16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Баходир Чориев: «Дело моего отца - свидетельство правового нигилизма и несправедливости в Узбекистане»

На фото: Хасан Чориев

Задержание и обвинение в тяжком преступлении 71-летнего Хасана Чориева, отца лидера Народно-демократического движения «Бирдамлик», большинство владеющих темой специалистов связывают с оппозиционной деятельностью его сына Баходира, который призывает узбекистанцев к ненасильственному сопротивлению властям, а не так давно заявил даже о своих президентских амбициях. «Преследование отца - свидетельство господства правового нигилизма, насилия и несправедливости в Узбекистане, а желание представителей режима отомстить старому больному человеку за то, что он никогда не склонял свою голову перед властями и за оппозиционную деятельность его сыновей, - позорно», - пишет Баходир Чориев в своем открытом письме.

* * *

Как бы это не звучало тривиально для одних и скептически для других, гуманизм - основа нашей политической, социальной, экономической, культурной и организационной деятельности. Народно-демократическое движение Узбекистана «Бирдамлик» («Солидарность») родилось из недр теории и практики человеколюбия Востока и Запада. Для нашего движения борьба за свободу, права, достойную жизнь человека начинается с преодоления им страха, безразличия, веры в лживую идеологию тоталитарного или авторитарного режима. Осознание личностью гражданского долга и переход к активной позиции - прямой путь к нам, борцам ненасильственного, гражданственного неповиновения.

Хочу подчеркнуть, что с обретением независимости Узбекистан вместо желаемого большинством граждан движения в сторону демократического Запада начал опускаться вниз - к отсталости и мракобесию. Ислам Каримов многократно заявлял, что он, прежде всего, экономист, инженер и только потом политик. Но на самом деле он не ввел реальные рыночные отношения, не способствовал формированию класса собственников, что привело к разрушению экономического и инженерно-технологического потенциала республики. Зато его очень занимает то, что говорят, пишут о нем и его режиме. Смельчака, который посмел сказать или написать правду о ныне господствующем в Узбекистане режиме и его «незаменимом» руководителе, ожидает неминуемая месть, где бы ни жил. Это одна из главных причин того, почему власти взъелись на моего отца - Хасана Чориева.

Каждому человеку дороги его родители. Но когда семья большая – восемь сыновей и две дочери, матери и отцу приходится нелегко.

Баходир Чориев родился 31 октября 1969 года в Шахрисябзском районе Кашкадарьинской области Узбекистана. В 1986 году поступил на вечернее отделение Томского политехнического института и в ПТУ №17 Томска, которое окончил спустя год. С 1987 по 1999 годы работал радиомонтажником на Томском заводе «Контур», отслужил в армии. В ноябре 1989 года женился, растит четверых детей. Вернувшись в Узбекистан, в 1999 году возглавил ОАО «Кеш» - бывший животноводческий колхоз имени Калинина. В 2001 году по обвинению в экономических преступлениях был осужден на шесть лет лишения свободы. В 2002 году освобожден по амнистии. В настоящее время вместе с семьей проживает в США. Его отец Хасан Чориев 71-летний был арестован по подозрению в изнасиловании девушки через несколько дней после того, как «Фергана» опубликовала интервью с Баходиром, лидером оппозиционного движения «Бирдамлик», который заявил о своих президентских амбициях.
Мой отец – независимый, смелый и трудолюбивый человек, готовый всегда придти на помощь, мастер на все руки. Он был строг и справедлив к нам, к окружающим. Он с малых лет внушал мне мысль, что я - его старший сын и потому должен во всем показывать добрый пример своим братьям и сестрам. Наши родители требовали, чтобы мы ни при каких обстоятельствах не врали, хорошо учились и были трудолюбивыми. В начале 80-х годов отец работал экспедитором в совхозе и сумел привезти из России четыре вагона древесины для нужд родственников и знакомых. В те времена это считалось спекуляцией. Отца вызвали в прокуратуру и посадили. Через девять месяцев его отпустили, но дело не было закрыто, и над ним висела опасность четырех-пяти лет заключения. И тогда с помощью своего друга он перешел работать в другой совхоз садоводом-хлопкоробом. Мне, тринадцатилетнему мальчику, он объяснил, что ему нужно добиваться отмены несправедливого решения, поэтому некоторое время мне придется заменять его на рабочем месте. Я работал на хлопковом поле, в саду, содержал корову, овец и вел домашнее хозяйство. Расстояние между нашим домом и совхозом, где я самостоятельно жил и работал, было 160 километров.

Отец редко приезжал, так как добивался отмены несправедливого решения, бегал по прокуратурам, судам, писал жалобы. Это продолжалось почти год. Только после отмены несправедливого решения по его делу он занял свое место в совхозе. Я был счастлив, гордился победой отца и радовался, что после почти годичного перерыва я вернусь домой и пойду в школу. Самостоятельная работа в совхозе была для меня отцовской школой стойкости и упорства.

В период до независимости Узбекистана и после отец без страха говорил правду о состоянии дел в стране, о руководстве Узбекистана, Кашкадарьинской области и городов Карши, Шахрисабз. Всегда, благодаря самоотверженному труду и предприимчивости, обеспечивал своей большой семье надлежащий уровень жизни. Мне кажется важным, что он сумел воспитать своих детей правдивыми, предприимчивыми, приучил к трудолюбию.

Долгое время отец работал обходчиком в «Водоканале», а в 2003 году, выйдя на пенсию, создал ферму. Благодаря его трудолюбию, упорству и умению организовать работу ферма начала быстро расти, набирать силу. Но коррупция, как спрут, охвативший весь Узбекистан, не обошла стороной и Шахрисябз. Чиновники различных служб говорили отцу о необходимости давать взятки руководству. А он им отвечал, что не должен никому. Тогда его начали шантажировать. Вспомнили о том, когда и где он критиковал диктатора Каримова, хокимов (глав администраций) области, города и района. Досталось ему и из-за меня: его старший сын Баходир Чориев, лидер «Бирдамлика», критикует руководство страны, не признает «достижений» Узбекистана. Финалом ожесточенных атак против Хасана Чориева, стала фабрикация уголовного дела против него и конфискация его богатой фермы.

Весьма любопытно, что хоким Камашинского района, где отец создал свою ферму, поставил ему ультиматум: если старший сын (то есть я, Баходир) прекратит свою оппозиционную деятельность, все встанет на свои места, если же нет – Хасану Чориеву грозит тюрьма.

Не так давно я заявил о своих намерениях стать президентом и о том, что возглавляемое мною оппозиционное движение, учитывая тяжелое положение жителей Узбекистана, вполне может осуществить «цветную революцию», используя ненасильственные методы гражданского неповиновения. Через несколько дней после этого моего заявления Хасан Чориев вновь оказался под ударом властей и силовых структур. В итоге ему, 71-летнему больному старику, предъявлено сфабрикованное по политическим причинам обвинение в изнасиловании 19-летней молодой женщины. Он уже два месяца в качестве заложника удерживается в заключении в Карши. При этом, вопреки республиканским и международным правовым нормам, ему не дают возможности встретиться с родственниками и общественным защитником. Но «адвокат», отстраненный за бездействие от участия в процессе моей родной сестрой, заявил, что следственные действия и суд, якобы, завершены. Однако никаких документов, несмотря на многократные усилия общественного защитника, родственников, правозащитников и друзей, нам не удалось получить.

По словам подставного «адвоката», якобы, суд определил отцу в качестве наказания 5 лет и 2 месяца лишения свободы. Это неофициальное сообщение показывает, что власти Ташкента решили «посадить» Хасана Чориева, во что бы то ни стало. Их не беспокоит то, что у старика слабое здоровье. Скорее всего, ему не оказывают медицинскую помощь. Поэтому переживания родных, близких, друзей и сочувствующих в Узбекистане и в США вполне обоснованные.

Хотелось бы скорректировать два момента, которые не очень точно освещаются различными изданиями.

Во-первых, политическую, антидиктаторскую акцию «Сент–Луис–Вашингтон и обратно» под лозунгом «Свобода, демократия и права человека для граждан Узбекистана!», прошедшую 27-28 июня сего года и получившую большую поддержку публики, СМИ связывают, главным образом, с провокационным арестом моего отца. Но эта акция была запланирована движением «Бирдамлик» задолго до задержания Хасана Чориева, его арест лишь подлил масла в огонь. Во-вторых, мы рассматриваем сфабрикованное дело нашего отца не как личное, а как одно из десятков, сотен тысяч дел людей, незаконно арестованных и незаконно осужденных в Узбекистане.

Значение «дела Хасана Чориева» определяется теми причинами, которые бесят коррумпированно-репрессивный режим: во-первых, он не дал коррупционной системе сломать его; во-вторых, не позволил репрессивной системе напугать его; в-третьих, он не дистанцировался от политики, острых проблем страны и политической деятельности своих семерых успешных сыновей, проживающих в США.

К сожалению, такие независимые, честные и смелые люди, как Хасан Чориев, ныне крайне редко встречаются в Узбекистане. Я пишу это, строго следуя требованию установления истины, а не потому, что он мой отец. Если у кого-нибудь возникнут сомнения, пожалуйста, посмотрите три его обращения на Youtube.com, включенные в текст этой статьи. И вы сами поймете, кто такой Хасан Чориев.

Его «дело» еще раз подтверждает господство правового нигилизма, насилия и несправедливости в Узбекистане. А желание представителей режима отомстить старому больному человеку за то, что он никогда не склонял свою голову перед властями и за оппозиционную деятельность его сыновей, - позорно. Видимо, поэтому цивилизованный мир, международные правозащитные организации и государственные органы демократических стран проявляют пристальный интерес к этому делу.

Баходир Чориев, лидер Народно-демократического движения «Бирдамлик»

Международное информационное агентство «Фергана»