16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: Почему некоторых не выпускают из страны?

Практика отказа в выдаче «выездных виз», применяемая в отношении журналистов, правозащитников, художников и гражданских активистов в Узбекистане, перерастает, по мнению наблюдателей, в устойчивую тенденцию. Попытка разобраться в этом - в интервью с председателем Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Суратом Икрамовым.

Двадцать третьего октября Икрамов намеревался вылететь в Стамбул для участия в консультативном совещании по разработке рекомендаций по защите правозащитников, организованном в рамках проекта ОБСЕ/БДИПЧ. Но власти Узбекистана - единственной страны среди бывших советских республик, применяющей выездной стикер для своих граждан, - затягивают его выдачу Икрамову для поездки за рубеж.

- Я никогда не был «невыездным», и это первый случай за последние 10-12 лет моей деятельности, - говорит правозащитник. – Более того, зная меня, сотрудники Отдела выезда, въезда и оформления гражданства (ОВВ и ОГ) Алмазарского района Ташкента всегда шли мне навстречу, бывало, оформляли мне выездной стикер в течение недели. Они всегда относились ко мне с уважением и пониманием.

Бывало и так, когда не давали визы нашим правозащитникам, я открыто приезжал в тот или иной районный визовый отдел и прямо обращался к начальникам, и они, как правило, тоже шли навстречу. Но сейчас это коснулось уже меня самого. С момента оформления прошло более двадцати дней, стикер мне не дают, но и причин «задержки» выдачи не объясняют.

В свою очередь, сотрудники Алмазарского РОВД объясняют это так, говоря: «по всей республике поменяли всех начальников визовых отделов, и поэтому вас не знают». Казалось бы, это должно все объяснить. Если у тебя большой авторитет и о тебе хорошо отзывается какой-нибудь высокопоставленный чиновник МВД, это быстро подхватывается и передается - ты уважаемый человек, тебе нужно помогать. Такой у нас менталитет. Возможно, новые начальники действительно меня не знают, хотя я представился, оставил визитную карточку, чтобы ускорить выдачу стикера.

С другой стороны, это вполне может быть провокацией с целью срыва моего участия в совещании, посвященном защите правозащитников.

- Непонятно, зачем властям еще один скандал, ведь сейчас их и так достаточно. Например, недавний арест журналиста из Хорезма Сергея Наумова, осужденного по сфабрикованному делу, которому еще в 2011 году не давали выездной стикер.

- Я не вижу в этом никакой логики и сам теряюсь в догадках. Дело в том, что я состою на особом учете, и каждый раз, когда куда-нибудь вылетаю или возвращаюсь, пограничники на паспортном контроле докладывают своему начальству по телефону: «Сурат Икрамов прошел». Я узнал об этом случайно, от своего коллеги, шедшего следом за мной. И так было не раз.

Возможно, власти боятся, что я мог бы встретиться с проживающим в Турции Мухаммадом Салихом (одним из лидеров зарубежной оппозиции, ярым противником режима Ислама Каримова). Но это все версии, догадки.

Я им говорю, посоветуйте, к кому мне обратиться, чтобы получить внятный ответ. Они же отговариваются тем, что «подали запрос» и сами «ждут ответа».

Еще в сентябре я получил новый биометрический паспорт. Написав заявление на получение двухгодичной «выездной визы», я, начиная с 4 октября, чуть ли не ежедневно ходил по инстанциям, где меня кормили завтраками, говоря, что «еще не пришла спецпочта» с моими данными из РОВД, который находится в пятнадцати минутах ходьбы от отдела виз. И что это за такая «спецпочта», которая идет уже вторую неделю?

Неоднократные обращения к начальнику ОВВ и ОГ майору Сардору Муминову не дали положительного результата – он ждёт «телефонного звонка», не разъясняя причин затягивания получения стикера.

При этом один сержант намекнул мне, что бы было хорошо, чтобы я сам инициировал «звонок сверху». И вот теперь я думаю, к кому же мне обратиться, поскольку лично знаю только министра МВД. Если бы я изначально знал, что не получу стикер к своему отъезду, то конечно сразу же обратился бы к министру.

Надеюсь, что после моих обращений и этого интервью мое дело будет рассмотрено в верхах и решится положительно.

Я хочу все делать по закону. И если мне все же не дадут визу, то я буду вынужден подать в суд, поскольку нарушаются мои гражданские права. При этом не говорят, почему не дают, ссылаясь на некую «секретность».

- То же самое говорят и художнику Вячеславу Ахунову, как обладателю некоей «государственной тайны». Несмотря на обращения в различные инстанции, он уже полтора года не может получить выездной стикер.

- Между тем ангренский правозащитник Дмитрий Тихонов, когда ему не давали визу, с успехом выиграл дело в суде. И я уверен, что выиграю, но сейчас дело не в этом. Пусть Ахунову и мне скажут, какой такой «тайной» мы обладаем. Ни я, ни он не работали ни в МВД, ни в СНБ, ни в каких-то «секретных» организациях и, согласно Конституции нашей страны, имеем полное право на свободу передвижения по всему миру.

- Не связываете ли вы происходящее с некими грядущими изменениями в стране?

- Не думаю. Я могу лишь говорить о том, что происходит со мной. Например, меня часто просят побыть под добровольным «домашним арестом». Приходят и просят не выезжать из дома, когда, к примеру, приезжает какой-нибудь высокопоставленный западный чиновник. Или же когда где-то намечаются пикеты, проходят суды. Так или иначе, я нахожусь на учете. Обычно, просят вежливо, рекомендуют. Говорят, что, если поедете, ничего страшного, мы будем вас сопровождать на расстоянии, но лучше, если этого не будет, мол, меньше проблем и для вас, и для нас.

- Были ли какие-то движения со стороны властей после ваших недавних интервью на радио «Озодлик», ВВС, о том, что вас лишают права на свободное передвижение?

- Пока тихо, но они всё слушают и читают (смеется). Сейчас вы напишите, тоже прочитают. Здесь же работает целая система – это и Служба национальной безопасности и Аппарат президента и Кабмин, - там есть люди, которые «мониторят», работают над этим…

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»