16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Хлопковая кампания в Туркменистане, часть III (отчет АНТ)

22.11.2013 11:19 msk, Альтернативные новости Туркменистана

Экономика Туркмения Общество Хлопок

Независимый гражданский медиа-проект «Альтернативные новости Туркменистана» (АНТ) предлагает вниманию читателей «Ферганы» заключительную часть отчета о мониторинге принудительного труда в Туркменистане в период хлопкоуборочной кампании 2013 года. В этой части говорится о последних неделях работы людей на полях, об их протестах, о причинах нежелания крестьян пользоваться услугами незваных помощников, о трагических случаях на полях и другом. В заключение авторы отчета подводят итоги кампании и предлагают властям Туркменистана несколько путей решения проблем, связанных с привлечением государственных служащих к сбору хлопка.

* * *

Практика принудительного труда в хлопковом секторе Туркменистана сложилась с советских времен и не прекращается до сих пор, причем носит массовый характер, несмотря на то, что хлопок не является главной статьей экспорта. Каждый хлопкоуборочный сезон десятки тысяч жителей городской и сельской местности принудительно сгоняются на хлопковые поля. Им устанавливают нормы сбора хлопка, обязательные для исполнения. Тех, кто отказывается ехать на поля или не выполняют норму, ожидает увольнение с работы или другие меры наказания.

Принуждая граждан к сбору хлопка, Туркменистан нарушает Конвенцию Международной Организации Труда (МОТ) №105 об упразднении принудительного труда, а также Конвенцию №29 о принудительном или обязательном труде. Кроме того, власти Туркменистана нарушают и собственный Трудовой кодекс, статья 8 которого определяет принудительный или обязательный труд как «всякую работу (службу), требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для выполнения которой это лицо не предложило своих услуг добровольно».

На хлопок и в дождь, и в снег

Хлопкоуборочная кампания в Туркменистане завершается. Несмотря на то, что почти все области отчитались в выполнении государственного плана, в некоторых районах госслужащих продолжают принудительно посылать на хлопок. С конца октября в стране, в частности, в Дашогузском и Лебапском велаятах (областях), ощутимо изменилась погода, начались дожди. На полях сыро и грязно, в некоторых районах сборщики отказываются выходить из автобусов. 23 октября такой инцидент произошел в поселке Саят Лебапского велаята. В ситуацию вмешался представитель областного хякимлика (администрации), приехавший контролировать процесс сбора урожая: по его распоряжению людей отправили на другое поле - в противоположной стороне поселка, заявив, что там, якобы, дождя не было. Однако арендатор того поля наотрез отказался принимать городских помощников, даже пригрозил спустить на незваных гостей своих собак. Он сказал, что соберет урожай сам, вместе с семьей, а вынужденные «хлопкорАбы», по его словам, работают некачественно, выбирая кусты, где больше хлопка, и обходя стороной те, на которых всего одна или две раскрытых коробочки.

Примеров, когда вынужденных помощников прогоняли с полей, немало, и причин тому несколько. Во-первых, арендаторы сами заинтересованы в качественной уборке хлопка, во-вторых, городским помощникам нужно платить деньги, а тех, кто приехал с ночевкой, еще и раз в день кормить. Еще одна больная тема для арендаторов – буйное поведение некоторых работников, приехавших на длительный срок, после употребления ими алкоголя. К примеру, в Саятском этрапе (районе) один из подвыпивших наемников начал требовать, чтобы арендатор заколол на ужин барана, а когда над ним посмеялись, взял нож и направился в овчарню. Сыновья арендатора скрутили и избили разбушевавшегося мужчину и в ту же ночь отправили домой пешком. В поселке Гарлык начальник и один из мастеров предприятия «Лебаптепло» до смерти избили одного из рабочих. Все работники перед этим употребили алкоголь. Этот случай произошел 8 октября, виновников задержали, ведется допрос свидетелей. Такие драки нередко заканчиваются печально, и примеров тому нам поступает много.

А в Лебапском велаяте в тот день, о котором упоминалось выше, к сбору хлопка приступили только ближе к двум часам дня, когда нашли другое поле. Люди выражали недоумение: неужели собранные ими килограммы хлопка важнее целого дня работы по их основной профессии – лечения людей, обучения детей?!

Хлопок, несмотря на все заверения чиновника, был мокрым, у сборщиков руки в перчатках быстро промокли, ноги были мокрыми до колен. К вечеру многие почувствовали недомогание, но на следующий день вновь пришлось ехать на поля. 26 октября в области прошел град, а в некоторых районах северного Дашогузского велаята – мокрый снег. Несмотря на такие погодные условия, людей в эти дни отправляли на хлопок, впрочем, продолжают отправлять до сих пор.

Скандалы происходят по разным поводам, случаются они и при взвешивании хлопка. Бывает, что арендаторы, ссылаясь на мокрый хлопок, скидывают до 10 килограммов от собранного работником объема. Естественно, это в итоге отражается на деньгах, которые получит сборщик. Люди отказываются собирать дальше, считая такой подход несправедливым, многие просто покидают поле и проводят остаток дня у кромки поля в ожидании автобуса.

В предыдущих частях мониторинга мы писали о том, что если «хлопкообязанный» нанимает сборщика, то сам он при этом не освобождается от выхода на работу по основному месту службы. Учителя одной из городских школ Дашогуза придумали способ, как избежать хлопка и в то же время не выходить на работу. С утра они, одетые по-рабочему, садятся в автобус, отмечаются, а потом за первым же поворотом просят водителя остановиться. В автобус заходят другие люди – наемные работники, с которыми имеется предварительная договоренность о сборе 10-15 килограммов, «для галочки». Наемники едут дальше, а учителя ловят такси и направляются домой.

Действия хякимов и руководителей ведомств продиктованы указаниями сверху

Лебапская область пока не выполнила план, хлопка собрано около 93 процентов от запланированных 300 тысяч тонн, но и то - некоторая часть урожая (наши источники называют цифру до 25 процентов) была куплена хякимом (губернатором) в соседней Марыйской области, которая полностью справилась с госпланом. Хяким области Мухаммет Джораев обещал выполнить план до 10 ноября. В этой связи руководители районов и городов области каждый день до глубокой ночи проводили собрания, на которых отчитывали начальников госпредприятий за низкие показатели сбора хлопка, а также за недостаточное количество рабочей силы на полях.

В некоторых учреждениях области, в частности в областном многопрофильном госпитале, работники по своей инициативе перестали ездить на хлопок: «Надоело!» Руководство управления здравоохранения требует объяснений, а работники ссылаются на то, что официально страна план выполнила, и более нет нужды ездить на хлопок. Сейчас на полях работают только те, кто отправился туда с ночевкой. Впрочем, многие из них сидят дома, просто платят арендаторам деньги и формально числятся на работе. Но учителя по-прежнему продолжают выезжать на поля – два-три раза в неделю.

Местные наблюдатели уверены, что область с планом не справится, так как хлопка на полях практически не осталось. Даже в официальных сводках ежедневный прирост в Лебапском велаяте составляет не более 0,3 процента, а это – мизер.

В предыдущие годы были случаи, когда в некоторых регионах местные хякимы шли на беспрецедентные шаги: закрывали или ограничивали время работы базаров и других торговых точек, перекрывали всякое движение транспорта с целью ускорения темпов заготовки сырца путем привлечения торговцев, частных предпринимателей и покупателей к уборке урожая. Такие меры в свое время предпринимал хяким Дашогузского велаята Хабибулла Дурдыев, веля закрыть центральный рынок в Дашогузе и выставить на автодорогах всех сотрудников ГАИ, чтобы те перекрыли автомобильное движение. В прошлом году работу местного рынка решил ограничить и Хасан Меткулиев - хяким Фарабского района, что на востоке Туркменистана. В обоих случаях дело закончилось протестом: в Дашогузе местные торговцы прошли маршем по центральной улице и дошли до здания областной администрации, в котором побили стекла, а в Фарабе люди просто сломали висевший на воротах рынка замок и начали торговлю.

В нынешнем хлопкоуборочном сезоне таких сообщений, по крайней мере, из Лебапского и Дашогузского велаятов, не поступало, однако в предыдущей части мониторинга мы писали, что от владельцев торговых точек начали требовать либо предоставлять на хлопок работников, либо платить за наем сборщиков. Сами предприниматели на хлопок не ездили, они регулярно покупали справки у дехкан о якобы собранном сырце и сдавали их в налоговую службу.

Действия хякимов по мобилизации людей на уборку хлопка продиктованы их страхом перед президентом. В Туркменистане сложилась порочная практика, когда велаятские и этрапские хякимы освобождаются со своих должностей по результатам проведения уборочной страды чаще, чем по совершенным ими правонарушениям и злоупотреблениям служебным положением. В период правления Сапармурата Ниязова были примеры, когда назначенный хяким спустя полгода с позором освобождался от занимаемой должности за невыполнение плана по сбору пшеницы или сырца, хотя весенний сев проводился вовсе не им, а его предшественником на этом посту. При Гурбангулы Бердымухамедове таких примеров стало меньше - во многом из-за того, что власти стали устанавливать более или менее адекватный план, с учетом реальных возможностей земли и крестьян. Тем не менее, в Лебапском велаяте говорят о скорой отставке хякима Джораева как раз в связи с тем, что его область не справилась с планом. Хяким был назначен на свой пост 12 апреля 2013 года, а посевная хлопчатника официально началась 24 марта…

Выводы. Возможные пути решения проблемы

Большинство людей, которых ежегодно принуждают участвовать в уборке выращенного урожая, хорошо понимают всю порочность подобной практики, но ничего не могут сделать, потому что открыто выражать свое мнение - значит оказаться под угрозой увольнения. Люди возмущаются также и тем, что от участия в хлопковой кампании освобождаются госслужащие Ашхабада и в целом Ахалской области, а последние, в свою очередь, удивляются тому, что жизнь в регионах с началом хлопкоуборочной кампании буквально замирает, и бюджетники по три месяца отсутствуют на своих рабочих местах. Люди считают, что хотя бы работников ключевых социальных служб и учреждений, таких как больницы, поликлиники, школы и детсады, не должны мобилизовывать на хлопок, их следует оставлять на своих рабочих местах, чтобы они приносили пользу по своей непосредственной специальности. По-хорошему, госслужащие вообще не должны привлекаться к сельхозработам, тем более с учетом того, что истинные крестьяне (об арендаторах земли речь пойдет ниже) выступают против их помощи.

Несмотря на отказ от открытого привлечения учащихся школ к сезонным сельхозработам, ситуация в регионах в этом плане не изменилась и, похоже, не имеет перспектив изменения к лучшему. Но и безнадежной ее считать нельзя. Хлопкоуборочная кампания не была бы такой обременительной для тысяч работников государственных бюджетных организаций, если бы правительство провело кардинальную реформу в самой системе организации труда в сельском хозяйстве в целом и в хлопководстве в частности.

Властям, в первую очередь, следует определиться с владельцами земли. Есть сведения, что в большинстве случаев привлекаемые из регионов бюджетники используются как дешевая рабочая сила на полях, чьими владельцами являются не простые арендаторы, жители села, а высокопоставленные чиновники районного или областного масштаба. Эти чиновники взяли в аренду большие участки земли на имена своих жен, невесток, сыновей, других родственников, однако ничего не делают, чтобы убрать свой урожай, многие даже не живут в тех районах, где находятся их поля. Настоящие арендаторы не хотят и не пускают на свои поля городских помощников. Им выгодно самим заработать деньги на сборе, тем более, что участки у них небольшие - менее трех гектаров. А вот чиновники считают, что им не к лицу кланяться каждой раскрывшейся коробочке. В связи с этим власти должны провести ревизию и отобрать большие участки земли - в несколько гектаров - у чиновников, которые записали в арендаторы своих родственников в надежде на то, что когда-нибудь эта земля станет их собственностью.

Во-вторых, госслужащих никто не будет привлекать к уборке хлопка, если власти пересмотрят и повысят закупочные цены на сырец и плату за каждый собранный килограмм. Сейчас за одну тонну собранного хлопка (с учетом вычета скидок за влажность и засоренность) государство платит арендаторам 1040 манатов ($365). Несмотря на то, что с 2007 года эта сумма увеличилась более чем в пять раз, она все равно мала, учитывая еще и то, что на руки арендатор получит в лучшем случае две трети, а то и половину, ведь ему необходимо рассчитаться за семена, удобрения, работу трактора, ГСМ и так далее. Арендатор из Дашогузского велаята, имеющий два гектара земли, говорит, что ему нужно продать государству примерно 800 килограммов сырца, чтобы не стать должником. В этом году его урожай составил чуть более двух с половиной тонн – неплохой результат, с учетом того, что воды в этом году было мало. Получается, что государство должно заплатить ему 2600 манатов ($912), из которых за услуги и удобрения он заплатит 830 манатов ($292). В итоге на руках у него останется 1768 манатов или 620 долларов США, на которые он должен с семьей прожить целый год до следующего урожая.

Многие арендаторы стараются силами собственной семьи вовремя собрать весь хлопок и заработать на сборе деньги. Однако чиновники, арендовавшие для своей семьи несоразмерно большое поле, физически не справляются (или не хотят справляться) с объемом работы и, как правило, ждут подкрепления в виде дешевой рабсилы. Система мобилизации выглядит так: президент требует от хякима выполнение плана, хякиму нужные люди подсказывают, в каких районах и на каких участках много хлопка, хяким собирает местных руководителей и дает указание отправить туда людей. Арендатору-чиновнику ничего не стоит платить по 20 тенге приезжим рабочим – эти деньги он в любом случае получает от государства.

В-третьих, несколько лет назад, чтобы повысить материальную заинтересованность крестьян в получении высоких результатов, правительство ввело систему, при которой арендаторам-хлопкоробам полагались семена хлопчатника и все продукты, получаемые во время их переработки, – хлопковое масло, жмых, шелуха. Такая система всколыхнула крестьян, пробудила у них интерес к работе, так как продукты переработки хлопковых семян можно было продать и на этом заработать. Жмыхом и шелухой можно было откормить несколько бычков, развить молочное производство в своем подворье, излишки продать на базаре и опять-таки заработать немалые деньги. Но впоследствии эта неплохая система стимулирования обросла бюрократией и волокитой, ее поразила вездесущая коррупция. В итоге крестьяне не могли вовремя и в полном объеме получить причитающиеся им продукты переработки хлопковых семян, им приходилось «задабривать» тех, кто отпускал, доставлял, распределял эти самые продукты переработки.

Сейчас тоже есть стимул, но на бумаге. Правительство предоставляет хлопкоробам право на самостоятельное и свободное распоряжение сверхплановым урожаем, разрешает им реализовать излишки по своему усмотрению зарубежным покупателям через Государственную товарно-сырьевую биржу (ГТСБ). Однако за 2012 год в крупном хлопкосеющем регионе – Дашогузском велаяте - только единицы воспользовались правом продажи сверхпланового хлопка через ГТСБ Туркменистана. И этими единицами оказались бывшие или нынешние руководители районного и областного масштаба, имеющие десятки гектаров земли в целинной зоне Шахсенемского массива, в пределах Рухубелентского этрапа.

В-четвертых, следует положить конец экономической безграмотности крестьян, а для этого в крестьянских объединениях следует организовать курсы, на которых экономисты, ученые-аграрии, специалисты областного уровня и концерна «Туркменпагта» («Туркменский хлопок») на пальцах объясняли бы людям их возможности и права, например, на создание независимых ассоциаций, способы реализации этих прав, пути выхода на биржу со своей хлопковой продукцией, механизмы продажи излишков хлопка.

Правительству необходимо провести земельную реформу еще и потому, что настало время максимально и эффективно использовать имеющиеся в стране американские хлопкоуборочные комбайны. Земельная реформа позволит отобрать участки у тех арендаторов, которые из года в год не выполняют задание и рассчитывают на помощь горожан в период уборки урожая. Объединив эти участки, следует создать массивы, где можно будет задействовать хлопкоуборочные комбайны, которых, по разным данным, по всей стране насчитывается до 1500 единиц. Участки, предназначенные под машинный сбор, могли бы обрабатывать группы крестьян, объединенные в специализированные бригады, оплата труда которых, как в советское время, проводилась бы по итогам года на основе достигнутых производственных результатов.

* * *

Кампания «Хлопок-2013» в Туркменистане завершилась. Она еще раз обнажила проблемы, с которыми люди живут годами. Затягивание с их решением грозит повторить эту картину и в будущем году.

Альтернативные новости Туркменистана