12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Печальный итог бузы вокруг канала «Быстроток»

Впервые об инциденте вокруг канала «Быстроток» стало известно 7 июля 2013 года, когда жители Кара-Буринского района Таласской области Кыргызстана перекрыли канал Ахмед, он же Быстроток, вода которого питает Казахстан и небольшую часть Киргизии. Перекрыв канал, жители района выражали протест против того, как была проведена граница между двумя республиками.

Сельчане требовали денонсации соглашения, касающегося делимитации и демаркации границы между Кыргызстаном и Казахстаном, которое было подписано в 2001 году и ратифицировано в 2008-ом. Мол, там неправильно обозначены линии границ, и поэтому многие территории Кыргызстана отошли казахам. Власти объяснили недовольным, что правительство не может пойти на пересмотр соглашения, потому что в документе указано, что соглашение бессрочное и денонсации не подлежит. Тогда жители выдвинули второе требование: прокуратура должна привлечь к ответственности всех, кто готовил данное соглашение, начиная от Аскара Акаева (первого президента Кыргызстана) и заканчивая главами сельских советов.

Только через 10 дней власти добились от сельчан, чтобы те открыли канал, - пообещав, что вопрос границ с Казахстаном снова будет обсуждаться.

Народная комиссия: Обмен был неравноценным, а канал наш!

Однако на этом история не закончилась. В октябре в редакцию «Ферганы» за помощью обратился член Народной комиссии, созданной в селе Кок-Сай Таласской области, Расул Насирдинов, который рассказал: после того, как сельчанами был поднят вопрос несправедливого проведения границ, на них начались гонения. Мы приведем его рассказ почти полностью:

«На участок кыргызской земли между селами Кок-Сай и Кайнар клином входит казахский участок Большой клин (см. карту - ред.). Нам, чтобы обойти его и добраться до пастбищ, приходится делать круг в 15 км. Жителям двух киргизских сел было бы выгодно обменять этот участок земли, тем более что этот клин не проходит ни по какому населенному пункту. Более того, в Законе о ратификации договора «О завершении процесса делимитации и демаркации между Кыргызстаном и Казахстаном» второй пункт гласит, что в закон можно вносить изменения».


Насирдинов уверен, что Кыргызстан мог не обменивать земли, а оспорить давнее проведение границ и получить этот участок безвозмездно. «При СССР на этом месте находился военный совхоз. Площадь выделил Казахстан, но так как хозяйство нуждалось в пастбищах, пахотных землях, водных ресурсах, они были заинтересованы взять и этот участок, который тогда принадлежал Киргизии. После распада Союза наша земля должна была вернуться нам, а казахская – отойти им. Но тогда наша сторона этот вопрос не подняла, поэтому и образовался этот клин».

«В 2012 году инициативой, поддержанной сверху, в селе Кайнак начали проводить собрания о возможности обмена этого участка. Часть сельчан согласилась, но обмен по закону должен быть равноценным и равновеликим. Между участком Большой клин и селом Кайнар находятся земельные доли, которые считаются частной собственностью. 65 сельчан были готовы эту землю отдать. Обмен состоялся в августе 2012 года, после чего казахи стали ставить демаркационные столбы, хотя имели на это право только после одобрения обмена парламентом», - говорит Насирдинов.

Расул Насирдинов уверяет: «Когда народу показывали карту и показывали подписи, они (власти) в ответ показывали другую карту, согласно которой обмен не был такой болезненный. Там под обмен подпадали земли, которые находятся в ведении муниципалитета. Тогда мы создали свою Народную комиссию, которая в ходе своего расследования выявила, что обмен был неравноценным».

«Более того, власти, чтобы выйти из ситуации, стали наговаривать на нас, что мы хотим полной денонсации соглашения. А мы этого не требовали. Мы хотели, ссылаясь на п.2, внести изменения только по одному участку. Когда госорганы нам отказали в решении конфликта, мы решили канал перекрыть, так как он является межгосударственным – им пользуются и казахи, и мы. Это был единственный рычаг воздействия на власти», - уверен член комиссии.

Далее история начала развиваться в детективном жанре. По словам Расула Насирдинова, жителей села обвинили в том, что на подлежащих обмену участках они выращивали коноплю и по этой причине не хотели отдавать их казахам. Более того, у одного из членов комиссии нашли несколько килограммов «травки», идентичной той, что росла у границы. Все члены комиссии посчитали это провокацией со стороны властей, направленной на то, чтобы заставить их замолчать.

Что касается непосредственно канала, то Быстроток, по словам Насирдинова, был вырыт для нужд киргизов, но после появления военного совхоза его удлинили и стали использовать еще и для военных нужд. «После распада СССР все имущество поделили, должны были поделить и канал, как искусственное сооружение, но этого никто не сделал», - сетует Расул.

Однако члены комиссии выяснили, отправив запросы в Госрегистр Кыргызстана, что Быстроток не имеет регистрации на территории республики. Насирдинов уверен, что так как воду из канала получают и киргизы, и казахи, он уже считается межгосударственным. Сейчас Насирдинов через суд требует признания канала собственностью Кыргызстана.

Вице-премьер Кыргызстана: Обмен был проведен по настоянию жителей

Такова версия народной комиссии. Чтобы разобраться в ситуации полностью, а также ознакомиться с картами, «Фергана» встретилась с вице-премьер-министром по безопасности, правопорядку и вопросам границ Токоном Мамытовым – именно он ездил на этот участок госграницы и проводил переговоры с жителями.

«Жители села Кок-Сай во главе бывшего главы сельской управы Ш.Мамбетова (сейчас его уже нет) сами инициировали обмен Большого клина на кусок киргизской земли и забросали правительство и парламент письмами об этом еще в 2006-2010 годах. Причиной обмена они указывали то, что не могут нормально выпасать скот: чтобы попасть на пастбища, им приходится совершать обход. Им объяснили, что уже ничего нельзя сделать, потому что в 2001 году Договор «О госгранице между Кыргызстаном и Казахстаном» был подписан. Однако его ратификация состоялась только в 2008 году. Почему? Потому что не был решен вопрос Большого клина (территория 2600 га), Малого клина и объездной дороги Торугарт-Бишкек (Чуйская область). Эта дорога в районе города Токмак на 800 метров длины проходит по казахской территории. Поэтому когда соглашение было ратифицировано в 2008 году, там второй статьей было написано «правительству по возможности провести переговоры с казахской стороной о возможном обмене участками Большой и Малый клин Таласской области и 800 м дороги Иссык-Атинского района Чуйской области». Прошу вас подчеркнуть слова «по возможности».

«В 2012 году мы подписали протокол с казахской стороной о возможном проведении обмена, правительство приняло постановление наделить губернаторов Чуйской и Таласской областей полномочиями и провести встречу о возможности обмена с губернатором Джамбульской области Республики Казахстан. Отмечу, что переговоры были проведены по настоянию жителей. Люди подписались, что согласны на обмен своей частной земли на кусок казахской в виде Большого клина. Но Мамбетов (глава сельской управы - ред.) умирает, с работы снимают Эмира Парпиева, начальника комитета по пастбищам и земельным вопросам их сельского кенеша (совета), и сельчане избирают его председателем Народной комиссии, которая создается из уже несогласных с обменом жителей. И здесь возникает главный вопрос: почему Парпиев до этого молчал? Почему стал выказывать недовольство обменом уже после лишения должности? Некоторые сельчане стали отказываться от своих подписей, мол, теперь они не хотят обмена и перекрыли канал. Признаю, что казахи поторопились и после подписания протокола на уровне губернаторов сразу пошли ставить столбы. Только после решения парламента они могли это делать. Причем сам Парпиев и тогда молчал. После моих переговоров с казахами они обещали столбы убрать», - отметил Мамытов.

«Затем местные стали требовать полностью денонсировать соглашение о госграницах и забрать Большой клин без обмена, так как он якобы изначально принадлежал нам. На каком основании? Договор ратифицирован, и его седьмая статья гласит, что он «бессрочный и денонсации не подлежит». Правильный он или нет, он уже подписан. В любом международном суде мы это дело проиграем. Тогда жители сел выдвинули новое требование - посадить тех, кто подписывал соглашение о госграницах в 1991 году. Но я им еще напомнил, что все их акимы (главы администраций) и замы акимов также подписывали те соглашения и тоже подпадут под суд, что им, естественно, не понравилось. Тем не менее, чтобы быть объективным, я собрал документы и со всеми фамилиями направил на расследование в Генпрокуратуру», - подтвердил вице-премьер.

Что касается собственно канала Быстроток, то Мамытов подтвердил, что он на балансе Кыргызской республики не значится. «Когда в 1991 году шло разделение Союза, канал надо было принять на баланс, но наша сторона не нашла документов, что мы тратили деньги на его строительство, что он принадлежал нам, - объяснил Т.Мамытов. - Как канал принадлежал казахскому военному совхозу, так они его и забрали. Изначально арык выкопал киргиз по имени Ахмед, но бетонным его сделали казахи. По соглашению, заключенному при создании СНГ, если на постройку тратились союзные деньги, то забирала его та страна, на чьей земле находится сооружение. А если на деньги узбеков или таджиков, то мирно и долго решали, кому и сколько отдать. Пример тому Байконур, его строили за счет Союза. Канал, кстати, берет начало на казахской стороне, потом около 12 км тянется по нашей территории, а потом снова уходит в Казахстан. Он числится на балансе Казахстана, но есть двусторонние договоры, что полив осуществляется на две стороны».

«В чем суть конфликта? А вот это очень серьезный вопрос, - говорит вице-премьер. - В местах, подлежащих обмену, пограничники нашли коноплю. Служба по контролю за наркотиками провела обыск, нашли идентичные наркотические средства у одного из членов комиссии. Суд дошел до Верховного, было вынесено решение, что ничего неправомерного в действиях ГСКН нет. Были нарекания у митингующих и поводу начала истока Быстротока, мол, крайняя точка границы Кыргызстана (точка 100) должна больше заходить на казахскую территорию. Чтобы проверить этот факт, я послал туда три комиссии: две наших и одну казахско-киргизскую, они подтвердили, что точка 100 стоит правильно», - заключил Токон Мамытов.

Казахи устали от бузы. Воды не будет

Все бы ничего. Но под конец нашей беседы Токон Мамытов позвонил в Министерство сельского хозяйства, чтобы узнать последние изменения по Быстротоку. И новость оказалась печальной. Казахи решили не вести непрерывные и скандальные переговоры с непредсказуемой киргизской стороной, а начали строительство нового канала, чтобы перенаправить воды Быстротока (который начинается у них же) по своей территории. Когда обводной канал будет достроен, на киргизскую землю он больше не зайдет.

«По данным департамента водного хозяйства Минсельхоза, проект строительства обводного канала на казахской территории утвержден. Правительство Казахстана уже выделило деньги на строительство, работы начнутся в 2014 году. А ведь ничего не перекрывая, могли обоюдно получать воду. Теперь вновь придется вести переговоры, чтобы казахи давали воду нашим сельчанам», - сказал Мамытов.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА