15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Охрана границы от родственников и соседей

21.11.2013 17:22 msk, Екатерина Иващенко

Границы Кыргызстан Общество

С начала 2013 года к Пограничной службе Кыргызстана приковано пристальное внимание. Буквально каждые две недели на границах с соседними республиками происходят конфликты, бывают жертвы. Пограничников критикуют за плохую работу, а власти – за то, что уделяют мало внимания одной из самых больных проблем страны. Чтобы журналисты больше узнали о нелегкой жизни пограничников и о том, какие изменения происходят в ведомстве, был организован пресс-тур по погранзаставам самой стратегически важной области - Баткенской, которая граничит с Узбекистаном и Таджикистаном. Журналисты смогли напрямую поговорить с пограничниками, осмотреть заставы и даже побывать на стыке границ трех государств.

* * *

«Будет спокойствие в Баткенской области – будет спокойствие во всем Кыргызстане», - именно с этой фразы начинается мое знакомство с начальником Регионального пограничного управления по Баткенской области, полковником Кубатбеком Жеенбаевым. Он и начальник штаба Регионального пограничного управления Баткенской области, полковник Эрзат Шамшиев - мои главные «гиды» в этом пресс-туре по пограничным заставам.

Баткенская область считается стратегической, граничит с Узбекистаном и Таджикистаном, часть границ до сих пор не описаны. Общая протяженность границ области 1.057,91 км, с РУз - 384,21 км (не описано – 103,61 км); с РТ - 673,7 км (не описано - 422,6 км). Именно здесь находятся пять анклавов: таджикский Варух и узбекские Сох, Шахимардан, Чон-Гора и Таш-Добо - и восемь пунктов пропуска, по четыре с каждой страной.

Журналистам устроили полное погружение в пограничную жизнь: посещение главного штаба Регионального пограничного управления по Баткенской области, трех погранзастав, пропускного пункта, выезды на показательные выступления пограничников, ознакомление со стыком границ трех государств и даже ночевка в казарме. За сутки мы успели все.

В Баткен мы прибыли самолетом, уже в салоне стало понятно, что летим в приграничную область: половина пассажиров - таджики. От Баткена до границы с Таджикистаном, КПП «Кызыл-Бел», – около 20 километров. Выяснилось, что через Кыргызстан летать в Россию им раза в два дешевле.

Прямо из аэропорта попадаем в недавно отстроенный комплекс Регионального пограничного управления по Баткенской области. Раньше в области были обычные погранотряды. Затем в организационно-штатную структуру пограничной службы ввели изменения и образовали региональные пограничные управления, чтобы оперативно решать задачи на местах.

Баткенское управление было открыто в марте 2013 года. В комплекс входит общежитие для семейных пограничников на 30 мест, столовая и казарма на 60 мест. В казарме двухэтажные кровати с толстыми матрасами, свежее белье и покрывала, прикроватные тумбочки заменены на ряд высоких узких шкафов, здесь же телевизор и кондиционеры (для прохлады летом и обогрева зимой), душевые и туалетные кабины. Все здания напоминают постройки в ЦТП «Манас», это и не удивительно, комплекс построен за счет Центрального командования США.


Столовая и казармы Регионального пограничного управления по Баткенской области. Фото © «Фергана»

Как живется в новой казарме, журналисты опробовали лично: мы там переночевали. Вода в душе горячая, матрасы плотные, кондиционеры греют хорошо. Подъем нас тоже ожидал солдатский, встали вместе с пограничным спецназом «Бору» – в 6 утра. (В области три погранотряда: Айдаркенский, Баткенский и Лейлекский, и в каждом отряде дислоцируется спецназ).


Казарма, в которой мы ночевали. Фото © «Фергана»

В штабе находилось 20 спецназовцев, восемь человек из них - обладатели зеленых беретов (знак отличия, аналог краповых беретов обычного спецназа). Обычно в подразделениях спецназа служат до 35-летнего возраста. За получение зеленого берета и дополнительные полевые выходы боец спецназа получает прибавку к зарплате.

«В этом году спецназ привлекался по локализации в конфликтной ситуации в Чарбаке и Ак-Сае. Также они выполняют задачи по разведывательно-поисковым действиям, задержаниям нарушителей границы, наркокурьеров и многое другое», - рассказал мне Кубатбек Жеенбаев.


Спецназ. Фото © «Фергана»

На мой вопрос о зарплате 25-летний спецназовец Азамат Усубалиев ответил, что получает 15 тысяч сомов (примерно $309). «Очень мало», - подумала я и спросила, почему он пошел в пограничники. «Не из–за зарплаты, это престижные войска», - с гордостью ответил парень. «А как же зарплата, ведь вам надо кормить семью?» - не унималась я. «Выкручиваемся, в моей семье супруга тоже работает».

Зарплаты, жилье и инфраструктура

Показавшаяся мне низкой зарплата в 15 тысяч оказалась «повышенной». В 2013 году погранцам, наконец, начали уделять государственное внимание.

В два с половиной была увеличена зарплата, которая складывается из оклада, добавки за выслугу лет и пайковых (1.860 сомов). Так, с начала этого года контрактные служащие получают 9-10 тысяч сомов, младший офицерский состав - 12-15 тысяч, старший – намного выше, как раз благодаря выслуге. Несложно подсчитать, что представляла собой зарплата до повышения. Срочники получают по 400 сомов в месяц. Радует, что у пограничников год считают за полтора, а у служащих в Баткенской области – год за два. Отслужив в Баткене 10 лет или в погранвойсках 15, можно выйти на пенсию.

«У нас по области более 300 вакантных мест. Людей не хватает на всех позициях. Так мы солдат и уговариваем: отработаешь 10 лет в Баткене и сможешь выйти на пенсию. Кто-то соглашается, а кого-то эти 10 лет пугают…» - рассказал полковник Шамшиев.

Во время тура я разговаривала и с солдатами, и с офицерами. Вопросы были разные, в том числе и неудобные. Не могла не спросить про коррупцию: кто-то ее факт отрицал, кто-то вел честный разговор. «А что вы хотите при такой зарплате? - говорили мне. - Была бы у пограничников достойная зарплата, соответствующие жилищные условия – коррупции бы не было. Например, получал бы начальник заставы не 400 долларов, из которых 300 уходит на съем жилья, а две тысячи, и имел бы свое жилье, - он бы за взятки не пропускал контрабанду».

Тема жилья - отдельная и, как мне сказали военные, актуальная для всех оборонных ведомств страны. После 20 лет выслуги пограничникам полагается бесплатная квартира, после 15 - 50-процентная скидка на ее приобретение. Ни у одного пограничника из тех, с кем удалось пообщаться, бесплатного жилья нет - какую бы должность он ни занимал и сколько бы лет ни отслужил (у некоторых выслуга достигает 30 лет). Правда, на следующий год планируется закончить строительство 72-квартирного дома для пограничников в Бишкеке и 16-квартирного в Исфане. Полностью это проблему не решит, но все же на эти квартиры многие надеются.

Можно сказать и об улучшении инфраструктуры застав: идет строительство дополнительных помещений и объектов (в том числе бань и водопроводов) и ремонт старых. Что-то делается за счет иностранной помощи, что-то - за счет государства.

Соседи

О взаимоотношениях с соседями полковник полковник Жеенбаев отзывался очень корректно, отмечая, что связь с коллегами из Таджикистана и Узбекистана круглосуточная, конфликты пытаются решать максимально оперативно.

«В текущем году приграничных конфликтов в моей области было 19, один гражданин погиб. За этот же период наша служба задержала 55 нарушителей границы, 38 нарушителей пограничного режима, было изъято 48,7 кг наркотиков, 7 единиц оружия, 49 – боеприпасов, также было зафиксировано 25 случаев контрабанды на 13 миллионов 233 тысячи сомов», - озвучил полковник статистику.

Большинство конфликтов происходит именно на киргизо-таджикской границе. Причина – водно-земельные споры.

Также Жеенбаев рассказал, что в нынешнем году начали строить восемь застав, половину – за счет Центкома (для сравнения: в 2012 году была построена лишь одна погранзастава).

«Нет, строительство застав начато не из-за фактора 2014 года и не по причине участившихся конфликтов, - отрицательно ответил на мой вопрос Жеенбаев. - Заставы - для создания плотности укрепления границ, их ставят на прорывоопасных направлениях, которые нужно усилить».

В целом же, как говорят сами пограничники, которые годами наблюдают за соседями, со стороны Узбекистана пограничники более агрессивны, а население спокойно, а со стороны Таджикистана - наоборот: численность приграничных сел увеличивается, и происходят стычки с соседями за ресурсы.

Кадамжай

Мы посетили три погранзаставы. Первая, «Кадамжай» (с 2006 года носит имя капитана Курманбека Икышова, погибшего во время стычки с боевиками ИДУ, проникшими из Таджикистана) расположена в городе Кадамжай. Как сообщил начальник Айдаркенского пограничного отряда, полковник Откурбек Барпыев, по итогам 2012 года эта застава заняла первое место по стране.

Застава стратегическая, находится внутри населенного пункта, в 200 метрах от неописанного участка границы с Узбекистаном и в семи километрах от анклава Шахимардан, так что проблем здесь, как мы поняли, предостаточно.

Застава - это покосившийся домик, построенный лет 30 назад, со свежим ремонтом, у крыльца высажены розы. Убери с заставы военных, флаг и небольшой разлинованный плац – и ничем не отличишь ее от обычного сельского дома. Возле ворот - небольшая вышка с часовым. В домике небольшая спальня (в жаркие летние ночи кровати выносятся на улицу), столовая, связная и оружейный склад. Позади здания – летняя кухня с тандыром, на случай частого отключения электричества.


Летняя кухня с тандыром на заставе «Кадамжай». Фото © «Фергана»

Вторая часть заставы еще полгода назад была частным домом. Но здание удалось выкупить и расширить территорию. Теперь там учебный класс, спортзал, чуть дальше - спортивное поле. Из «современного» - параболическая антенна и солнечные батареи, их мощности хватает на трое суток, застава никогда не останется без электричества. Забегая вперед, напишу, что такими батареями обеспечены все заставы и пункты пропуска: отключения электроэнергии в областях не редкость, а норма.


Спортзал в «Кадамжае». Фото © «Фергана»

Из основных нарушений пограничного режима Барпыев назвал контрабанду и неправомерное пересечение границы по хозяйственно-бытовым причинами, когда люди, проживающие на территории Узбекистана и Кыргызстана, приходят друг к другу в гости.


Во время показательного задержания на заставе «Кадамжай». Из-за угла вот-вот появятся нарушители. Фото © «Фергана»


Захват нарушителей перед журналистами. Фото © «Фергана»

Немного неожиданно было увидеть среди пограничников русскую женщину - Ирину Лыкову. Фельдшер в звании прапорщика, она заверила, что застава «здоровая», лекарствами обеспечена процентов на 90. Дочь потомственного военного, Ирина закончила медучилище, на работу попала в Минобороны, а с 2005 года служит в Погранвойсках. Пенсионная выслуга у нее уже есть (14 лет в войсках), а жилья до сих пор нет. Получает Ирина 15 тысяч сомов (примерно $309). Не жалуется, но признается, что хотела бы получать немного больше, так как значительная часть уходит на оплату съемного жилья. Уверила, что ни супруг, ни дети не против «неженской» маминой работы, понимают и поддерживают.

«Нет, поблажек нет, так же могу работать внеурочно, никогда не отключаю телефон, сдаю нормативы. Но вот на день рождения и 8 Марта цветами меня заваливают», - рассказала Ирина.


Ирина Лыкова. Фото © «Фергана»

Познакомилась я и с 25-летним снайпером Мелисом Ташмурзаевым. Он уже полтора года, как контрактный военнослужащий. После срочной службы решил остаться в Погранвойсках. Зарплата вместе с пайковыми 10.000 сомов (примерно $206). Как рассказал Мелис, стать снайпером можно, обладая отличным здоровьем и сдав различные нормативы по физической подготовке и стрельбе. Мелис местный, но заверил, что на заставе служат парни со всех областей страны.

«Конечно, мы за то, чтобы парни на границу попадали из разных областей. Не будет регионального деления, - рассказали мне позже офицеры. - Доходит до того, что военные с Нарына или Иссык-Куля знают Баткен лучше местных».

Чекелик

Вторая застава – «Чекелик», расположена в одноименном селе, всего 1,5 км до границы с Узбекистаном. По сравнению с «Кадамжаем» территория «Чекелика» кажется огромной: 1,6 га против 42 соток. На не занятой строениями и плацем площадями весной будут высажены овощи.

Кстати, сельское хозяйство – обычная на заставах практика и возможность разнообразить и увеличить стандартный рацион пограничников. «Солдаты давно не голодают, - говорили мне военнослужащие. - И консервы не едят. Да и зачем, когда есть свежее мясо?!»


Кухня на заставе «Чекелик». Фото © «Фергана»

«Чекелик» – застава новая, ей три года, а значит, более современная. В этом году за счет Швейцарского банка сюда провели воду. Начальники признали, что есть еще несколько застав без постоянного водоснабжения, и пообещали, что эта проблема будет решена в ближайшее время. Начальником заставы оказался 25-летний старлей, его оклад – 19 тысяч сомов (примерно $392).

Журналистам больше был интересен бегающий тут же мальчик в военной форме с погонами прапорщика. Его зовут Баэль, он почти сын полка. Отец прапорщик, мама - фельдшер, она же ему и форму сшила. Семья живет в поселке рядом с заставой, но после школы Баэль приходит к родителям на работу. Естественно, парень хочет стать пограничником, и уже отлично умеет маршировать, что и продемонстрировал перед журналистскими фотокамерами.


Мальчик отдает честь полковнику Жеенбаеву. Фото © «Фергана»

Полковник Жеенбаев не против нахождения мальчика на заставе. «А почему я должен быть против? - ответил он на мой вопрос. - Вы думаете, мои дети не росли на заставах? Ведь именно из таких и вырастает достойная смена, которая уже знает, что представляет собой наша работа».

Карабак

Третья застава «Карабак» расположена на месте детсада в селе Карабак. Застава стратегическая, и служит на ней больше народу, чем на предыдущих: «Карабак» охраняет 47 км границы, из которых 30 – с Таджикистаном, а 17 - с Узбекистаном.

Задерживаться на заставе мы не стали, а выдвинулись на неописанный участок с Таджикистаном. За равниной видны таджикские горы. На нашей территории установлена 30-метровая вышка.


На заставе «Карабак». Фото © «Фергана»

Тут нас ждало второе показательное выступление: человек с большой сумкой с неизвестным содержимым незаконно пересекает границу. Сигнал поступает на заставу – на участок выдвигаются пограничники и тревожная группа, часть из них прикрывает тыл и пути примерного отступления. При захвате «нарушителя» отлично выступил Тедди - пограничный пес, который первым настиг нарушителя и вызвал аплодисменты журналистов. И уже потом лохматому пограничнику на подмогу пришли коллеги с оружием. Нарушитель задержан, Тедди обласкан, журналисты довольны.


Тедди на работе. Фото © «Фергана»

При этом всем понятно, что не все задержания проходят так эффектно и весело, и пограничники во время каждого такого вызова рискуют жизнью…

Стык

Мы успели добраться до стыка границ трех государств, что расположен в пяти километрах от села Чон-Гора и в 4,6 км от будущей заставы «Ак-Турпак». Стратегическое место оказалось обычной равниной, часть которой огорожена столбами с проволокой, тут же можно разглядеть две вышки – это граница с Узбекистаном. Погранцы заверили, что и кыргызская сторона на следующий год также установит вышки, причем целых три.


Стройка новой заставы «Ак-Турпак». Фото © «Фергана»

Поле со стороны Узбекистана заминировано еще с 1999 года – года начала Баткенских событий. Проходящая здесь часть границы с Таджикистаном не описана, но ее условно обозначают промежуточные столбы: они однотонные, намного ниже обычных и установлены через каждые три километра. Минут через 10 после нашего приезда мимо прошли дозорные - трое пограничников на расстоянии 100 метров друг от друга, ровно вдоль линии границ.


Пограничный патруль на стыке границ трех государств. Фото © «Фергана»

А напоследок мы посетили пропускной пункт «Кызыл-Бел» на границе с Таджикистаном. Через него проходят около 600 человек в день и до 70 грузовых машин. На пункте было чисто и тихо. А встретил нас кинолог, старший прапорщик Игорь Кириленко, и его черно-белый пограничный спаниель Алга («вперед») на всякий случай обнюхал и нас на предмет наличия наркотиков.


Старший прапорщик Игорь Кириленко и его спаниель Алга. Фото © «Фергана»

На КПП спаниелей берут из-за их «компактности», которая позволят им юркать среди багажа. Своего хозяина пес слушает беспрекословно, играет по команде и сидит по стойке смирно.

* * *

Одних суток по заставам и разговоров с десятками пограничников показалось достаточно, чтобы сложилась общая картина жизни и работы военных в самой взрывоопасной области. Пограничники произвели очень приятное впечатление, они отвечали на любые вопросы, показывали все уголки своих застав и не жаловались. Как бы то ни было, «патриотизм тоже должен оплачиваться», и будем надеяться, что власти будут и дальше, а не только после конфликтных ситуаций, уделять внимание тем, кто занимается главным делом страны – а именно защищает ее рубежи.

«Фергана» отдельно благодарит за помощь во время пресс-тура начальника отдела по связям с общественностью и СМИ Погранвойск КР Гульмиру Борубаеву.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»