16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан, Ташкент: Автобус как место для унижения личности

09.12.2013 18:48 msk, Хаёт Хан Насреддинов

Видео Экономика Права человека Узбекистан Общество

Общественный транспорт Ташкента – боль пассажиров. Слишком многим горожанам приходится пользоваться автобусами для достижения своих ежедневных целей, а транспортных средств маловато. Это на руку водителям и кондукторам, которым нужно ежедневно сдавать план по выручке и плюс к этому собирать себе дневной заработок. Поэтому количество доминирует над качеством: водители стараются возить полные салоны, несмотря на возмущения пассажиров. Впрочем, такой подход вполне привычен для населения, лишь иногда раздаются недовольные голоса тех, кто не хочет смириться с неуважением к своей личности. Один из таких людей решил сегодня поделиться с читателями «Ферганы» своими наблюдениями и размышлениями.

* * *

Изо дня в день в центре города Ташкента я вижу одну и ту же сцену: выстроившиеся в ряд на остановке «Станция метро Буюк Ипак Йули» автобусы никуда не торопятся. Салоны полны пассажиров, но водители словно не замечают этого и держат двери открытыми, позволяя зайти большему количеству людей. При этом двигатель не отключен, а значит, государственный бензин расходуется впустую. На робкие призывы заждавшихся отъезда пассажиров водитель практически не реагирует. Иногда отвечает, однако публиковать его ответы нельзя по этическим соображениям.

Но бывает и хуже. Утром и вечером в часы пик сесть в автобус невозможно. Да и, глядя на прижатые к окну злые лица пассажиров, боишься даже пытаться: они с боем будут защищать то пространство в салоне, в которое они смогли впихнуться. Еще страшнее, когда автобус мчится, боясь выбиться из графика и не получить отметку в конце маршрута. Езда наперегонки стала привычным явлением, пассажиры при этом - просто дрова, которые везут неизвестно куда. Прибавьте сюда крик кондуктора «Выходящие есть?», а также тот факт, что в случае молчания автобус просто проезжает мимо остановки, игнорируя тех, кто стоит там в томительном ожидании, - и вы почувствуете картину нашего повседневного пассажирского быта.

Хотя нет, не почувствуете. Надо самому испытать чувство унижения от пользования городским пассажирским транспортом. Истоптанная обувь, отодранные пуговицы, толчки, оскорбления и, как результат, - испорченное настроение на весь день.

Я несколько раз пытался поговорить с такими водителями и кондукторами, но до их совести невозможно достучаться. Чаще в ответ я слышал лишь оскорбления. Ощущение, что вся их мозговая деятельность направлена на выполнение дневного плана по выручке и больше ни на что. Мораль, человеческие отношения и стремление оказать людям услугу, вовремя довезя их до нужного места, или, на худой конец, собственное достоинство начисто забыты и похоронены под тяжестью коммерческих отношений. Мои официальные обращения в Ташгорпасстранс, видимо, не были восприняты его руководством как значимые, потому что их проигнорировали. Иногда начальники принимают меры: штрафуют водителей, переводят на низкооплачиваемые и не престижные работы, увольняют по статье. Но, видно, хамство у части водителей все же неистребимо. Самое страшное, что водитель-хам просто не понимает, что он нарушитель всего - и правил дорожного движения, и должностных инструкций, и моральные ценности преступает.

Я не раз обращался к самим пассажирам в автобусах с призывом попытаться восстановить справедливость, но ответом мне было лишь молчание, за очень редким исключением. Моя перепалка с водителем выставляла меня идиотом, и мне все меньше хотелось защищать свои гражданские права. Ведь бесполезное это дело, выходит.

Кто виноват в происходящем? Ругать государство и первых лиц – самое простое, что придет в голову. Но они не виноваты в самом беспределе на городском транспорте. Виноваты исполнители, которые поставили свое «я» выше гражданских ценностей. Им наплевать на других людей. Они установили нам цену в 800 сумов за билет. За эту сумму водители и кондукторы разрешают нам войти в салон автобуса, а получив ее, перестают видеть в нас людей, считая, что теперь можно пренебречь уважением, воспитанием и другими человеческими ценностями. Цель ведь достигнута, план выполняется, а на остальное наплевать.

В поведении водителя автобуса и его отношении к людям отражается весь наш менталитет. «Крутые» и начальники не ездят в автобусах. Значит, едущий в автобусе пассажир «лох», «простак» и ничего из себя в жизни не представляет. И поэтому можно игнорировать его замечания и возмущения. А если попадется настырный и начнет права качать, то его можно и кулаком проучить. У нас в чести поклонение должности, а не человеку.

Я много думаю, почему в нашем обществе так сильно пустил корни бытовой беспредел. И вроде нашел ответ: все зло в окружающем мире - от нашего лицемерия и трусости. Мы боимся поддержать человека, который возмущается нарушением общих гражданских прав. А, признав его правоту, не скажем об этом в объектив телекамеры или под диктофон журналиста. У нас все хорошо и плохо быть не может вообще. А кто думает иначе, тот враг. Вот какую установку нам дают, и мы слепо ей следуем.

Конечно, в происходящем есть и вина руководителей. Я поторопился вывести их из-под удара критики. Их вина в том, что они создают общество, в котором лицемер и обманщик чувствуют себя комфортно. Можно не работать, не выполнять свои обязанности, а к моменту проверки все подчистить, спрятать и обмануть ревизора. Правдивых людей убрать с глаз долой и, ладно уж, немного поработать. Пока комиссия не уедет. Да, не забыть дать слово исправить все выявленные недостатки! И можно продолжать жить по-прежнему: обманом, руганью, насилием, равнодушием. Чиновники не доводят до конца решение проблемы, ограничиваясь разносами провинившимся подчиненным.

Но это неэффективно! Людей, не желающих уважать окружающих и не стремящихся честно работать, не затронут крики начальства, их совесть не будет страдать - по причине ее отсутствия. Они не запомнят ничего, что начальник будет вдалбливать им криком.

Именно в стимулировании лицемерного образа жизни я обвиняю руководство, а в остальном - мы сами делаем нашу жизнь такой серой, нервной и безысходной. Молчим, когда надо возмущаться, не приходим на помощь, когда бьют слабого.

Конечно, эта моя публикация не изменит положения дел в городе и автобусы не начнут ходить исправно по своим маршрутам, но, может быть, кто-то все же почувствует угнетенное состояние пассажиров и начнет помогать тем, кто пытается хоть как-то перевоспитать водителей-хамов.


Хаёт Хан Насреддинов

Международное информационное агентство «Фергана»