16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Таджикистан: Мнимая оппозиция и новый срок Рахмона

21.10.2013 12:54 msk, Хайрулло Мирсаидов

Политика Таджикистан Религия Анализ

Впервые за всю историю независимости Таджикистана предстоящие 6 ноября президентские выборы в стране обещали быть самыми интригующими. Поводов делать такие выводы за последний год было более чем достаточно. Новые оппозиционные лица, громкие заявления, аресты, покушения, но в итоге все осталось на своих местах, а Эмомали Рахмон обеспечил себе еще один президентский срок, но обо всем по порядку…

Три «врага» из-за границы

Еще летом прошлого года на политическом олимпе Таджикистана появилась новая фигура – Умарали Кувватов. Вынужденно покинув страну, он создал оппозиционное движение «Группа 24». Его резкие заявления в адрес Эмомали Рахмона сразу же нашли поддержку в таджикском обществе, СМИ активно начали освещать его деятельность.

Умарали Кувватов
Все это происходило, несмотря на его весьма сомнительную репутацию. Кувватов никогда не был политиком, реформатором и тем более правозащитником. Вся его деятельность в последние годы была связана с бизнесом семьи президента. Он создавал бизнес-компании, через которые приносил немалые доходы своим покровителям. А как только он стал не нужен, сразу же записался в оппозиционеры и начал критиковать режим Рахмона.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что население Таджикистана доведено до такого состояния, что готово поддержать любого, кто выступает против нынешних властей страны. Естественно, таджикским властям нужно было в срочном порядке изолировать негодующего оппонента, который слишком много знал о бизнесе семьи президента. В итоге, Кувватов по запросу правоохранительных органов Таджикистана был задержан в декабре 2012 года в Дубае и выпущен на свободу всего несколько дней назад. Понятно, что теперь уже Кувватов не представляет никакой опасности, так как регистрация кандидатов в президенты завершена, и ничто не помешает Рахмону остаться на своем посту. Кстати, за все время, пока Кувватов сидел в СИЗО, никто из других лидеров так называемой «Группы 24» не продолжил его дело. Отсюда можно сделать вывод, что Кувватов был первым и единственным членом этой группы, которую создал из-за личной мести к семье Рахмона.

Дододжон Атовуллоев
Другой яркий таджикский оппозиционер, лидер движения «Ватандор» Дододжон Атовуллоев, который уже долгое время живет за пределами страны, с появлением Кувватова нашел в его лице хорошего напарника. Неоднократно они вместе выступали по телевизионным каналам, жестко критикуя Эмомали Рахмона и в ультимативном порядке требуя от него оставить президентский пост. Движение «Ватандор» существует уже несколько лет, однако по сегодняшний день никто, кроме самого Атовуллоева, официально не признал свою причастность к этому движению. Велика вероятность, что «Ватандор» тоже состоит только из одного Атовуллоева, если не считать некоторых людей, которые временами снабжают Атовуллоева компрометирующими Эмомали Рахмона материалами. После попытки покушения на оппозиционера и задержания в аэропорту Москвы он был вынужден покинуть Россию и перебраться в Европу. Атовуллоев неоднократно заявлял о своих тесных связях в Кремле, что, видимо, и тревожило таджикские власти. Ведь в России, помимо миллиона обычных трудовых мигрантов, живут и весьма успешные таджикские бизнесмены, которые могли объединиться и вмешаться в предвыборный процесс в Таджикистане. Этот возможный план также был успешно разрушен.

Абдумалик Абдулладжанов
Самая громкая фигура в истории независимого Таджикистана, бывший оппонент главы государства на президентских выборах 1994 года, экс-премьер в 1990-х годах Абдумалик Абдулладжанов после почти 20-летнего молчания дал о себе знать в ноябре прошлого года. Проиграв на выборах, он покинул страну, а вскоре был объявлен в международный розыск за попытку государственного переворота. В своем интервью он заявил, что не претендует на президентское кресло, однако отметил, что сделает все возможное для процветания Таджикистана. Последние слова отчасти можно было понять как возможное возвращение Абдулладжанова в политику. По крайней мере, власти Таджикистана восприняли эти слова именно так. В итоге, в феврале текущего года он был задержан в аэропорту Киева, а украинский суд намеревался экстрадировать его в Таджикистан. Спустя два месяца он был освобожден, поскольку имел статус беженца в США. После освобождения Абдулладжанов вновь исчез. От приближенных к нему людей стало известно, что на встрече с друзьями в одной из стран Европы экс-премьер заявил, что не собирается вмешиваться в политические процессы Таджикистана и уходит на покой.

Таким образом, все три одиозные фигуры для властей Таджикистана находящиеся за пределами страны были устранены с политического поля. Однако нешуточные страсти начали разгораться уже в самом Таджикистане.

Внутренняя оппозиция

Зайд Саидов
Через несколько дней после освобождения Абдулладжанова в Душанбе группа экономистов и успешных бизнесменов заявила о намерении создать новую партию «Новый Таджикистан». Во главе этой группы стоял бывший министр промышленности Зайд Саидов. Инициативная группа заявила, что не намерена выдвигать своего кандидата на предстоящих президентских выборах, но их партия собиралась всерьез бороться за депутатские кресла на парламентских выборах 2015 года.

Реакция властей на это заявление была молниеносной. Тем более СМИ и гражданское общество начали представлять будущую партию как новую политическую силу. Через месяц Зайд Саидов уже сидел в следственном изоляторе. Главной проблемой Зайда Саидова было то, что как бизнесмен он «поднялся» в России, где по сегодняшний день у него много связей и партнеров. Видимо, власти Таджикистана решили, что Саидов и является тем самым кандидатом от внешней оппозиции, причем одобренным Кремлем. А на фоне недовольства Москвы действиями Рахмона на протяжении последних лет эта версия казалась наиболее правдоподобной.

Власти провели показательную порку, наложив арест на многочисленные предприятия Зайда Саидова и обвинив во всевозможных преступлениях.

Все это происходило на глазах лидера главной оппозиционной силы – Партии исламского возрождения (ПИВТ) Мухиддина Кабири, который тоже является весьма состоятельным человеком, имеющим в Таджикистане высокодоходный бизнес. Таким образом, власти намекнули, что Кабири тоже может ждать участь Саидова, если его партия предпримет серьезные попытки сместить Эмомали Рахмона с трона. Хотя сам Кабири неоднократно заявлял, что не намеревается выставлять свою кандидатуру, однако он заверял, что ПИВТ обязательно примет участие в выборах и выдвинет своего кандидата - или поддержит кандидата от другой политической партии или вообще беспартийного человека. Надо отметить, что ПИВТ только формально является оппозиционной силой. В реальности эта партия весьма лояльна нынешним властям.

Рахматилло Зойиров
На фоне такой пассивности и неопределенности ПИВТ лидер социал-демократов Таджикистана Рахматилло Зойиров еще в июне заявил, что готов стать единым кандидатом в президенты не только от оппозиционных, но и всех демократических сил. Надо отметить, что несмотря на малочисленность социал-демократов, Зойиров пользуется большой поддержкой гражданского общества Таджикистана, он весьма популярен. По мнению многих экспертов, эта кандидатура являлась оптимальной альтернативой действующему президенту. Зойиров начал активно инициировать объединение оппозиционных сил, чтобы выступить на выборах единым фронтом.

Конечно, главным союзником социал-демократов в этом союзе должна была стать и стала ПИВТ, но с какой целью? Исламисты долгое время тянули в выборе единого кандидата, а в конце практически в ультимативном порядке выдвинули Ойнихол Бобоназарову. Столкнувшись с резкой критикой со стороны гражданского общества за такое решение, ПИВТ начала активно искать оправдания своим действиям. Сначала было заявлено, что кандидатуру Бобоназаровой предложил профессор Ходжимахмад Умаров, который также вошел в Союз реформаторских сил, а потом вовсе заявили, что Бобоназарову как кандидата предлагал бывший лидер ПИВТ Саид Абдулло Нури. Конечно, свалить все на умершего человека легче всего – с него никто не спросит. Кандидатура Зойирова со стороны ПИВТ фактически была просто проигнорирована, о чем социал-демократы официально заявили позже. Чтобы не допустить раскол Союза реформаторских сил, о чем сразу заговорили по всей стране, социал-демократы вынужденно согласились с выбором кандидата от ПИВТ. Кстати, «Группа 24» Умарали Кувватова и движение «Ватандор» тоже поддержали кандидатуру Бобоназаровой, хотя в первые дни Дододжон Атовуллоев во всеуслышание заявлял, что лидер ПИВТ Кабири - предатель, который отобрал у таджикистанцев последнюю надежду на изменения.

Почему ПИВТ так поступила?

Ойнихол Бобоназарова
Теперь давайте попробуем понять, зачем ПИВТ пошла на такой шаг. Бобоназарова далеко не политик, и знает ее меньше одного процента населения страны. Фактически она ничем не лучше подставных кандидатов от проправительственных партий. А в действительности Бобоназарова как раз и стала подставным кандидатом мнимо оппозиционной ПИВТ. Бобоназарова - общественный деятель, правозащитник, да и к тому же женщина. Это идеальная кандидатура, которую Эмомали Рахмон мог только приветствовать, чтобы заявлять на весь мир о демократических выборах в Таджикистане. Для таких стран, как Россия и США, кандидатура Бобоназаровой тоже стала неожиданностью. Можно было бы предположить, что в случае победы кандидата от оппозиции Рахматилло Зойиров стал бы премьер-министром, а Кабири - спикером парламента, или наоборот. В любом случае, страной уже правил бы не один человек, а это никак не устраивало бы, прежде всего, Москву, которая научена горьким опытом Киргизской республики. Для западных стран кандидатура Бобоназаровой была бы более приемлемой: она много лет работала в системе международных организаций, и западные ценности ей не чужды. Однако, опять же из-за слабости Бобоназаровой как политика ни одну из стран Запада эта кандидатура заинтересовать не могла. Да и откровенно говоря, Запад не имеет такого влияния на внутриполитические процессы в Таджикистане, как Москва.

Таким образом, можно сделать вывод, что кандидатура Бобоназаровой была выгодна только ПИВТ, которая хотела сохранить статус оппозиционной партии и выполнить задачу, поставленную перед ними властями, по устранению главного конкурента Эмомали Рахмона - социал-демократа Рахматилло Зойирова. В противном случае, лидера ПИВТ Мухиддин Кабири могла постигнуть участь Зайда Саидова, о котором мы говорили выше.

Пару лет назад несколько западных экспертов спрашивали у меня о личности Кабири. Тогда вопрос был поставлен следующим образом: Кабири - политик, который одновременно занимается бизнесом, или он бизнесмен, который прикрывается политикой? Тогда я не смог точно ответить на этот вопрос. Сегодня ответ очевиден: Кабири – бизнесмен! Кстати, выдвижение Бобоназаровой в качестве кандидата привело к массовому недовольству в самой ПИВТ. Ряд активистов и лидеров этой партии в беседе со мной негодовали, когда говорили о решении своего руководства. Как выяснилось, они тоже предполагали, что кандидатом от оппозиции будет сам Кабири или Зойиров. Привело ли это к расколу внутри ПИВТ, покажет время. Однако некоторые выводы можно сделать уже по итогам сбора подписей среди населения в поддержку Бобоназаровой. Согласно требованию Центризбиркома, каждый кандидат должен был собрать 210 тысяч подписей, или 5 процентов от всего голосующего населения страны. Откровенно говоря, мало у кого были сомнения, что только сама ПИВТ может собрать эти подписи, но…

Мухиддин Кабири
ПИВТ считается самой многочисленной партией в Таджикистане, после президентской Народно-демократической. По официальным данным, в рядах ПИВТ порядка 40 тысяч человек. Если бы все члены ПИВТ вместе с семьями отдали бы свои подписи за Бобоназарову, необходимое количество подписей было бы собрано в короткие сроки. Это не говоря уже о сотнях тысяч сторонниках ПИВТ, о которых лидеры партии постоянно заявляют. Напомню, что по итогам последних парламентских выборов в Таджикистане 2010 года ПИВТ набрала 8,2 процента голосов избирателей. Однако Кабири тогда заявлял о фальсификациях при подсчете голосов, утверждая, что за их партию проголосовало не менее 30 процентов населения. За последние три года ПИВТ регулярно заявляла, что количество их членов и сторонников растет чуть ли не в геометрической прогрессии. Тогда как при таком положении дел партия не смогла собрать всего 5 процентов подписей? Конечно, можно сказать, что основная часть членов и сторонников ПИВТ находится на заработках в России, а Центризбирком запретил собирать у них подписи. Однако в ходе парламентских выборов 2010 года тоже более миллиона граждан Таджикистана находилось в России, а процесс голосования там был далеко не активным. Тем более избирательные участки работали далеко не во всех городах России. Так что эти доводы можно отбросить сразу. Исходя из этого, можно сделать следующие выводы:

1) ПИВТ намеренно не собрала нужное количество подписей, чтобы избежать лишней траты времени и денег для мониторинга процесса самих выборов – легче бойкотировать выборы, итоги которых уже всем известны.

2) Внутри ПИВТ уже наступил раскол вследствие недовольства членов и сторонников партии действиями их лидера.

3) Поставленная властями задача по устранению кандидатуры Рахматилло Зойирова выполнена.

Надо отметить, что Социал-демократическая партия принимала участие в сборе подписей крайне пассивно, но причина тут понятна – предательство со стороны ближайших соратников по политическому цеху. Тем более еще в ходе сбора подписей лидеры социал-демократов уже заявляли о бойкотировании выборов.

О возможной победе кандидатов от других политических партий на выборах даже не стоит говорить. Все эти партии являются проправительственными, а кандидатов, так же, как и Ойнихол Бобоназарову, в стране знает меньше одного процента населения. Каким образом остальным кандидатам удалось собрать по 210 тысяч подписей, всем понятно. Таким образом, Эмомали Рахмон фактически обеспечил себе безоговорочную победу на предстоящих президентских выборах и останется у власти еще семь лет, доведя, таким образом, годы своего правления страной до 27 лет.

А что же ПИВТ? Сразу после провала со сбором подписей Мухиддин Кабири заявил, что они будут готовиться к парламентским выборам 2015 года. Интересно, сколько процентов голосов они наберут? Но главный вопрос в том, нужна в Таджикистане партия, которая изображая оппозицию, действует только в личных интересах своих лидеров? Где гарантии, что в будущем ПИВТ так же не будет «ахиллесовой пятой» во время принятия важных решений, касающихся безопасности Таджикистана? В случае победы на президентских выборах Эмомали Рахмон будет править еще семь лет, и это будет его последним президентским сроком. Дальше стране будут нужны не только сильные лидеры, но и политические партии, которые начнут проводить глобальные реформы и поднимать экономику. И в этой ситуации мнимые оппозиционные партии, которые, прикрываясь Исламом, используют доверие и жизни людей в собственных интересах, будут только мешать.

Хайрулло Мирсаидов (Душанбе), специально для «Ферганы»




  • Новости партнеров