16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Злоключения за границей, или Не храните ваши денежки в банках Узбекистана

Две узбекские предпринимательницы, выехав по делам за рубеж, внезапно обнаружили на своих банковских счетах недостачу средств. У Елены Агибаловой на карте недоставало $380, у ее подруги Динары Латыповой - $400. О недостаче они узнали 15 мая - в первый же день пребывания на территории Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), когда, находясь на рынке, хотели заплатить за приглянувшийся товар.

По словам Агибаловой, она и ее подруга работают по патенту «экспорт-импорт, розничная торговля» и ежемесячно выплачивают государству миллионы сумов в виде налогов. В ОАЭ они прибыли на пять дней – закупить мелкооптовый товар и пару дней понежиться на пляже.

«В ОАЭ воздух пропитан законопослушанием, и сотрудники местных маркетов с недоумением наблюдали за тем, как мы тщетно пытаемся понять, куда испарились наши денежки, лежавшие на банковских счетах, - рассказывает Елена. – А ведь перед самым отъездом в Ташкенте я специально просила сотрудника конверсионного отдела ГОО НБ ВЭД РУз (Головной операционный отдел Национального банка внешнеэкономической деятельности. – Прим. авт.) снять баланс. Мне сообщили, что на одной карточке у меня плюс-минус около $2039, а на другой – $2050. При этом в банке почему-то не сочли нужным предупредить меня, что с этих сумм они сделают кабальную «заморозку» в размере 120 долларов на каждую карту.

Итак, следим за манипуляциями банка. На момент снятия баланса с ПК №…608 (чек №1 – см фото) 15 мая сего года в Дубае баланс показывал 6374,61 дирхама, а не 7530, как было накануне при проверке в Ташкенте ($1 равен 3,66 дирхама); по чеку №2 видно, что 16 мая я снимаю ограниченные узбекским банком $80 (300 дирхамов) в день, а мой баланс при этом равен 6715,38 дирхама (чек №3).

Прослеживается интересная деталь: вначале не хватает более 1100 дирхамов (около $300), хотя на тот момент никаких транзакций я не производила, а после обналичивания 300 дирхамов сумма не уменьшается, а, напротив, увеличивается! Не странно ли: денег не было, и вдруг они мистическим образом возвращаются на место по частям (на другой пластиковой карте недостача оказалась равна $80). Не является ли это доказательством того, что в Национальном банке Узбекистана организована незаконная деятельность по снятию с карт находящихся за границей клиентов денег и возврату их через некоторое время?

Судя по всему, банки, имея открытый доступ к электронным кошелькам своих клиентов, не прочь воспользоваться их невнимательностью или нежеланием неусыпно контролировать свои средства на счетах.


Чеки 1 и 2 Елены Агибаловой

«Именно так поступили с нами и филиалы НБУ. Чеки, по которым я делаю выборку и которые прилежно храню, - лучшее тому подтверждение. Хорошо, что банкоматы Эмиратов выдают балансовые отчеты по платежным картам. А в ряде «продвинутых» стран, например, в Турции, такое не практикуется, видимо, там считают, что в цивилизованном мире финансов нет необходимости перепроверять банковскую деятельность отдельных государств», - говорит Елена.


Чеки 3 и 4 Елены Агибаловой

«На вашей карте недостаточно средств»

К сожалению, это не последняя неприятность Елены, связанная с узбекским банком.

«Все мои попытки снять с карты деньги через банкомат потерпели фиаско – машина неустанно выдавала чек с текстом «недостаточно средств» (см. чек №4). Как может быть «недостаточно», если с собой у меня были пополненные по всем правилам две пластиковые карты? Ехала-то я за товаром для развития своего бизнеса. К тому же, перед отъездом, услышав от своих знакомых о негласных банковских ограничениях при снятии денег в валюте, специально оставляла у управляющего ГОО НБ ВЭД Вахида Воитова заявление с просьбой снять с меня ограничение, если таковое имеется. Выходит, банк, чьим добросовестным клиентом я являюсь на протяжении более десяти лет, оговаривает меня, подводя к выводу, что я, якобы, запрашиваю больше денег, чем имею на карте? То есть, из законопослушных граждан делают аферистов и, как следствие, «невыездных»? Не является ли данный факт подтверждением сомнительного имиджа НБУ в зарубежных банковских кругах, более того – престижа Узбекистана в целом? Поскольку ОАЭ является страной строгого соблюдения закона, не исключено, что владельцев узбекских карт, которым за границей выдаются чеки с таким текстом, могут включить в «черный список» страны пребывания и в дальнейшем им может быть отказано в визе. Хорошо бы нашим чиновникам задуматься об этом», - продолжает Елена.

По ее словам, досадно, что с порочной ситуацией с ограничением средств граждане Узбекистана зачастую сталкиваются уже за рубежом, поскольку их перед выездом из страны никто официально не предупреждает их об этом.

«Многие мои коллеги уверены в том, что ситуацию, когда с деньгами «на пластике» чувствуешь себя без оных, банкиры, в частности, сотрудники находящихся в Ташкенте филиалов НБУ - ГОО НБ ВЭД и «Саехат», - создают искусственно. Стыдно признать, что эти солидные финансовые госучреждения идут на такой унижающий достоинство своих клиентов подвох, который нельзя назвать иначе, как эксперимент на выживание граждан в чужом государстве, преднамеренно осуществляемый группой людей, наносящих пострадавшим огромный материальный и моральный ущерб. Мы имеем полное основание утверждать именно так, поскольку, имея статус частных предпринимателей и открытые с неимоверным трудом (добивались целый год!) пластиковые карты с сумовым и валютным счетами, нам не раз, находясь за пределами Узбекистана, приходилось взывать к помощи посторонних людей из-за невозможности самостоятельно решить проблемы с электронной наличностью», - заявляет Елена. – «Даже во время этой последней поездки в Дубай родственники Динары Латыповой с трудом дозвонились по нашей просьбе в Ташкент, чтобы узнать причину ограничений при снятии наличности с карточки. Сотрудников НБУ заявили: «А что, им мало снимаемых 100 долларов в день (на деле $80. – Прим. авт.)?» Распоряжаться нашими деньгами им никто не давал права, более того, ни о каких ограничениях при снятии валюты со счетов речь в правительственных документах не идет. Я лично знаю немало людей, которые сознательно отказываются заводить проблематичные «пластики», а те, у кого они есть, говорят об их бесполезности. Если так пойдет и дальше, то людям не останется ничего, кроме как отказаться от медвежьей услуги банков – проще купить доллары у уличных менял, по-прежнему свободно ведущих свой теневой бизнес. Но мы с Динарой хотим, чтобы все было по закону, и желания рисковать своими кровными, связываясь с криминальными воротилами, у нас нет».

Бумага все стерпит?

Утвержденное в январе 2011 года Центробанком Узбекистана новое положение «Об обменном пункте» должно было, на первый взгляд, одним махом решить все проблемы, связанные с конвертируемостью национальной валюты. Но не тут-то было.

«Как мы, наивные, обрадовались тогда, - вспоминает Елена. – Думали, пришел конец спекулятивному элементу. Укрепили в этой мысли и последние указы президента страны, где говорилось «о полной и всесторонней поддержке субъектов малого бизнеса и частного предпринимательства». Однако уже один тот факт, что свои «чудо-карточки» мы с Латыповой «с боями» смогли получить только через год после выхода этого положения, говорит об обратном. Уже тогда на них, как и ранее, стояли ограничения при покупке инвалюты в размере две тысячи долларов США в квартал, и никто, кстати, письменно нам так и не разъяснил, откуда растут ноги этих ограничений! По наблюдениям, у этого явления существует избирательность по социальному признаку. Так что удобное в цивилизованном мире изобретение в виде электронных платежных карт в нашем случае оборачивается головной болью для узбекских предпринимателей – как при покупке иностранной валюты путем зачисления на карту, так и при дальнейшем использовании своих же денежных средств за пределами родного государства.

По нашим наблюдениям, ситуация с обменом валюты особенно осложнилась с 1 февраля 2013 года – после принятия президентского постановления №1914 от 30 января, согласно которому в Узбекистане прекратилась продажа инвалюты наличными через обменные пункты. Отныне ее можно купить в банках только безналичным путем - посредством зачисления сумовых денежных средств на пластиковую карту и возможностью снятия только за пределами страны в эквиваленте валюты страны пребывания. Повторюсь еще раз: в этом документе, как, впрочем, и других, ничего не сказано о каких-либо ограничениях при снятии денежных средств с карточки через банкомат. Говорили об этом в конверсионных отделах банков только шепотом, не предъявляя на сей счет никаких письменных инструкций».

Как быть и что делать – вот в чем вопрос

Из этого путешествия в ОАЭ Елена вернулась ни с чем: чтобы в полном объеме использовать инвалюту на двух своих картах при установленных ограничениях банка «по чайной ложке в день» ей пришлось бы находиться в Эмиратах не один месяц, тратя свои сбережения на проживание. К тому же, как выяснилось, в Дубае мелкооптовые партии товара отпускаются приезжим строго за наличный расчет, и проблема наших предпринимателей состояла в том, как «вытащить» наличные с карточки за короткий срок.

«Проблемы с чрезмерными ограничениями при снятии валюты у многих возникли после обновления электронных карточек, - поясняет Елена. - Сотрудники конверсионного отдела ГОО НБ ВЭД и шепнули клиентам про некие ограничения при обналичивании в размере эквивалента $100 в день (прежде дозволялось до $500). Нечто подобное у меня уже было в октябре 2012 года, когда я, находясь в Москве, не смогла снять с карточки своего мужа денежные средства в полном объеме - банкомат выдавал российскими рублями в эквиваленте $500 в день. При этом на моей старой карточке никаких ограничений не было! Как это понять?


Карты, может, и важны, но деньги каждому нужны!

Я вот думаю: при таких ограничениях при покупке и использовании инвалюты необходимо обладать талантом, чтобы ежемесячно платить государству высокие налоги - от десяти минимальных окладов - и другие платежи (в общей сложности более полутора миллионов сумов ежемесячно), как это делаем мы!

Лично я зачислила свои сумовые средства для покупки иностранной валюты на карточку до 30 марта 2013 года, торопясь успеть использовать свой квартальный лимит покупки валюты. А воспользовалась картой только в период с 15 мая по 20 мая, когда оформила визу для поездки в Дубай. То есть, я вынуждена была свои и без того скудные денежные средства отнести в банк, чтобы он мог пользоваться моими деньгами без какого-либо вознаграждения целых 45 дней! Мне же взамен – неизвестно кем установленный лимит на мои же средства.

Нам постоянно говорят, что мы живем в демократической стране с развитой рыночной экономикой. Но соответствуют ли реалии дня теоретическим выводам чиновников и банкиров, своими действиями дискредитирующих указы главы государства? Как нам дальше быть и что делать, если в качестве предпринимателей мы безоговорочно выполняем свои обязательства перед государством, а плодов своего труда практически не видим, влезаем в долги, наш бизнес рушится по воле неких банковских «контролеров»?! Между тем, только за последние два года я выплатила налоги в размере 16 миллионов сумов!»

Заканчивая свое эмоционально-горестное повествование, Елена Агибалова вспомнила жалостливое отношение сотрудников арабских торговых точек к узбекским предпринимателям: «Они смотрели на нас как на инопланетян и никак не могли понять, почему у нас валютная карточка есть, а банкомат «не желает» давать деньги. В одном из магазинов мы показали продавцу баланс последнего чека, тот не поверил нам и отправил к банкомату вместе с нами другого продавца - молодую таиландку. Предприняв две тщетные попытки по снятию наличности, таиландка была в таком шоке, что предложила нам заняться бизнесом в Дубае, отметив при этом, что у них в стране к предпринимателям относятся с уважением, и проблем в ведении бизнеса нет. А один из продавцов даже ехидно заметил, что он теперь понимает, почему такое количество узбекских женщин приезжает в ОАЭ заниматься проституцией.

Что тут скажешь? Увы, как ни крути, даже девушкам легкого поведения куда проще заработать наличными 90-150 долларов в день (час «обслуживания» - $30), чем нам, горемычным, попытаться снять с карточек заработанное за годы труда».

Елена сообщила, что уже обратилась с рассказанными в этой статье проблемами в городскую прокуратуру, к депутатам Олий Мажлиса (парламента Узбекистана) и в ряд других контролирующих инстанций. Будем ждать реакции.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




  • Новости партнеров