16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

«Покажите их живыми!» Пытка неизвестностью должна закончиться

Тюрьма в Туркменистане. Фото ВВС

2 октября 2013 года в Варшаве, на Ежегодном совещании БДИПЧ ОБСЕ международные правозащитные организации и гражданские активисты призвали оказать давление на правительство Туркменистана. Слоган объявленной кампании - «Покажите их живыми!», а цель - возобновить применение Московского механизма ОБСЕ по отношению к Туркменистану.

«Московский механизм» ОБСЕ был приведен в действие в отношении Туркменистана в 2003 году - после так называемого покушения на президента Сапармурата Ниязова. До сих пор точно неизвестно, что произошло в Ашхабаде в ноябре 2002 года, но десятки людей были арестованы, и скорый суд приговорил их к длительным, в том числе пожизненным, срокам заключения. Публичные «признания», которые делались арестованными под видеозапись и демонстрировались по местному телевидению, убеждают: людей пытали. Позже факты пыток и применения психотропных средств подтвердил и американский гражданин Леонид Комаровский, которого арестовали и допрашивали по тому же делу, но американцы сумели его вытащить из туркменской тюрьмы.

Тогда, в начале 2003 года, ОБСЕ не просто высказала серьезную озабоченность происходящим в Туркменистане. По запросу десяти государств-участников ОБСЕ: Германии, США, Австрии, Канады, Объединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, Греции, Ирландии, Италии, Норвегии и Швеции — был приведен в действие «Московский механизм»: на имя главы делегации Туркменистана в ОБСЕ Владимира Кадырова, министра иностранных дел Туркменистана Рашида Мередова и президента Сапармурада Ниязова были направлены письма, в которых туркменская сторона ставилась в известность о намерении ОБСЕ «образовать миссию экспертов или докладчиков с целью расследования обстоятельств нападения, совершенного в Ашхабаде 25-го ноября 2002 года, а также результатов расследования данного нападения». Докладчиком был назначен профессор права университета Сорбонна Эммануэль Деко. Туркменистан, в рамках процедуры, имел право назначить второго докладчика из ресурсного списка экспертов. Согласно международным обязательствам, Туркменистан должен был впустить миссию ОБСЕ и представить все условия для расследования.

Стоит ли говорить, что никто никого не впустил и никаких условий предоставлено не было. Профессору Деко отказали в туркменской визе. Мало того, ему даже не вернули паспорт, который он сдал в консульский отдел посольства Туркменистана во Франции.

Из рекомендаций, данных профессором Э.Деко: «Туркменистан должен незамедлительно представить отчеты, запрошенные органами ООН и МОТ. В противном случае Генеральная Ассамблея ООН должна будет пересмотреть вопрос о соблюдении Туркменистаном резолюции 50/80 от 12 декабря 1995 г. в части соответствия целям и принципам Устава ООН».

Все рекомендации доклада можно прочесть здесь.
Доклад, тем не менее, был подготовлен и представлен в ОБСЕ. «При всей ограниченности настоящего отчета, из него вырисовывается страшная картина, - говорится в докладе. - Поражает воображение то, насколько декларируемое право отличается от реальности террора и страха. Только возврат к соблюдению принципов и обязательств по ОБСЕ позволит Туркменистану выбраться из пучины, в которую его затягивает».

Профессор Деко не испытывал никаких иллюзий, назвав еще десять лет назад свои рекомендации «утопическими». Однако основным адресатом доклада Деко был, как ни странно, не Туркменистан, а ОБСЕ и международное сообщество: «Туркменистан не может стать черной дырой в ОБСЕ и пустыней прав человека. Изоляция, в которую погружается Туркменистан, - это худшее из всех возможных решений».

В своем докладе профессор Деко процитировал Вацлава Гавела: «Некоторые международные организации умирают из-за собственной вежливости», - и заметил: «Предварительная картина событий, произошедших за три страшных месяца после 25 ноября, ужасающа. Всякое промедление будет означать не просто моральное отречение от случившегося, но и коллективное соучастие в нем».

Полностью доклад Эммануэля Деко можно прочитать у нас на сайте (100 страниц, .pdf, неофициальный перевод на русский язык).

Этим докладом действие Московского механизма в отношении Туркменистана и завершилось. ОБСЕ, сказав «А», отказалась говорить «Б» и словно впала в спячку. Никаких действенных мер в отношении Ашхабада принято не было.

Десять лет тишины

Среди тех, кто пропал в тюрьмах Туркменистана за последние десять лет, Борис Шихмурадов (бывший министр иностранных дел, пожизненное заключение), Тагандурды Халлыев (бывший председатель парламента, министр юстиции, 20 лет лишения свободы); Сейидбай Гандымов (бывший председатель Центробанка, срок неизвестен); Батыр Сарджаев (бывший мэр Ашхабада. Вице-премьер, начальник «Туркменских железных дорог», 12 лет лишения свободы); Реджепбай Аразов (бывший министр обороны, спикер меджлиса (парламента), вице-премьер, председатель объединенных профсоюзов. Данных о сроке нет); Мухаммед Назаров (бывший председатель Комитета национальной безопасности; 12 лет лишения свободы); Тимур Джумаев (предприниматель, срок - 25 лет); Розы Джумаев (отец Тимура Джумаева, 20 лет лишения свободы как родственнику фигуранта дела о покушении); Оразмамед Иклымов (родственник фигуранта дела о покушении, 19 лет лишения свободы).

Список обвиненных «врагов народа», опубликованный в еженедельнике «Адалат» 31 января 2003 года, читайте здесь.
Прошло десять лет. За это время в тюрьмах Туркмении пропали не только «ноябристы», но и десятки других людей, не имеющих отношения к делу о так называемом покушении. Ни родственники, ни адвокаты осужденных, ни представители Международного Красного Креста не имеют никакой информации об этих людях: живы они или нет, в каких условиях содержатся. С ними нет ни свиданий, ни переписки. Государственные органы не отвечают на запросы о судьбах этих людей.

И вот спустя 10 лет в Варшаве снова был поставлен этот вопрос - о возобновлении «Московского механизма» и о необходимости оказать давление на правительство Туркменистана. Международная экологическая организация Crude Accountability, российский Центр развития демократии и прав человека, российская правозащитная организация Freedom Files, Норвежский Хельсинкский комитет, Международный правозащитный центр «Мемориал» совместно с международной Платформой «Гражданская солидарность» выступили с инициативой «Покажите их живыми!» (Prove They Are Alive!), обращенной к правительству Туркменистана.

В брифинге приняли участие президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе, глава Crude Accountability Кейт Уотерс (Kate Watters), главный редактор сайта «Гундогар» Байрам Шихмурадов, российский журналист, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов, другие активисты и правозащитники.

«У нас простые и ясные вопросы, - сказала на брифинге Кейт Уотерс. - Мы хотим, чтобы нам доказали, что люди, пропавшие в тюрьмах Туркменистана десять лет назад, живы. Чтобы члены их семей смогли узнать об этом и встретиться с ними».

Борис Шихмурадов
Байрам Шихмурадов, сын пожизненно осужденного «ноябриста» Бориса Шихмурадова, рассказал: «После так называемого покушения 2002 года в Туркменистане многие люди были подвергнуты произвольным арестам и задержаниям. Кого-то отпускали, кого-то потом снова арестовывали. Точных цифр нет. У родственников нет на руках ни приговоров, ни судебных документов. Неизвестно, где именно находятся заключенные. Нет возможности обратиться за юридической помощью, прибегнуть к адвокатской защите и получить хоть какую-то информацию о заключенных.

Многие родственники тех, кто исчез в тюрьмах Туркменистана, не имеют возможности выехать из страны и свидетельствовать о своем деле. Многие из них даже понятия не имеют, что судьба их пропавших родственников кого-то волнует, что создаются рабочие группы, что вопрос о правах человека в Туркменистане поднимается и на Генеральной ассамблее ООН, и в ОБСЕ, и что идет поиск инструментов воздействия на правительство Туркменистана - с целью принудить Ашхабад соблюдать права человека».

О том, что пора прекратить молчание, говорили все участники брифинга. «Необходимо найти возможность заставить правительство Туркменистана хотя бы начать диалог с международным сообществом по поводу соблюдения прав человека, - сказал Байрам Шихмурадов. - Туркменистан проигнорировал все рекомендации, которые были даны в докладе Эммануэля Деко, и никто никогда не спросил об этом с Ашхабада. Но не может быть, чтобы режим был настолько неуязвим, чтобы такая сила, как ОБСЕ, не смогла повлиять на него».

О том же говорил и российский журналист Аркадий Дубнов. «Это позор для ОБСЕ, что есть страна-член Организации, где уже более 11 лет люди содержатся в условиях, о которых мы ничего не знаем: ни мы, ни адвокаты, ни сотрудники Красного Креста. Покойный туркменский диктатор Сапармурат Туркменбаши примерно через полгода после приговоров сказал одному западному дипломату, который осмелился поинтересоваться судьбой этих людей: «Они сгниют в тюрьме, и никто никогда о них не узнает». Но уже почти семь лет у власти в Туркмении находится другой лидер, Гурбангулы Бердымухамедов. В начале 2007 года, через несколько месяцев после его прихода к власти, выступая в Колумбийском университете, он получил вопрос от американского правозащитника Питера Залмаева по поводу дела «ноябристов». Бердымухамедов несколько растерялся, но ответил так: «Я еще молодой президент, но я думаю, что те люди, о которых вы спрашиваете, живы».

Он не назвал их имен, не сказал, что он уверен. Прошло почти семь лет. И мир так до сих пор ничего и не знает.

Мы не ставим вопрос об освобождении этих людей или об амнистии, - продолжил А.Дубнов. - Мы хотим спросить, живы ли эти люди. Лично мое мнение - президент Бердымухамедов боится сказать правду. Если станет известно, в каком состоянии содержатся или содержались эти люди, мир содрогнется - потому что станет ясно, что эпоха Возрождения Туркменистана, о которой так широко было объявлено, - это эпоха Средневековья. При этом Бердымухамедов остается рукопожатным лидером, и это печальный прецедент: его благосклонности ищут на Западе, и туркменский газ остается главной ценностью, ради которой с этим режимом имеют дело. На Западе умиляются на сообщения из Ашхабада, что там введена двухпартийная система, что там плюрализм и свобода слова, - и готовы потакать Бердымухамедову только на основании этой риторики».

Аркадий Дубнов напомнил, что среди заключенных, о которых ничего неизвестно, - бывший посол Туркмении в ОБСЕ, бывший министр иностранных дел Туркмении Батыр Бердыев. «Я не понимаю, как организация, претендующая на роль главного защитника прав человека, может столько лет не замечать, что ее активный член пропал без вести», - сказал Дубнов.

«Мы должны разбить эту стену молчания, - продолжил тему Юрий Джибладзе. - Необходимо начинать активные действия. Десять лет прошло, как были вынесены приговоры, и мы ничего не знаем об осужденных. Десять лет - это больше чем достаточно, чтобы прекратить молчать и начать действовать.

Мы верим, что страны, которые десять лет назад запустили Московский механизм в отношении Туркменистана, зададут Ашхабаду два простых вопроса. Первый - какова судьба и состояние здоровья тех, кто был задержан по делу о так называемом покушении на Ниязова в ноябре 2002 года. И второй вопрос - разрешить представителям ОБСЕ, адвокатам и членам семей осужденных встретиться с ними.

Это базовые гуманитарные требования, - подчеркнул директор российского Центра развития демократии и прав человека. - Это не политика. В этой кампании не участвуют никакие политические партии, мы не требуем нового суда, пересмотра приговоров и проч. Мы просим страны-члены ОБСЕ, в рамках уже запущенного Московского механизма, сформулировать и задать напрямую правительству Туркменистана простые и важные вопросы. Речь идет о человеческих жизнях».

Руководитель Центральноазиатской программы международного правозащитного центра «Мемориал» Виталий Пономарев уточнил на брифинге, примерно о каком количестве пропавших людей идет речь: «25 ноября была предпринята попытка смещения туркменского диктатора, кончившаяся неудачей. Что точно произошло тогда - неизвестно, но эти события стали отправной точкой для начала репрессий. И следствие, и суды происходили в атмосфере истерии внутри Туркменистана, приговоры, в том числе и пожизненные, были вынесены через 1.5-2 месяца после событий. Точный список осужденных неизвестен, но 31 января 2003 года газета «Адалат» опубликовала список из фамилий 55 осужденных, среди которых одна женщина (условный приговор), пять человек получили сроки менее 10 лет (их обвиняли лишь в недонесении властям о наличии заговора). Остальные получили длительные сроки от 12 лет до пожизненного.

Этот список неполный, - отметил В.Пономарев. - Аресты проходили и после 31 января, среди арестованных были 11 иностранцев: шесть граждан Турции, четыре гражданина России и проживавший в США выходец из СССР Леонид Комаровский. Турки и Комаровский вышли на свободу благодаря усилиям своих правительств. Судьба граждан России (трех этнических чеченцев и одного армянина) до сих пор неизвестна. Предположительно, они не были выданы в Россию, и есть неподтвержденная информация, что один из них скончался в тюрьме.

Все осужденные были помещены в специально построенной тюрьме Авадан-депе - секретной тюрьме, о которой ходит много слухов, но мало достоверной информации, - продолжил Пономарев. - Туда же отправляли проштрафившихся чиновников высокого ранга уже после смерти Ниязова. Потом многих перевели в обычные колонии, но те, кого обвинили в участии в событиях 2002 года, скорее всего, там остались.

Мы получили от активистов гражданского общества неофициальный список погибших в тюрьмах Туркмении, в том числе и арестованных по ноябрьским событиям, и некоторых высокопоставленных ниязовских чиновников. Этот список еще нуждается в проверке, в нем 25 имен, среди которых - 14 фамилий граждан Туркменистана из тех, что были опубликованы в газете «Адалат» в 2003 году», - рассказал Виталий Пономарев.

«Их смерть не была естественной, она наступила в результате условий, в которых находились эти люди, - отметил В.Пономарев. - И моральный долг стран, в свое время инициировавших применение Московского механизма в отношении Туркменистана, - вновь вернуться к этой проблеме и к рекомендациям, сформулированным в докладе Эммануэля Деко. Вопрос должен быть поднят на международном уровне, потому что внутри страны нет сил, которые способны это сделать».

«Нейтралитет не означает безнаказанность»

Кампанию «Покажите их живыми!» уже поддержали несколько стран-участников ОБСЕ. Так, 4 октября, в заключительный день работы Совещания ОБСЕ делегация США выступила со специальным заявлением о невыполнении рекомендаций странами, в отношении которых применялся Московский механизм, сообщил Гундогар. Глава делегации США посол Роберт Брадтке сказал: «И через 10 лет после того, как в 2003 году был запущен Московский механизм, мы продолжаем сохранять озабоченность ситуацией с правами человека в Туркменистане. Нас беспокоит отсутствие доступа к лицам, содержащимся в туркменских тюрьмах, включая политических заключенных… Мы до сих пор не имеем информации о состоянии здоровья и месте содержания бывшего министра иностранных дел Бориса Шихмурадова и нашего бывшего коллеги по ОБСЕ Батыра Бердыева. Мы присоединяемся к требованию, озвученному на брифинге в среду: Покажите их живыми!»

В докладе Эммануэля Деко было сказано: «Постоянный нейтралитет Туркменистана не может сводиться к политике отсутствия на тех встречах ОБСЕ по человеческому измерению, заседаниях органов ООН и комитетов МОТ, где он обязан отчитываться о выполнении международных обязательств. Постоянный нейтралитет не должен стать фиговым листком, прикрывающим постоянные нарушения прав человека».

Тема нейтралитета Туркменистана была затронута и делегацией Швейцарии - страны, которая возглавит ОБСЕ в 2014 году. Швейцария включила кампанию «Покажите их живыми!» в число своих приоритетов, и, по словам источника «Ферганы», на презентации будущего председательства было сказано: «Нейтралитет не значит безнаказанность».

Возможно, что-то и сдвинется. Ашхабаду очень важны внешние проявления почтения и уважения со стороны международного сообщества. Возможно, прямые и неполитические вопросы международных правозащитных организаций, подхваченные странами-членами ОБСЕ, заставят Туркменистан на них ответить. В любом случае, молчание прервано, и это уже означает, что появилась надежда на прекращение пытки неизвестностью.

Мария Яновская

Международное информационное агентство «Фергана»




  • Новости партнеров