12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кыргызстан: От революции никто не застрахован. ОСАГО тоже нет

В области страхования Кыргызстан считается самой отсталой страной в центральноазиатском регионе. Общий бюджет всех страховых компаний страны приблизительно равен бюджету одной казахстанской страховой компании. В законодательстве Кыргызстана прописаны четыре вида обязательного страхования, но на практике эти законы не работают. О том, что происходит на рынке страхования в Кыргызстане, «Фергана» расспросила председателя правления страховой компании ЗАО «НСК» Энвера Хавазова.

- Как происходило развитие страхового рынка в Кыргызстане после развала СССР?

Энвер Хавазов: При СССР была государственная страховая компания - Госстрах. После развала Союза в каждой стране появились правопреемники Госстраха, которые реорганизовались в коммерческие структуры и взяли на себя обязательства перед клиентами. Одна за одной в стране начали появляться страховые компании, на сегодняшний день их 15.

Государственных страховых компаний в нашей стране никогда не было. Правда, в какие-то периоды новой истории появлялись компании, которые были близки к руководству страны. При первом президенте была создана компания специально под тендер, который был объявлен для обязательного страхования военнослужащих –военных, пожарников, сотрудников МЧС, МВД и т.д. Из бюджета на страхование выделялись приличные суммы, но тогда не учли, что на возмещение ущерба были установлены высокие лимиты. В результате компания понесла большие убытки, и после ухода президента Акаева ее не стало.

Потом была создана Кыргызская перестраховочная компания (КПК). Эта структура была близка уже ко второму президенту. Объясню, что такое перестрахование. У каждой страховой компании есть установленный государством лимит по тем рискам, которые они могут покрывать, это 20% от собственного капитала. Например, мы берем на себя риск в 250 тысяч, а страхуем имущества на 1 миллион. Фактически, мы не может ответить по обязательствам. В таком случае мы обращаемся к перестраховочным компаниям. Так вот, при Бакиеве все компании должны были добровольно-принудительно перестраховываться в КПК. Суть была в том, что КПК не занималась поиском клиентов, она получала прибыль от перестрахования. КПК также не стало после второй смены власти.

Теперь что касается финансового развития рынка. В 2008 году на страховой рынок зашел «Кумтор». До этого он страховался за рубежом. Каждый крупный инвестиционный проект, который работает на территории КР, имеет глобального страховщика. Но по закону европейцы, приходящие на нашу территорию, должны искать себе и отечественных партнеров-страховщиков.

«Кумтор» остался здесь и после 2010 года. И если до появления «Кумтора» на страховом рынке компании собирали до 300 миллионов сомов в год, то только он один дал такую же сумму: это огромная компания, которая страхует жизнь и здоровье работников, имущество и т.д.

Получилось, что один крупный проект делает половину нашего рынка. Если дать примерный расклад по клиентам, то страхуется только 5% частных лиц, 20% малого и среднего бизнеса и до 40% - промышленность и производство.

Приведу цифры: в 2011 году весь страховой рынок КР собрал 709 миллионов 188 тысяч сомов. Из них «Кумтор» дал приблизительно 350 миллионов. В 2012 году 839 миллионов 544 тысяч против – около 440 миллионов от «Кумтора». Правда, взносы «Кумтора» сразу выводятся в зарубежные перестраховочные компании, потому что имущество компании оценивается в миллиарды сомов, такие выплаты не потянет ни одна кыргызстанская компания.

Из-за неразвитости страхового рынка в стране можно сказать, что мы собираем очень маленькие суммы. Например, сборы по Кыргызстану равны бюджету филиала одной страховой компании на территории Астаны

В среднем, страхование – это до 0,7% от принятых обязательств. То есть клиент платит лишь около 1%, а страховщик потом выплатит 100%. Имущество, кроме автомобилей, страхуется до 1%. Автомобильное страхование считается самым дорогим, потому что по нему выплаты, как правило, составляют около 3% от стоимости машины.

- Какие компании считаются самыми крупными страховыми клиентами после «Кумтора»?

- Авиакомпании. Но у них тоже, скажем так, обязательное страхование. Без него они не смогут летать не территории других стран. Далее идут сотовые компании, но и они не все страхуются, а только те, кто имеет дорогостоящее имущество.

В основном, у нас добровольное страхование. Я не могу однозначно сказать, что принудительное лучше. Просто в странах Европы страхование сильно переплетено с обычной жизнью человека. Ежемесячно каждый человек отчисляет деньги на страховку: жизни, здоровья, имущества и т.д. И когда происходят какие-то стихийные бедствия или страховые случаи, перед государством не стоит вопрос о возмещении ущерба: все расходы покрываются страховыми компаниями.

- Но у нас также есть четыре вида обязательного страхования…

- Да, в 2008 году в Кыргызстане был принят закон о четырех видах обязательного страхования. Забегая вперед скажу, что ни одно из них не работает должным образом.

Вот виды обязательного страхования.

1. Обязательное страхование гражданской ответственности перевозчика перед пассажирами. Охват небольшой. Предполагаю, что городской транспорт не застрахован. Я знаю, что застрахованы перевозчики с автовокзалов, и когда потребитель покупает билет, пять сом от его стоимости идет на покрытие страховки. Пять сомов никого не бьют по карману, но это приводит к небольшому размеру выплат: в случае смерти пассажира или получения им инвалидности пострадавший получает до 10 тысяч сомов.

2. Обязательное страхование гражданской ответственности работодателя за причинение вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых (служебных) обязанностей. Например, средняя зарплата сотрудника $500, и работодатель в случае смерти работника должен (согласно трудовому кодексу КР) выплатить семье пострадавшего до 20 средних годовых зарплат – то есть $120 тысяч. Это большие суммы, которые влияют на экономические состояние наших компаний.

Страхование ответственности работодателя – это один процент от общего годового фонда оплаты труда. Например, владелец швейного зала в 10 швей с зарплатой по $500 выплачивал бы около $600 в год. Но страховаться компании не хотят. Надеясь на «авось», что ничего не произойдет. А если что-то и происходит, то договариваются «по-тихому» и полюбовно.

Кстати, сейчас мы сталкиваемся с ситуациями, когда люди получают возмещение по доброй воле, а потом находят адвокатов, узнают, что им должны намного больше, и забирают деньги уже через суд.

3 Обязательное страхование гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты.

4. Обязательное страхование гражданской ответственности перевозчика опасных грузов. Они страхуются, потому что вынуждены брать лицензии у Гостехнадзора, которые не выдает их без страхового полиса.

Много лет идут разговоры об обязательном страховании автовладельцев – ОСАГО. Любой автовладелец несет ответственность за причинение вреда здоровью третьим лицам посредством использования средств транспорта. Кыргызстан – единственная страна в СНГ, где этого нет. Даже если ты едешь в Казахстан, ты обязан купить эту страховку. И если в Казахстане происходит какое-то ДТП по твоей вине, то страховая компания возместит ущерб. У нас же ущерб возмещает сам виновник инцидента, и если у человека нет денег, то суд обязывает его выплатить нужную сумму, например, в течение 20 лет по 200 сомов в месяц. Это неправильно.

Во время подготовки статьи автор провел опрос о страховании среди кыргызстанцев в социальной сети «Фейсбук». Подавляющее большинство из 150 опрошенных не пользовались услугами страховых компаний. Около 20% оформляли медицинскую страховку для получения шенгенской визы, еще несколько человек страховали имущество для получения кредита в банке.

В качестве основных причин нежелания делать страховку назывались «долгие бюрократические процедуры» и неверие, что в итоге страховка будет выплачена. «К вам придут, будут делать опись, проводить экспертизу, выявлять проблемы. На это уйдут недели. А в итоге вам скажут: «вы не подходите под наши правила страхования, вы сами виноваты». Ты, конечно, потом подашь апелляцию, будешь ждать еще пару месяцев решения в свою пользу, но, естественно, не дождешься», - написал один из опрошенных.
- То есть все, кто страхуется, делают это потому, что вынуждены?

- Да, большинство вынуждены страховаться, потому что они получают кредиты от банков (банк всегда заинтересован в сохранении залогового имущества и требует страховки) или лицензии на работу, которые тоже не дают без страховки. По сути, это принудительное страхование.

Три остальных вида страхования практически не работают, потому что с принятием законов о страховании не были внесены изменения в Административный кодекс. То есть за неисполнение законов не предусмотрено никакого наказания. В этом месяце, спустя четыре года, этот вопрос бы поднят на одном из правительственных заседаний. Возможно, что теперь можно ждать изменений.

Бизнес перед принятием этих законов провел много конференций и ясно дал понять, что расценивает страхование как нагрузку. При этом у каждой компании есть статистика несчастных случаев, которые мы могли бы компенсировать.

В случае происшествия на предприятии создается комиссия Гостехнадзора, которая проводит расследование и определяет вину работодателя. В большинстве случаев, вина работодателя составляет 70%. Но предприниматели все равно не идут страховаться, потому что считают, что это финансовая нагрузка и все можно решить полюбовно без привлечения госорганов.

Нежелание страховаться может быть вызвано и несоблюдением техники безопасности, которое обязательно выявится при проверке Гостехнадзором и повлечет наложение санкций.

Добавлю, что до 20% от той суммы, которую клиент платит за страхование, компания может отчислить ему обратно на превентивные меры по предупреждению несчастных случаев на производстве. Но это касается только обязательного страхования. Конечно, далеко не факт, что эти деньги применяются по назначению.

- Что надо страховать в нашей стране?

- В нашей стране много чрезвычайных ситуаций – землетрясений, сходов селей, лавин и так далее, также большая статистика по пожарам и по количеству погибших в ДТП людей. Тем более, что страхование жилья – это недорого, около 0,5% от общей стоимости в год. В селах дома недорогие, поэтому не думаю, что это была бы большая нагрузка на сельчан. Зато в случае стихийного бедствия они бы получали возмещение с минимальным набором документов.

- В Кыргызстане было бы неплохо ввести страхование от митингов и смен власти, национализации…

- Раньше митинги, революции и прочие народные волнения в международной практике считались форс-мажорными обстоятельствами, ущерб от которых не компенсировался. Однако после событий 11 сентября 2001 года компании предоставили новый продукт – страховку от рисков терроризма, включая риски народных волнений и революций. Это так и называется – страхование от народных волнений. Но страховой взнос в этом случае увеличивается в два раза по сравнению со стандартной ставкой по страхованию имущества...

Во время смены власти 2005 года такого вида страхования у нас еще не было, и ни один магазин не получил возмещения ущерба. То есть мы ждали квалификации происшествий, но государство объявило произошедшее революцией, и ущерб не компенсировали.

После 2005 года сеть бишкекских магазинов застраховала контора Максима Бакиева, но после событий 2010 года, когда семья президента сбежала, выплачивать риски было некому. А это было около 360 миллионов сомов убытков.

Сейчас ни одна компания не возьмет на себя такие риски, потому что вслед за двумя сменами власти может произойти третья. Страна неспокойная, постоянные митинги. Казахстанские перестраховщики, когда мы обращаемся к ним с предложением о перестраховании риска, включающего в себя риски народных волнений, отказываются, потому что знают, что у нас за страна. Россияне что-то перестраховывают, но далеко не все.

- Что вы можете рассказать об инвестиционной роли страхования?

- От доходов, которые получает страховая компания, 20% идет в технические резервы, то есть в фонд будущих выплат. За годы независимости компании накопили неплохие резервы, по логике, эти деньги должны быть инвестированы. Конечно, законодательно не прописано, что они должны быть инвестированы, но это логично с точки зрения бизнеса. Их можно вкладывать, как это делается за рубежом.

Из-за того, что наш финансовый рынок не развит и не стабилен, компании идут старомодным и безопасным способом: вместо инвестирования они закладывают деньги в депозит и просто получают с этого проценты. Главное условие возможных инвестиций - мы должны иметь возможность быстро вытащить обратно свои деньги. То есть средства страховых компаний должны вкладываться в высоколиквидные проекты.

У нас финансовый сектор представлен банками. В других странах он также представлен и страховыми компаниями. Страхование появилось в Англии в XVIII веке, представьте, какие резервы там накоплены к настоящему времени?! Одна страховая компания в Германии выкупила лучший немецкий банк за $20 миллиардов. А мы из-за всей этой нестабильной ситуации идем путем, не приносящим прибыль.

Конечно, все 15 кыргызстанских компаний могли бы вкладывать свои денежные активы в развитие бизнеса и новые инвестиционные проекты. А это около 1,3 миллиарда сомов или около $27 миллионов – неплохая сумма для Кыргызстана.

* * *

Как пояснил «Фергане» известный кыргызстанский юрист Нурбек Токтакунов, для Кыргызстана принять закон, но не прописать механизмы его работы, - обычная практика. «Я сейчас веду ряд исков по неисполнению законов. Если принимается закон о чем-то новом, чего раньше не было, то надо вносить изменения и в нормативно-правовую базу, а этого не происходит, - сказал Н.Токтакунов. - По моим искам суд вынес решение, чтобы были приняты меры в отношении правительства для исполнения закона. Однако правительство игнорирует эти судебные решения, а прокуратура не может заставить кабинет выполнять предписания суда. При этом неисполнение судебного решения – это уголовное дело. Я считаю, что вопросы о неисполнении законов должны поднимать граждане, подавать иски в суды».

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА