15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Таможенный союз – Кыргызстан: Шок о двух концах

Вступать Кыргызстану в Таможенный союз или не вступать? Что получит республика в случае вступления и «не вступления»? С какими рисками столкнется в обоих вариантах? Ведущие экономисты, эксперты, предприниматели пытаются найти ответы на эти вопросы. Наверное, в том числе, и для того, чтобы затем, на основании этих ответов, объяснить ситуацию и населению.

Обсуждение Таможенного союза состоялось в начале декабря 2013 года в Оше, на конференции «Перспективы вступления Кыргызской Республики в Таможенный союз: вовлечение общественности в процесс принятия решений». Свое видение проблемы обрисовали представители Министерства экономики и антимонопольной политики Киргизии, активисты бизнес-среды и гражданского общества, депутаты парламента и местных кенешей (советов).

До того, как эта тема была вынесена на конференцию, организаторы - общественное объединение «Youth of Osh» - обсудили ее с предпринимателями и жителями южного региона и сделали вывод, что население, строя свое мнение на слухах, домыслах и стереотипах, по данному вопросу информацией почти не владеет. При этом 60% опрошенных южан на вопрос, нужно ли Кыргызстану вступать в ТС, ответили утвердительно. Однако неизвестно, как изменился бы этот показатель, если бы вопрос имел продолжение, например, такое: «… если при этом цены на потребительские товары кратно возрастут?»

Неизбежный рост цен на товары – это только один из рисков членства в Таможенном союзе. К нему же – введение более высоких таможенных пошлин из внесоюзных стран и изоляция от их рынков, сокращение объемов реэкспорта из Китая. В результате, к примеру, могут обвалиться оптовые рынки «Дордой» в Бишкеке и в г. Кара-Суу, кормящие сотни тысяч кыргызстанцев.

Эти и другие негативные последствия вступления республики в ТС в своей презентации назвал замминистра Министерства экономики и антимонопольной политики КР Данил Ибраев. При этом он подчеркнул, что рисков от невступления тоже достаточно, если не больше. Кыргызстан все же должен ориентироваться на выгоды и возможности, которые сулит ТС.

А это такие перспективы, как модернизация экономики за счет создания рабочих мест и обеспечения высокого уровня занятости, привлечения прямых иностранных инвестиций, роста применения новых технологий, улучшения структуры производства, участия в реализации крупных энергетических и иных проектах. Это доступ к рынкам стран-членов ТС и свободный беспошлинный доступ продукции КР на эти рынки, развитие приграничной торговли и единого рынка железнодорожных перевозок.

Еще один довод «за»: решится проблема с демаркацией и делимитацией границ с Узбекистаном и Таджикистаном, которые не смогут, как прежде, игнорировать предложения Кыргызстана по ее решению, так как речь будет уже идти о границах Таможенного союза.

«Таможенный союз – это для нас реально, мы давно ведем работу в этом направлении, проведено 8 заседаний рабочих групп, но не все вопросы решены» – говорит Д. Ибраев.

В нерешенные вопросы входит, прежде всего, так называемая «дорожная карта» КР – она включает 167 пунктов, при условии соблюдения которых Кыргызстан может влиться в ТС. Однако Евразийской экономической комиссией 11 ноября с. г. был одобрен и принят переработанный вариант дорожной карты, причем без участия КР. И с таким вариантом, не учитывающим национальные интересы, Кыргызстан категорически не согласен.

«Мы не можем комментировать решение комиссии, поскольку Кыргызстан не является ее членом, а только наблюдателем без права голоса. То, что наши предложения не учтены, говорит о недопонимании нашей позиции. Но мы можем и будем предлагать свой вариант дорожной карты. Нам нужен пошаговый плавный переход, нужно защитить свой рынок. Новое обсуждение вступления КР в ТС состоится в Москве 24 декабря» – говорит Д. Ибраев.

Есть ли альтернатива?

Участников конференции интересовал вопрос: почему бы не разработать вектор развития Кыргызстана на случай невступления в ТС. Но этот путь Данил Ибраев считает более сложным и тяжелым – он никак не защитит наших производителей, их продукция станет менее конкурентоспособной, ее себестоимость кратно возрастет.

Прозвучало и такое мнение: Кыргызстан ведет оживленную торговлю со странами не членами ТС – Турцией, Китаем, Эмиратами, почему бы просто не развивать это направление. При этом выступавший привел пример Казахстана, который третий год является членом ТС: цены на потребительские товары там выросли на 40%, Казахстан не может попасть со своей продукцией на рынки России. Что в результате привело уже к некоторой напряженности в отношениях между двумя странами.

Депутат ЖК КР Равшан Жээнбеков добавил к этому, что «просело сельское хозяйство Казахстана, что ожидает и Кыргызстан», а вопрос трудовой миграции повис вообще – его даже не включили в дорожную карту. И предложил: не входить в ТС, но если это невозможно – то хотя бы максимально оттянуть сроки.

Об опыте Казахстана в Таможенном союзе, обещаниях и реалиях рассказал Павел Коктышев, генеральный директор Института развития и экономической политики (Алматы).

По его мнению, на данный момент Казахстан однозначно проигрывает от участия в Таможенном союзе. Государство сталкивается с сотнями проблем, но не отстаивает свои позиции. С этими проблемами столкнется и Кыргызстан, и ему будет еще сложнее, чем Казахстану, особенно в вопросах, связанных с человеческим потенциалом. Или, например, по созданию свободных таможенных зон – этот пункт, отмечает П. Коктышев, отстоять практически невозможно.

«У России есть геополитическое желание присутствовать на территориях Центральной Азии. У России и ее президента свое видение региона. Назарбаев, всегда настроенный на сотрудничество, выражает протесты, и это о многом говорит» – отмечает П. Коктышев.

Обещаний при вступлении Казахстана в ТС, по его словам, было немного: одно из них – привлечение инвестиций. Эксперт отмечает, что товарооборот республики увеличился и выросла покупательская способность. Но при этом – очень высока зависимость от российских производителей, а у казахстанских – более 30 ограничений поставок на российские рынки. Такая отрасль, как машиностроение, держится на плаву не за счет инвестиций, а за счет государственных субсидий, индустриальные проекты буксуют. Зависима и табачно-алкогольная продукция – и Казахстана, и Беларуси.

«Претензий много, – говорит Павел Коктышев. – Но каждый член ТС решает свои проблемы сам».

Экономический суицид или прогресс?

Частный предприниматель из Бишкека Мурат Мусуралиев назвал вступление в ТС «экономическим суицидом». И привел такие аргументы. У Кыргызстана есть свои направления, которые следует развивать: экспорт всегда востребованных золота и полезных ископаемых; дешевый туризм и шопинг; сельхозпродукция – например, таласская фасоль, 100 тысяч тонн которой ежегодно уходит на мировые рынки.

«Кыргызстан не может равняться с Россией и Казахстаном – сырьевыми экспортерами. Польза от вступления в ТС для нас – иллюзорная. Зато нас ждут: тотальное удорожание импорта и ГСМ из стран не членов ТС; можно будет забыть о дешевой технике из Китая и других поставщиков. Материалы для швейного производства подорожают в полтора-два раза. Швейникам придется переводить свои цеха поближе к рынкам закупок и сбыта – в Иваново, в Китай или вообще просто их закрыть» – считает М. Мусуралиев.

Кыргызстан в составе ТС, по его мнению, не сможет рассчитывать на дотации, а самое главное – ТС не приведет к искоренению коррупции.

«Наш путь – низкие налоги, открытые рынки, низкая коррупция» – подчеркивает предприниматель, который, кстати, возглавляет молодежное движение республики против ее вступления в ТС.

Исполнительный директор Бишкекского делового клуба Есен Джуманов сообщил, что бизнес-сообщество страны критически относится к тому, что правительство принимает решения без его участия, а если и спрашивает – то уже после того, как решение принято.

По мнению Джуманова, Кыргызстан тянут в интеграцию насильно. И его не убеждает тот аргумент, что в КР «хлынут иностранные инвестиции». «Их приток идет не в такие маленькие страны, как наша, а в большие. Беспокоит однобокость позиции нашего государства, – говорит он. – Не разрабатываются альтернативные варианты в случае невступления в ТС. Нужно также ориентироваться на опыт других стран, объединенных в союзы».

А доктор экономических наук, профессор Ошского госуниверситета Уран Эргешбаев обозначил еще и такую проблему, как всплеск трудовой миграции. «Внешняя миграция в Казахстане отсутствовала до ее вступления в Таможенный союз, – считает он. – Но на сегодня уже более 600 тысяч казахстанцев выехали на заработки в ту же Россию. Кыргызстан тоже ожидает дополнительный виток миграции».

И. о. замдиректора Национального института стратегических исследований КР Чинара Эсенгул задалась вопросом, как быть Кыргызстану при таких ключевых проблемах, как неразвитая экономика (КР в 6-8 раз отстает от стран ТС по уровню ВВП на душу населения и экономическим показателям), низкий профессиональный уровень во всех областях деятельности, недоверие к властям. Она отметила, что в случае вступления в ТС особенно тяжело придется бюджетникам.

Экономисты склоняются к тому варианту, который, по их мнению, имеет меньше негативных последствий. Для Кыргызстана худший вариант – не вступать в ТС, считают они: «Мы, конечно, не догоним Россию и Казахстан, но мы будем тянуться за ними, и в этом есть для нашей страны прогресс. В мире все страны стремятся к региональной интеграции. И Кыргызстан должен входить в дружественную группировку, какой видится Таможенный союз».

На конференции неоднократно прозвучали слова: оба варианта – шоковые для Кыргызстана, но из двух зол нужно выбирать меньшее, и – если мы не войдем в Таможенный союз, трудностей будет больше.

В заключение участники приняли резолюцию, которая еще будет дорабатываться. В ней обозначены основные рекомендации для правительства КР, в том числе: расширенное и объективное информирование гражданского общества об условиях и рисках вступления в ТС; открытое обсуждение дорожной карты; проведение исследования и ожидаемого влияния на конкретные группы. Рекомендуется также просчитать социальные последствия и принять меры для предотвращения негативного воздействия на незащищенные слои населения.

Алла Пятибратова, Ош