать водные ресурсы.

Арыки Базар-Коргонского района

Вместе с сотрудниками международных организаций приезжаю в село Кенеш Базар-Коргонского района Джалал-Абадской области. Здесь уже начато строительство 700-метрового участка канала Жеке-Бадан, включая цементные укрепления для обеспечения бесперебойного орошения полей (общая длина канала 1440 метров, оставшиеся 740 метров восстанавливали другие международные организации. Канал построен так, что может быть использован еще и как противоселевой барьер).


Строительство канала в селе Кенеш

Сам канал, который пока больше напоминает арык, был вырыт в 1950-е годы, и если во времена СССР за ним еще ухаживали, то за последние 20 лет он пришел запустение, полностью засорен. И хотя только в прошлом году, по словам жителя села Касымбека Сулайманова, сельчане были вынуждены 12 (!) раз заново засеивать поля, потому что всходы постоянно топил сель, - никто не вышел, чтобы хоть немного очистить арык от многолетней грязи. А ведь сель не только губил урожай, но и затоплял дома. Теперь же канал будет не только очищен, но и забетонирован, что предотвратит потери воды – она не будет уходить в землю. Самое важное, что более 200 гектаров пашни будут дополнительно введены в эксплуатацию. Кстати, если без полива сельчане могли сажать только неприхотливые культуры: кукурузу и клевер, то теперь они смогут выращивать овощи.

Аналогичная ситуация была и с ирригационным каналом в селе Бешикжан Базар-Коргонского района. Там проходит строительство и цементное укрепление 600-метрового участка канала для орошения более 250 гектаров пашни.


Канал в селе Бешикжан

Большой Араванский канал

Но если в этих селах проблема была лишь в ирригационной системе, то в третьем селе, куда мы приехали, ситуация была гораздо хуже. Там никогда, с момента образования села в далеких пятидесятых годах, не было водопровода. И находится это место не в далекой глуши, а лишь в 12 километрах от южной столицы Кыргызстана - города Ош.

Речь идет о сельской управе Керме-Тоо: в управу входит пять сел общей численностью 10500 человек, однако четыре села - малочисленные, находятся далеко в горах, основная часть населения проживает в селе Гульбар, население которого 9052 человека. Араванский канал - искусственный, питает весь Араванский район (более ста тысяч человек). Одна ветвь канала проходит через село Гульбар. Жители пьют из него воду, поят скот и используют эту воду для полива.


Скот ищет себе воду самостоятельно

Как рассказал «Фергане» глава сельской управы Керме-Тоо Абдулашим Атазаков, когда на канале возникают какие-либо проблемы, весь Керме-Тоо остается без воды.

«Четыре-пять раз в год на канале проводят профилактически работы, чистят его, а это по 10 дней каждый раз. То есть примерно 50 дней в году люди сидят без воды. Бывают случаи, когда в канале находят труп животного, тогда также приходится перекрывать воду», - рассказал Атазаков.


Чистую воду доставляют в Керме-Тоо на осликах

Несмотря на то, что пить эту воду нельзя даже после кипячения, у жителей села нет выбора. Поэтому воду из арыка отстаивают, кипятят - и пьют. Гепатит А – обычная болезнь здесь, никого не удивляет. Но бывало и хуже. Так, Атазаков рассказал, что в 1996 году прорвало городскую канализацию, оттуда вода попала в канал, ограничить доступ к воде полностью не смогли, и только в этом селе более 50 человек переболело тифом…

Еще удивительней было то, что во время ремонтных работ на канале сельчане, и без того небогатые, были вынуждены покупать питьевую воду. 40-литровая фляга стоит 20 сомов, в день уходит по одной такой фляге, вот и получается, что за 10 дней профилактики приходится отдавать минимум по 200 сомов за воду.


«Из-за проблем с водой мы не можем заниматься сельским хозяйством в полной мере, поэтому основной наш источник дохода – животноводство, - продолжил Атазаков. - Но если с поливом садов и огородов мы можем подождать во время профилактики на канале, то со скотом возникают проблемы. Его поить надо регулярно».

Для решения проблемы теми же международными организациями GIZ и ВПП ООН было организовано строительство трех отстойников для воды для животных в различных частях села. Строительство было начато 1 ноября 2012 года и будет закончено в конце апреля. Каждый отстойник рассчитан на 70 тонн воды. По примерным подсчетам, этой воды должно хватить на две недели. Атазаков заверил, что если жителям понравится идея решения проблемы с водой при помощи этих сооружений, дальше они будут строить их уже за свой счет.


Строящийся отстойник

Осмон Кабулов, один из 25 строителей (каждый из которых получит за свою работу по 200 килограммов муки и масла), рассказал «Фергане», что отсутствие достаточного количества воды – основная проблема в селе.

«Из-за отсутствия воды на своем участке я могу выращивать только кукурузу, и то она уходит на корм скоту. Сейчас же я вынужден работать на сезонной стройке. Если бы была вода, я бы полностью посвятил себя сельскому хозяйству, выращивал бы и продавал овощи», - сказал Кабулов.

Глава сельской управы Атазаков оказался очень активным человеком, который действительно хочет решить водную проблему своей управы. Так, он уже нашел три способа решения проблемы. Более того, в этом его активно поддерживают жители, в том числе финансово.

«Есть три варианта. Первый - построить небольшое очистительное сооружение. Однако проблема в том, что вода получается почти дистиллированной, в ней не останется полезных веществ. А скважину пробурить мы не можем: подземные воды засолены настолько, что невозможно пить. Второй - дождаться, пока к территории города Ош присоединят земли Кененсайского массива, проведут туда водопровод, а оттуда уже недалеко будет протянуть его к нам. Пока же самым реальным остается третий вариант: протянуть водопровод из Оша, это примерно 12 километров, проект уже подготовлен, но денег на него нет, власти в этом вопросе нам помогать не хотят», - рассказал Атазаков. На водопровод требуется 60 миллионов сомов, причем 1 миллион 640 тысяч жители смогли собрать сами. Конечно, проблемы села, которое входит в область, должен решать губернатор, но просто для сравнения отметим, что только на один памятник Манасу был затрачен 31 миллион сомов, а ведь памятников поставили не один, а несколько…


Канал в Керме-Тоо пока пуст

Во время моего посещения села канал пустовал, и я пошла искать источник влаги для жителей. По дороге встречались машины, которые везли чистую воду из города, повозки, запряженные осликами. Встречались и женщины с ведрами, полными грязной, мутной воды. Проследив за одной из них, я увидела, где люди берут воду.

Грязная канава оказалась единственным источником воды для людей, живущих всего в десятке километрах от южной столицы страны. Ветка канала - небетонированная, на дне плещется немного воды. Держа два ведра и пытаясь сохранить равновесие, в арык спускалась жительница села Саадат Рейжанова.


По опасным ступеням Саадат спускается за водой

Вместе с ней спустилась и я - к воде вели глиняные ступеньки. В дождливую погоду очень легко поскользнуться и упасть вниз, но пока сухо. Женщина ведром помешала воду, чтобы в сторону отплыл мусор, зачерпнула и с трудом начала подниматься наверх. В день Саадат совершает по три-четыре таких похода за водой. Женщина подтвердила, что сельчане действительно пьют эту мутную грязную воду, готовят на ней еду и используют для других хозяйственных нужд. Только вряд ли даже отстаивание и кипячение делают ее пригодной к употреблению. Но другого выхода пока нет…


Так добывают воду в сельской управе Керме-Тоо

Села без воды

Такая даже не печальная, а ужасающая ситуация с водой встречается во многих населенных пунктах Кыргызстана.

По данным Министерства сельского хозяйства Кыргызстана за 2007 год, «в 737 селах из 1750 в целом по республике, где проживало около 700 тысяч человек, вообще не было водопроводов. Кроме того, физическое состояние существовавших водопроводов являлось крайне неудовлетворительным. Около 5 тыс. км водопроводных сетей или 50% их общего наличия подлежит списанию и полной замене вследствие износа за сверхнормативный срок эксплуатации, поскольку большая часть водопроводов была построена 30-40 лет назад, а еще 4 тыс. км требовали неотложного капитального ремонта. Многие годы не вкладывались инвестиции в капитальный ремонт и восстановление основных фондов. После ликвидации колхозов и совхозов принадлежавшие им ранее водопроводы оказались практически бесхозными. Из-за отсутствия источников финансирования перестала действовать ранее существовавшая система их эксплуатации, технического обслуживании и ремонта. Прекратился ремонт сетей, колонок и сооружений, их техническое обслуживание. Вследствие всего этого начался и продолжался массовый выход водопроводов из строя и прекращение их функционирования. В сложившихся условиях все большее количество сельского населения вынуждено было употреблять воду из ирригационных каналов, арыков и других поверхностных источников, подверженных загрязнению. В результате возросла и стала прогрессировать инфекционная заболеваемость населения, с вытекающими из этого последствиями».

С 2007 года если что и изменилось, то только в худшую сторону. Необходимо, чтобы киргизские чиновники всерьез озаботились водной проблемой. Отсутствие питьевой воды в стране рек и ледников - это вопрос, который необходимо решить в первую очередь, а уже потом - устанавливать памятники и устраивать общегородские праздники. Пока воды нет, гордиться нечем.

Екатерина Иващенко

a href=http://www.fergananews.com target=_blank style="text-decoration: none;"> Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА