24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Кого хочет обмануть премьер-министр Узбекистана?

На только что прошедшей в Узбекистане ежегодной хлопковой ярмарке глава правительства этой среднеазиатской республики Шавкат Мирзияев рассказал миру о своих фантастических планах. По его словам, через два-три года в восемьдесят и даже девяносто процентов хлопка будет собираться машинами. Уже в текущем году, сказал глава узбекского кабмина, в сборе урожая задействовано более тысячи хлопкоуборочных машин. Чтобы понять, насколько осуществима такая правительственная программа, выгодна ли она сельчанам и государству, что и как собирают комбайны, работают ли они в поле в настоящее время, мы обратились к опытному узбекскому фермеру. И вот что на нам рассказал...

* * *

- В сентябре 2013 года в наш районный машинно-тракторный парк (МТП) поступило около двадцати новеньких хлопкоуборочных машин. Но они до сих пор безвыездно стоят там, такие же новехонькие и свеженькие...

«Фергана»: - Чьего производства эти машины?

- Ташкентского тракторного завода (ТТЗ). Но здесь, в Узбекистане, их только собирают. На ТТЗ наладили производство трехколесных и четырехколесных тракторов, которые используются на вегетации хлопка. Трактор похож на советский «Т-28» У них моторы от «Беларусь-МТЗ-80». Вот к ним и прикрепили хлопкоуборочный агрегат.

- Почему они не работают, ведь как раз идет хлопковая страда?

- Несколько раз их пытались использовать на полях, но ничего не получилось. В итоге фермеры не разрешили. Во-первых, потому что механизированный хлопковый сбор обойдется им очень дорого: одна тонна машинной уборки - около 300.000 сумов (чуть больше ста долларов по курсу «чёрного рынка»). В эту сумму входит оплата труда водителя, стоимость горючего, оплата за услуги МТС, амортизация и «разное»…

- Это дорогая аренда для фермера? А купить, приобрести в собственность они их не могут?

- Редкий фермер сможет позволить себе купить такой трактор. Пока за комбайны государство заставило заплатить МТП. Заставили следующим образом. МТП получили кредиты с банков и заплатили ТТЗ за машины надлежащую сумму.

- Но если машины не работают, как МТП смогут вернуть потраченные деньги?..

- Было такое дело и раньше, когда в 2000-х годах МТП покупали «Магнумы» - колесные пахотные тракторы из США. Тоже за банковские кредиты, которые отплатить так и не смогли. Потом этих МТП заставили покупать зерноуборочные комбайны точно таким образом. И те банковские кредиты не были погашены. В конце концов всех МТП объявили банкротами, закрыли их, и тут же на их базе пооткрывали новые организации с другими названиями – МТС (машинно-тракторная станции). То есть, у этих организаций просто поменяли «шапку». После покупки этих хлопкоуборочных машин, с большой вероятностью, МТС вскоре снова обанкротятся.

Странная картина получается... Ну ладно, вернемся к фермерам. Какие еще у них есть причины отказа от техники?

- Во-вторых, машинный сбор ухудшит сортность сдаваемого хлопка. При ручном сборе фермер свой хлопок сможет продать на 1-сорт/второй класс, это — 850.000 сумов за одну тонну. А при машинном сборе этот же хлопок можно продать лишь за 3-сорт/ второй класс. Получив за тот же объем примерно 500.000 сумов. Весь год работать, вырастить хлопок и все вырученное отдать только за его уборку - такую роскошь может себе позволить не каждый.

Сортность хлопка-сырца при приеме на хлопкоперерабатывающие заводы ранжируется следующим образом. Всего — пять сортов. Первый сорт – это самый лучший хлопок, пятый – самый худший, который нельзя использовать в текстильной промышленности. Это – линт (коротковолокнистый пух хлопка). Каждый сорт делится на три класса. Обычно на первый класс хлопзаводы не принимают. Если даже и принимают, то лишь в самом начале уборки и в мизерном количестве, чтобы в отчетах можно было указать, что хлопок принят и на 1 сорт/1 класс. Обычно принимают на 1 сорт/2 класс, 2 сорт/2 класс, 3 сорт/3 класс и далее все хуже и хуже, в убыток фермеру.

Средний узбекский фермер продает хлопок по всем сортам и в среднем у него получается 850.000 сумов за тонну. Ведь у нас выращивают, в основном, средневолокнистый хлопок. Длинноволокнистый - только в Сурхандарье и частично в Бухаре. При машинной сборке сортность и цена, которую фермер получит за сданный хлопок, упадет почти вдвое... Но это даже не самая главная причина отказа.

- Какие же есть еще?

- На наших полях ммашины быстро превратятся в металлолом. Потому что, чтобы вырастить хлопок под машинный сбор, нужно готовить поля в течение целого года, начиная с пахоты. Сегодня хлопковые поля не подготовлены к машинному сбору. Что следовало бы сделать? Первое: оба конца поля по три метра расчистить от стеблей и выровнять, чтобы комбайны могли остановиться и сделать разворот. Второе: чеканку (прореживание) нужно проводить тоже механизированным способом. Лишь в таком случае рост всех хлопковых стеблей будет одинаковым - 90 см - 1 метр.

Третье: ряды должны быть полными. Для этого в грядке на каждом метре должно быть 15-18 кустов, без пробелов, а в одном гектаре — 100-000-120.000 кустов хлопчатника. Четвертое: поле должно быть ровным. Пятое: дефолиация должна быть проведена одинаково на всем поле...

К сожалению, ни один из этих пунктов ныне фермерами не выполняется. Потому что попросту для всего этого нет никаких нормальных возможностей.

Вспашку в советское время делали гусеничными тракторами, на глубину, как минимум, 35 сантиметров. Ныне это сказка. Редко у кого есть гусеничный трактор. Большинство фермеров проводят вспашку на своих тракторах «Беларусь-МТЗ 80», на глубину от силы 15-20 см.

Весной потребуется перепашка, чизелевание, выравнивание поля длинновозом. Для всего этого, если даже технику находят, нет дизельного топлива. Поэтому подготовку земли к посеву проводят с грехом пополам и сажают семена в неровную землю. На выровненной земле семена должны пасть на 3-4 см в землю. А на неровной земле - где семена останутся на поверхности, где лягут на 7-9 см. Поэтому нормальных, ровных всходов не получится и машина не сможет убрать хлопок нормальным образом.

О механической чеканке не может быть речи. Поэтому рослых стеблей у многих фермеров попросту нет. Потому что обработка (вегетация) хлопчатника проходила наихудшим образом. Минеральные удобрения, предназначенные для хлопчатника, «ушли» по другому адресу. Полив проводили не на должном уровне. И так далее - по многим причинам.

По сути, хлопковые поля совершенно не годятся для машинного сбора. Начальство это прекрасно знает и поэтому на фермеров особо не давит. Ведь, чтобы обеспечить машинный сбор, надо выполнять все вышеперечисленное.

- Но если выполнять, то машинный сбор экономически выгоден?

- Машинный сбор, конечно, выгоден, но при определенных условиях. Должно быть вдоволь техники, запчастей, ГСМ, оплата за выращивание хлопка должна быть нормальной. Сейчас, чтобы вырастить хлопок на 1 сорт/2 класс на 850.000 сумов, фермер вынужден израсходовать полтора миллиона сумов. То есть, все фермеры Узбекистана сидят в должниках, являются крепостными крестьянами образца XVII-XVIII века в России.

В 1987 году мы на своем поле в 124 гектара с первого машинного сбора собрали по 23 центнера с гектара. При плане 13 центнеров. Половину второго сбора тоже проводили машинами, а потом бросили, посчитав, что это нам экономически невыгодно. Наше поле потом собрали другие бригадиры машинами, потом привели студентов и т. д. Имейте в виду: лишь с первого машинного сбора - 23 центнера! Сегодня на этих полях с четырех ручных сборов не могут собрать 23 центнера...

- Что все-таки может и что должно сделать государство, чтобы реализовать виды на массовый машинный сбор? Реально ли это в нынешних условиях в Узбекистане?

- Это будет реальным в том случае, если власть сейчас же, по итогам 2013 года, сделает перерасчет и оплатит фермеру как минимум по 2.000.000 сумов за 1 тонну хлопка-сырца (около 740 долларов по реальному курсу). Это вызовет интерес фермера к хлопку. Сейчас же фермер делает все для того, чтобы как-то обмануть власти, урвать несколько соток земли, чтобы засеять там что-то для себя. Для своих поливальщиков, работников. Сейчас у фермера нет никакого интереса сеять хлопок. В 1900-х годах, когда Российская империя заинтересовалась в хлопковолокне, то из России привезли в Узбекистан качественное зерно и за 1 кг хлопка-сырца давали 16 кг пшеничного зерна. Вот так дехкане Туркестана заинтересовались хлопком и начали сеять прибыльный, пользующийся большим спросом хлопок большими объемами.

А сейчас, посчитайте: за 1 кг хлопка сырца (за 1 сорт/2 класс) дают 850 сумов. Пшеница у нас сегодня стоит 700-800 сумов за килограмм. А ячмень - 1000-1500 сумов за кило. Получается, что хлопок не выгоден. Государство пока не может заинтересовать фермера экономически. Поэтому закрепощает его и заставляет собирать хлопок из-под палки.

Беседовал Даниил Кислов

Все материалы о «хлопковой экономике» в Узбекистане читайте в нашей специальной рубрике «Хлопок».

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА