17 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: Почему фермер молчит, когда его бьют?..

Читатели нашего сайта и комментаторы часто задают, по сути, один и тот же вопрос: почему в Узбекистане совершенно нет протестных настроений? Почему люди терпят издевательства, которые совершает над ними власть? На наш взгляд, ответ не так прост. Если задуматься, то дело вовсе не в какой-то особой «ментальности» узбекского народа. Просто этот народ загнан в такие условия, при которых ему протестовать почти невозможно. Доказательство тому - сегодняшняя исповедь одного узбекистанского фермера, буквально «на пальцах» разъясняющего, как выстроена его тотальная зависимость от государственного начальства.

Данная реплика является логическим продолжением рассказа о ситуации в сельском хозяйстве в Узбекистане, начатого статьей «Кого хочет обмануть премьер-министр Узбекистана?».

* * *

«...В 2012 году в одном районе страны 50 фермеров фермеров получили льготный хлопковый трехпроцентный кредит. И сорок из них к концу года не смогли по кредиту рассчитаться. Почему так получилось? Давайте разберемся.

Гарантом оплаты всех кредитов, которые берет фермер, является его будущий урожай. Для выдачи кредита фермеру он предоставляет банку свой контракт-договор с хлопзаводом. Там указано, например, что фермер вырастит 10 тонн хлопка на 7.700.000 сумов. Банк получит копию такого договора и выделит 50% этой суммы 3.750.000 сумов.

В течение года все расходы фермеров района покрываются хлопзаводом. Например, республика хочет предоставить району новую технику и требует оплату. Спустят деньги из минфина на хлопзавод под новый урожай. Эти деньги должны делиться между 300 существующими фермерами поровну, исходя из договора. Но район на эти деньги получит  10 единиц техники и отдаст их 10 фермерам за счет других фермеров. Это первое.

Расходы на озеленение по району также снимают со счета хлопзавода в счет будущего урожая. Весной срочно  нужны ядохимикаты. Производитель - завод ядохимикатов - требует предоплату. В районе ищут, где деньги имеются? Это, в первую очередь, может быть хлопзавод.

Еще разные праздничные и государственные мероприятия: Навруз, Мустакиллик, строительство районного масштаба на условиях хашара... На все деньги берутся из кассы хлопзавода. А ведь у него есть еще и свои расходы.

И пока фермер сдаст свой урожай к концу года - его деньги  будут практически съедены. Остатки получит банк. Если фермер с банком рассчитается, то дальше его ждут расходы на нефтепродукты, химию, налоги, биохимзащита, машинно-тракторный парк и др. Но вот: основная часть фермеров рассчитаться с банковским кредитом не может.

И если фермер не покроет свой банковский кредит, ему не будет покоя от хокима, от прокурора, от участкового милиционера и т.д. Все они бесятся, пока не закроется банковский кредит. Потому что на новый год надо будет открыть на фермеров новые хлопковые льготные кредиты на расходы для выращивания нового урожая. И пока фермер не закроет свой прошлогодний кредит, ему не откроют новый...

Это значит, что фермер — всегда должник. Это держит его «на привязи». Кроме того, каждый фермер - потенциальный экономический преступник. Как так? А вот так, смотрите.

Согласно распоряжению президента Узбекистана Р-3077 «Об образовании специальной комиссии по разработке предложений о мерах по оптимизации размеров земельных участков, находящихся в ведении фермерских хозяйств». от 6 октября 2008 года, фермер хлопково-зернового направления должен сажать только хлопок и зерно.

Не сажать не может, так как в течение вегетационного периода если рабочему, да и себе не выделять огород, то на хлопок никто работать не будет. Так как другого дохода у фермера и его рабочего нет. Это его зарплата.

Но он сажает огород. В счет хлопка и зерна. То есть, если он должен сажать 10 га хлопка по договору, он сажает лишь на 8 га, а на 2 сажает огород. И тогда с 8 га он должен покрыть потенциальный урожай 10 га. Вот вам проблема.

Кроме того, предназначенные для хлопка минеральные удобрения также расходуются и на огород. Кроме того, когда фермер получает минеральное удобрение, его транспортировку сопровождает милиционер. Чтобы этот сотрудник он ушел с миром, фермер дает ему мешок селитры. Это третий расход. В четвертых, заведомо зная, что фермер развел у себя «запрещенный огород», каждый божий день к нему посылают землемера, чтобы тот определил площадь наносимого государству ущерба. Это все шантаж, это все делается для того, чтобы фермер впредь молчал, когда его матерят, бьют и так далее. И чтобы землемер молча ушел, каждый фермер должен  раскошеливаться. Каждый раз это минимум 10-20 тысяч сумов...

А деньги откуда? Конечно, от незаконной продажи удобрений. Один мешок селитры стоит 10 тысяч сумов. Продаст огороднику. А огородник откуда берет деньги? Да у самого фермера. Фермер зимой отдал огороднику 1 га земли, скажем, за 1 миллион сумов и деньги получил вперед. Это тоже в счет будущего урожая хлопка. Ведь деньги ему нужны прямо сейчас, потому что идет ремонт техники...

Вся техника фермеров собрана в райцентре, в МТП. Чтобы облегчить себе задачу, так решило начальство. Сеялка, культиватор, трактор требуют расходов на ремонт к новому сезону. Хоким и прокурор требуют у фермера, чтобы тот достал хоть откуда запчасти. А запчасти только на базаре. Для их покупки нужны наличные. Денег в банке уже нет, на хлопзаводе - нет. То, что получил с огорода — потратил: у фермера тоже есть семья, дети, которых надо кормить...

А трактор оставлять в МТП тоже нельзя. Разворуют, никто не ответит. Надо быстрее отремонтировать и увести домой. А чтобы отремонтировать, нужно как минимум от 500.000  до 1 млн. сумов наличными. А МТП само тоже не может заплатить, потому что все МТП тоже обанкротились. Их по итогам 2011 года обанкротили, закрыли, а вместо них открыли другие предприятия с другими названиями, просто по привычке все называют их МТП...

Кроме того, фермер каждый день должен привести в МТП своего тракториста, еще одного рабочего и придти сам. Каждый день на дорогу — до райцентра и обратно в кишлак, да плюс обед, как минимум, 30.000 сумов. Один месяц ежедневной езды, таким образом, 1 млн. сумов.

Технику соберут в середине ноября. И вся техника будет находиться в МТП до 1 марта. Чтобы ее не разворовали, фермер каждый день дает по 1000 сумов. Вот для всего этого фермер уже зимой отдал под разведение других культур как минимум один га земли. И теперь своим рабочим еще один га даст, и себе один га возьмет. Это значит, что фермер - настоящий преступник, который привязан к своей земле и даже убежать не может.

Сейчас у многих фермеров никакого личного имущества не осталось, кроме собственного дома. Дом, конечно, не отберут, но угрожают. Каждый день то милиционер, то представитель хокима приходит домой и угрожает по всякому. Действует на нервы. А другой работы нет, сменить образ жизни и заняться другим делом - негде. Это ведь село. На селе - только земледелие...

И как потенциальный преступник, фермер будет молчать, даже если его матерят, бьют, издеваются над ним. Лишь бы не перепахали огород.

Итак, конец каждого очередного хлопкового сезона для фермера по результатам - еще хуже прошлогоднего. В этом году, быть может, уже девяносто процентов фермеров не смогут отдать свои банковские кредиты. Потому что расходов у них уже вдвое больше прибыли. И что же будет дальше? Как жить?

«Ничего, - говорят узбекские фермеры. - Как-нибудь обойдемся». Столько лет выкручивались фермеры. Бог даст, опять выкрутятся. Ведь хлопок и зерно очень нужны узбекскому государству. Значит, власти что-нибудь придумают, чтобы сохранить своих людей с золотыми руками, которые собирают для них «белое золото»...

Международное информационное агентство «Фергана»




  • Новости партнеров