21 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Кыргызстанская мафия: Власть реальная и официальная

Не секрет, что в смутные времена преступность в стране активизируется. В хаосе системного государственного кризиса криминалитету проще пролезть во властные структуры. Его представители заседают в главном законодательном органе республики, судебные органы зачастую принимают решения в пользу лидеров преступного мира, а исполнительная власть не в состоянии защитить законопослушных граждан. Преступность в Кыргызстане давно приняла масштабы, угрожающие национальной безопасности страны. О роли криминалитета в жизни государства – журналистское расследование бишкекского еженедельника «МК Азия».

Первая часть расследования посвящена цифрам, взятым из различных открытых источников, дабы показать всепоглощающие масштабы коррупции, в которой погряз Кыргызстан. Вторая часть, которую мы публикуем вместе с первой, а также последующие главы расследования содержат информацию, полученную автором статьи Улугбеком Бабакуловым исключительно из собственных источников: она позволит читателям увидеть «подводную часть айсберга» киргизской организованной преступности.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Бесспорно, преступность имеет социальные корни, а главной причиной криминализации населения является бедность. Согласно данным Всемирного банка, в 2011 году Кыргызстан относился к категории стран с низким уровнем дохода на душу населения — 840 долларов. В прошлом году этот показатель составлял 880 долларов. Из стран Центральной Азии ниже показатели только у разоренного многолетней гражданской войной Таджикистана (800 долларов). Для сравнения, в Казахстане доход на каждого человека составил 7,5 тысячи долларов, в Туркменистане — 3,7 тысячи долларов, в Узбекистане — 1,2 тысячи долларов.

* * *

По данным Министерства социальной защиты КР на февраль нынешнего года, в стране за чертой крайней бедности находились более 20 процентов семей (почти 280 тысяч человек). К категории бедных были причислены почти 30 процентов семей (около 37,5 тысячи человек), к малообеспеченным - чуть более 12 процентов семей (157 тысячи человек). При этом число детей, проживающих в условиях бедности, составляет немногим больше 13 процентов (более 700 тысяч) от общего количества населения республики. Отмечу, что, по данным последней переписи населения, в Кыргызстане живут более 5,5 млн человек, из них 2,1 млн детей.

Криминальные лидеры диктуют условия властям, собирают на центральной площади тысячи людей в свою поддержку, разъезжают на шикарных автомобилях, летают за границу, живут в лучших отелях мира. Имена кримавторитетов на слуху: Камчибек Кольбаев (Коля Киргиз), Максат Абакиров (Водолаз), Алмаз Бокушев (Бокуш), Алманбет Анапияев (Алманбет Алайский), Тариель Жумагулов (Тоха), Зыпар Омуракунов (Зыпа), Алмаз Сулайманов (Лемонти) — список можно продолжать долго.

Представители криминала заседают в Жогорку Кенеше (парламенте Кыргызстана), что подтверждает и глава государства. В одном из своих интервью Алмазбек Атамбаев признался, что криминалитет оказывал давление на депутатов в период распада/формирования очередного парламентского альянса. «Что касается коалиции, то ситуация была довольно напряженной до последнего момента, — сказал тогда глава государства. — Буквально шел шантаж, в том числе от представителей различных коррупционных, криминальных групп. Не секрет, что представители криминала есть даже в парламенте».

Имена этих «представителей криминала» тоже известны. Во многих СМИ была опубликована фотография «атажуртовца» Улана Чолпонбаева в обнимку с вором в законе Колей Киргизом во время совместной встречи Нового года в дорогом иссык-кульском отеле «Каприз». Как и положено в криминальной среде, у Чолпонбаева есть прозвище — Хоп. Известно, что Улан Сапарбекович является владельцем ряда увеселительных и питейных заведений в столице и регионах страны.

По оперативным данным, Хоп выполняет роль своего рода сборщика податей с бизнес-структур, которые кольбаевская группировка обложила налогами. А депутат от фракции «Республика» Алтынбек Сулайманов в оперативных сводках фигурировал как Челюсть. Правда, вышеназванные персоны отрицают свою причастность к криминалитету.

Глава государства во время своего вояжа в апреле нынешнего года в Иссык-Кульскую область пообещал местному населению, что к следующим парламентским выборам представители криминала не будут допущены. Как писал классик, свежо предание, да верится с трудом.


Максат Абакиров (Водолаз), «вор в законе» Коля Киргиз и депутат парламента Киргизии Улан Чолпонбаев (Хоп)

* * *

По милицейским данным, сегодня в Кыргызстане насчитывается около двух десятков устойчивых преступных группировок. Несмотря на заверения властей о неустанной борьбе с криминалом, последний на деле контролирует многие сферы жизнедеятельности страны. Например, группировка Бокуша, по данным правоохранительных органов, «заведует» контрабандой продуктов питания, алкоголя и горюче-смазочных материалов из соседнего Казахстана. Сам Бокушев известен своими тесными связями с высокопоставленными чиновниками, в том числе и с руководством МВД: одно время Бокуш был замечен в компании генерал-майора милиции Зарылбека Рысалиева, занимавшего в ту пору пост министра внутренних дел.

Бокушев тоже всячески отрицает свою причастность к ОПГ и даже как-то приходил в редакцию «МК Азия» с просьбой взять у него интервью. Свое желание он объяснил просто: устал, дескать, от постоянных публикаций в СМИ, в которых его называют преступником, держащим в страхе всю Кара-Балту и Чуйскую область. Милицейское ведомство никак не отреагировало на заявление Алмаза Бокушева, описавшего себя кристально честным и чистым человеком, а сотрудников милиции - оборотнями, преследующими добропорядочного бизнесмена.

Одна из таласских группировок плотно занимается «развитием» сельского хозяйства в регионе. Главари этой ОПГ поддерживают тесные контакты с чиновниками областной и районной администраций. Данная группировка контролирует цены на фасоль - основную сельскохозяйственную культуру, выращиваемую в регионе. Ее покупателями являются турецкие бизнесмены, вынужденные приобретать фасоль через эту криминальную группу по изрядно завышенной цене. Туркам попросту не позволяют работать напрямую с местными фермерами.

Иногда преступные группировки создают те, кто по роду деятельности должен с ними бороться. Недавно в Иссык-Кульской области была задержана банда скотокрадов, которую возглавляли милицейские оперативники. Сотрудники уголовного розыска Тонского РОВД задержали группировку в тот момент, когда ее члены транспортировали украденный скот. Следствие установило, что главарем банды был действующий сотрудник милиции Алишер Б. При реорганизации главного управления уголовного розыска МВД он был направлен в распоряжение УВД Иссык-Кульской области, а в апреле сего года назначен оперуполномоченным отдела УВД по борьбе с оргпреступностью. Его «подельник» Нуршат Б. в свое время работал опером в уголовном розыске Первомайского РУВД столицы. В общей сложности за бандой числятся восемь доказанных эпизодов скотокрадства: три в Иссык-Кульской области и пять в Нарынской.

* * *

Гораздо масштабнее выглядит ситуация со столь привычным всем взяточничеством в государственных структурах. По данным экспертов, самые большие размеры взяток «установлены» в правоохранительных органах и системе государственных закупок. По результатам исследования, проведенного Антикоррупционным деловым советом (АДС), «размер взяток в Кыргызстане колеблется от 100 сомов до 1,2 млн сомов ($1=48,6 сомов)… Минимальный размер взятки зафиксирован в Министерстве сельского хозяйства и мелиорации, а также в природоохранном агентстве — 100 сомов». Практически нормой стало взяточничество в социальном секторе, на втором месте по вымогательству стоят правоохранительные органы. А меньше всего денег, по данным АДС, вымогают в местных органах власти.

«Средний размер взятки в системе государственных закупок составляет 97,3 тыс. сомов, в правоохранительных органах — 30,2 тыс. сомов, в государственной таможенной службе — 10,6 тыс. сомов, в судебной системе — 59,2 тыс. сомов», — отмечается в докладе Совета.

Исполнительный директор общественного объединения «Инвестиционный круглый стол» Рафкат Хасанов в декабре прошлого года заявил, что уровень теневой экономики в Кыргызстане составляет 39 процентов от ВВП страны.

При этом наибольший уровень сокрытия доходов зафиксирован в торговле — 18,3 процента. В обрабатывающей промышленности эта цифра достигает 8,4 процента, в транспортной отрасли она равняется 3,4 процента, в строительстве и операциях с недвижимым имуществом — 2,1 процента, в предоставлении коммунальных, социальных, а также персональных услуг — 1,4 процента.

По данным Государственной службы финансовой разведки КР, в нелегальной экономической деятельности страны выявлены значительные суммы теневых доходов. Так, в прошлом году было проверено порядка одного миллиона банковских трансакций по подозрениям с движением полученных незаконными путями денежных средств. В результате были выявлены два миллиарда сомов, участвующих в незаконном финансовом обороте.

Финразведка провела 26 расследований, материалы по которым были направлены в правоохранительные органы. Общая сумма обнаруженных теневых средств по этим делам составила 1,58 млрд сомов.

Следует отметить, что еще в октябре минувшего года председатель Евразийской группы по борьбе с отмыванием денег Юрий Чиханчин сообщал первому вице-премьеру Джоомарту Оторбаеву о том, что, по его сведениям, каждый год из страны вывозится более миллиарда долларов наличными. Все эти средства получены незаконным путем.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

В преступном мире, как и на политическом поле, идет постоянная борьба за власть: до недавнего времени в Кыргызстане «пальму первенства» оспаривали два «законника» — Азиз Батукаев и Камчи Кольбаев, пока первый неожиданно для многих не получил долгожданную свободу и не отбыл специальным авиарейсом на историческую родину. Каждый из них имеет своих сторонников, из числа которых назначаются «вассалы» по регионам. Бывает, ворам удается на какое-то время достичь компромисса, «по-братски» поделить сферы влияния, заключить своего рода пакт о ненападении. Но постоянно растущие аппетиты рано или поздно оборачиваются успешными и не очень попытками устранить конкурентов.

Сейчас единоличным «главой» криминального Кыргызстана является Камчы Кольбаев, он же Коля Киргиз. Правда, в одной из бишкекских колоний отбывает срок еще один вор в законе — Илья Самсония, личность в широких кругах менее известная. Илюша (он же Ило) прилетел из Москвы в ноябре прошлого года и был задержан в аэропорту «Манас» при прохождении паспортного контроля. Самсония обвинили в подделке паспорта гражданина КР, за что Первомайский суд столицы полтора месяца назад приговорил его к четырем годам лишения свободы.

* * *

Обзор иерархии преступного мира КР следует начать, пожалуй, со «смотрящих» — представителей криминала, которые занимаются сбором дани с бизнесменов на закрепленной за ними территории (это может быть и район, и село, и город, и область). Часть средств — «грев» — «смотрящий» передает в места лишения свободы: СИЗО и исправительные колонии. Остальное тратит на себя и на подкуп сотрудников правоохранительных органов.

Улан Камытов
Улан Камытов (Китаец)
«Смотрящих» подбирают из числа молодых ребят, отличающихся дерзким поведением и придерживающихся воровских традиций. В качестве примера можно привести 29-летнего Улана Камытова по прозвищу Китаец — «смотрящего» по микрорайону Западный в Оше. Около трех недель назад Китаец был задержан ошскими милиционерами за избиение соседки.

«Женщина потребовала, чтобы Камытов отогнал машину из-под окон ее квартиры, — рассказывает один из оперативников, — а тот, ворвавшись в ее жилище, жестоко избил ее на глазах детей. 13 июня сотрудники отдела по борьбе с оргпреступностью задержали его, а через два дня привели в городской суд, чтобы получить санкцию на арест. Но судья Жолборс Кудаяров отпустил Китайца, мотивировав свое решение тем, что местожительство Камытова известно, значит, можно вызвать его на допрос в любое время».

Решение судьи милиционеров, мягко говоря, удивило: вот так запросто отпустить бандита, имеющего за спиной пять ходок, открыто пригрозившего милиционерам, что те повторят судьбу полковника Шоноева, расстрелянного в упор в январе нынешнего года во дворе собственного дома?!

«Самое интересное, что в последнее время наши ребята трижды задерживали этого члена кольбаевской группировки, — продолжает опер. — И каждый раз непонятным образом его дело попадало к одному и тому же судье, который выпускал его под подписку о невыезде. А недавно мы узнали, что выйдя из зала суда, он заложил в ломбарде за 40 тысяч сомов свое авто. Я просто констатирую факт, что ему срочно понадобились деньги».

— Каким образом вам удалось определить его принадлежность к определенной ОПГ? Он сам, что ли, заявлял о своем «членстве» в кольбаевской группировке?

— Кто же в этом признается… Во время пребывания в СИЗО Камытов был «смотрящим» за кайфом. А назначить его мог только «положенец», которого, в свою очередь, назначает вор в законе Кольбаев.

— Что значит «смотрящий» за кайфом?

— В местах лишения свободы все, скажем так, должности распределены между блатными, то есть имеющими авторитет арестантами. Например, «смотрящий» за хатой следит за тем, чтобы сокамерники вели себя «по понятиям», «смотрящий» за азартными играми требует проценты с выигравших и обязательное исполнение взятых обязательств с проигравших. «Смотрящий» за общаковской казной контролирует движение финансов, а «смотрящий» за кайфом занимается распределением наркотиков. Должность, по воровским понятиям, почетная…

— А чем занимается Камытов как «смотрящий» по микрорайону Западный?

— Обкладывать данью бизнесменов он уже не может, поскольку мы обеспечиваем предпринимателям защиту от вымогателей. Могу констатировать, что Ош сейчас является «красным», то есть контролируется милицией. Допускаю, что Китаец собирает дань с каких-нибудь карманников, орудующих на местном рынке, или же с домушников, промышляющих квартирными кражами. Но с мелкими преступниками прекрасно справляются наши оперативники из уголовного розыска, так что, полагаю, Китайцу сейчас приходится перебиваться с хлеба на воду.

— Вы говорили, что Камытов отвечал за распределение наркотиков. А сами «опэгэшники» употребляют зелье?

— Это исключено. Если среди них выявляется наркоман, от него сразу избавляются: наркоша за дозу может сдать всех и вся.

— Хотя сами кримавторитеты приторговывают отравой…

— Ясное дело, ведь наркотики приносят большие деньги. У иных эти дела осуществляются по принципу семейного подряда. К примеру, в семействе Досоновых наркотиками промышляют папаша и отпрыск. Отец семейства Кадыр Досонов (по прозвищу Дженго) является «положенцем» по Ошу и Ошской области, фактически заместителем Коли Киргиза, его словом и волей. В октябре прошлого года его задержали в Таджикистане и передали нам. Пока шло следствие, он находился в местном СИЗО. Но месяц назад судьи внезапно приняли решение о его освобождении. Как и следовало ожидать, Дженго скрылся. По некоторым данным, он сбежал в Дубай. А до этого милиционеры задерживали его сына с крупной партией афганского чарса…

Кадыр Доносов
Кадыр Досонов (Дженго)
— Если Дженго сбежал, значит, место «положенца» в Оше вакантно?

— Как бы не так. Он по-прежнему может управлять делами посредством телефонных звонков.

— Так почему все-таки освободили Дженго? Ведь ясно было, он не будет сидеть дома в ожидании очередной судебной повестки.

— Есть две версии на этот счет. Во-первых, близятся выборы градоначальника Оша, а за ними последуют парламентские и президентские. Учитывая амбиции нынешнего мэра Мелиса Мырзакматова, могу сказать, что ему нужна стопроцентная уверенность в своей победе. А лучше Дженго никто не сможет «убедить» депутатов горкенеша (горсовета) сделать правильный выбор. Потом Мырзакматов захочет протолкнуть свою партию в Жогорку Кенеш, а еще через пару лет состоятся выборы президента — ну чем черт не шутит… Вторую версию я бы назвал забавной. У кыргызов есть поговорка, которая в переводе на русский язык звучит как «вор разбойника обокрал»: братки приумножают воровскую казну, госслужащие отмывают деньги. Так вот, есть у нас местный житель Мавлян Якубов — парень молодой, предприимчивый: то видеотехнику из Китая и Эмиратов привезет и сдаст оптом местным перекупщикам, то из соседнего Узбекистана одному ему известными путями доставит в Ош удобрения большими партиями. Якобы под такие дела Мавлян однажды выпросил у Дженго общаковские 30 тысяч долларов. Через месяц вернул долг с процентами, а Досонов расщедрился — к прежней сумме добавил еще 20 тысяч долларов: дескать, ты человек слова, работай. Якубов взял деньги, причем не только у Дженго, и был таков.

— А у кого еще он «одолжился»? Тоже у кого-то из представителей криминалитета?

— Да нет — чиновников «обезжирил». Говорят, у самого Мырзакматова занял 300 тысяч долларов, у начальника УВД Суюна Омурзакова и его брата — 700 тысяч, у какого-то прокурорского работника Айбека — 400 тысяч. В общем, «насобирал» у чиновников Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областей порядка 3 млн долларов и исчез.

— Что же он чинушам пообещал? Телевизоры из Дубая?

— Не только. По слухам, он убедил губернатора Ошской области Сооронбая Жээнбекова в том, что привезет удобрения, и попросил его написать гарантийное письмо главам айыл окмоту (сельских управ), чтобы те дали ему деньги — 700 тысяч долларов. Естественно, чиновники не могли смириться с тем, что их обвели вокруг пальца как детей малых. Потому они и подключились к освобождению Дженго, чтобы тот, оказавшись на воле, нашел Якубова и вытряс с него доллары. А Кадыр тоже не дурак оказался — только вышел, тут же смылся.

— Но ведь Дженго, как вы сказали, может и по телефону «рулить»?

— Может. Но если он и вправду потратил деньги общака, то свои же могут с него жестко спросить.

— Выходит, Якубова никто искать не будет?

— Ну почему же? Да, ни один из обманутых чиновников по понятным причинам не обратился с заявлением в правоохранительные органы. Это значит, что они будут искать Мавляна с помощью криминалитета.

Оперативные данные

«Группировка Кадыра Досонова состоит примерно из 20 человек. Пятеро из них являются положенцами: К.Досонов (по городу Ош и Ошской области), К.Айдаров (по Араванскому району), М.Закиров (по Ноукатскому району), Э.Казаков (по Узгенскому району), М.Калбаев (по Карасуйскому району).

Досонов Кадырбек Акбарович 18.06.1971 г.р., уроженец села Кенжекул Карасуйского района Ошской области, прож. г. Ош, ул. ****, дом. № ***. Прозвище Дженго. Придерживается воровской идеи. Передвигается на автомашинах БМВ-520 черного цвета, БМВ-520 серебристого цвета, бронированной «Тойоте Ленд Крузер» черного цвета. По полученной оперативной информации, на автодороге Ош-Хорог в приграничном селе Сары-Таш Алайского района была задержана автомашина, которая направлялась в Таджикистан для обмена на наркотики. В настоящее время машина находится на стоянке УВД Ошской области. Досонов контролирует поставки наркотиков из таджикского Хорога, в обмен на которые в РТ отправляет автомашины. Имеет связи с представителями ОПГ РУз — вором в законе Бахти Ташкенстким и криминальным авторитетом Салибаем Киргизбаевым. Поддерживает связь с положенцем РТ по имени Миновар. До начала массовых беспорядков в июне 2010 года занимался вымогательством денег с частных предпринимателей г. Ош и области, обязав их ежемесячно выплачивать «долю». После массовых столкновений в июне 2010 года источником доходов Досонова остается наркотрафик: Дженго по-прежнему контролирует перевозку и сбыт наркотиков. 25-30 процентов полученных денег он отчисляет в общак и направляет осужденным в учреждения ГСИН КР».

Продолжение следует

Улугбек Бабакулов. Материал подготовлен при финансовой поддержке проекта SCOOP – сети журналистов-расследователей Восточной Европы, России, Кавказа, Центральной Азии и Западной Африки. Проект финансируется Министерствами иностранных дел Дании и Швеции

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА