11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

«Жанаозенский дневник» и провокаторы Бергея Рыскали. К годовщине расстрела

В эти дни в Казахстане вспоминают жанаозенский расстрел: два года назад, 16 декабря 2011 года, полиция открыла огонь по демонстрации бастующих нефтяников. В тот день погибло 15 человек, около сотни ранено. Еще один человек был застрелен в Шетпе на следующий день. Об истории этой забастовки, завершившейся кровопролитием, уже известно почти все: длились протесты с мая по декабрь 2011 года, рабочие требовали поднять зарплаты, пересмотреть региональные и отраслевые коэффициенты, улучшить условия труда и разрешить независимые профсоюзы. Конфликт затягивался, власти и работодатели уклонялись от переговоров. Бастующие, поняв, что ситуация заходит в тупик, обратились за помощью к юристам оппозиционных партий и движений, в том числе и партии «Алга!».

Невыполнение экономических требований привело к необходимости выдвигать требования политические: в ноябре 2011 несколько тысяч нефтяников избрали рабочий комитет, призвали бойкотировать выборы в парламент (назначенные на январь 2012 года), объединяться в единый независимый республиканский профсоюз, а также сформировать собственную политическую партию.

16 декабря 2011 года, в день независимости Казахстана, на площади Жанаозена намечался праздник, но группа провокаторов спровоцировала беспорядки, которые закончились стрельбой.

В 2012 году на скамье подсудимых оказались 37 нефтяников, из которых 12 человек получили от трех до семи лет лишения свободы. В мае 2013 года шестерым из них Верховный суд Казахстана смягчил наказание и освободил их, остальным приговор был оставлен без изменения.

Со стороны полиции за превышение должностных полномочий в Жанаозене были осуждены пятеро полицейских, получивших от пяти до семи лет лишения свободы.

К политическим последствиям жанаозенских событий можно отнести запрет оппозиционной партии «Алга!», которую признали экстремистской, ее лидер Владимир Козлов был приговорен к семи с половиной годам лишения свободы. Были запрещены многие оппозиционные СМИ, организаторы несанкционированных митингов регулярно получали административные аресты, и протестные настроения постепенно спадали: надежда на то, что митингом можно чего-то добиться, умерла.

Консервация памяти

Невозможно предположить, что кто-то в Казахстане забыл о Жанаозене, но трудно сегодня представить массовые мероприятия по поводу годовщины событий, настолько усилилась репрессивность режима за прошедший год. Люди выходят на одиночные пикеты в память погибших, пишут письма заключенным нефтяникам, вспоминают о декабре 2011 года в социальных сетях.

Правозащитник, президент общественного фонда «Либерти» Галым Агелеуов ко второй годовщине Жанаозена снял документальный фильм «Жанаозенский дневник»: в нем очевидцы вспоминают, что произошло 16 декабря, рассказывают о сути трудового конфликта, напоминают о суде и о том, как шло следствие. «Посмотрев этот фильм, вы поймёте, почему стране нужно сильное гражданское общество с правами и свободами», - уверен Галым Агелеуов.

Фильм Галыма Агелеуова «Жанаозенский дневник»

Боевики Бергея Рыскалиева и нефтяные деньги

Есть еще один момент жанаозенских событий, который стал публично обсуждаться в этом году: провокаторы, действия которых вызвали стрельбу, были людьми бывшего акима (главы) Атырауской области Бергея Рыскалиева, которого сегодня обвиняют в организации преступной группировки, коррупции и совершении экономических преступлений, в результате которых государству был причинен ущерб на общую сумму более 71 млрд тенге. Предварительные слушания по делу ОПГ Бергея Рыскалиева назначены на 24 декабря, сообщает Тенгри.ньюс. Обвинения предъявлены Бергею Рыскалиеву и его брату, бывшему депутату мажилиса (нижней палаты парламента) Аманжану Рыскали. Оба брата находятся за пределами Казахстана.

Журналист Геннадий Бендицкий, известный своими расследованиями и серьезными источниками в правоохранительных органах, написал, что с октября 2006-го по август 2012 года, будучи областным акимом, Бергей Рыскалиев расставил на ответственных постах лично преданных ему лиц, в том числе и руководителей всех правоохранительных структур областного звена. «Это позволило ему без особого риска взять под свой контроль все теневые финансовые потоки Западного Казахстана. Отвод земли под строительство, аренда помещения для ведения бизнеса, получение хоть какого-нибудь ценного подряда, победа в тендере – все решалось через него или его людей. К примеру, на мост, строительство которого реально тянуло на 3 миллиарда тенге, было выделено 6 миллиардов. Газификация райцентра Макат также обошлась госбюджету вдвое дороже, нежели стоила в реальности. За строительство водопровода в поселок Доссор тенге казна заплатила втридорога - 4,5 миллиарда всего за 50 километров трубы, две насосные станции и два резервуара…», - пишет Г.Бендицкий.

«В декабре 2011 года празднование Дня независимости республики было омрачено кровавыми беспорядками в Мангыстауской области. Достаточно быстро выяснилось, что рабочие хоть и были раздражены тем, что руководители нефтяных компаний не шли на компромисс, но бузить не собирались. Беспорядки спровоцировали неизвестно откуда взявшиеся люди, одетые в черную одежду. Спортивного вида, явно подготовленные, они действовали по-военному слаженно. Примечательно, что в столкновениях с полицией никто из этих «людей в черном» не пострадал. Следы провокаторов, спровоцировавших «революцию» в Жанаозене, привели в соседнюю Актюбинскую область. Как оказалось, там было организовано что-то вроде лагеря подготовки боевиков. А через какое-то время спецслужбы вышли на тех, кто его организовал, и выяснили, что за всем этим стоял тогдашний аким области Бергей Рыскалиев», - сообщает Бендицкий.

Причина кровавой провокации, которую устроил Рыскалиев, - в деньгах. Г.Бендицкий: «Аппетиты главы области распространялись и на Атырауский нефтеперерабатывающий завод, входивший в структуру «Казмунайгаза». Завод перерабатывает порядка 400 тысяч тонн нефти в месяц. Из которых в 2011 году, по меньшей мере, 67 тысяч тонн имели нелегальное происхождение. Эта цифра указана в официальных отчетах финансовой полиции, но, вероятнее всего, реальные объемы теневой переработки ворованной нефти во времена Бергея Рыскалиева были значительно выше. В 2011 году на АНПЗ поменяли руководство, поставив задачу: навести порядок и свести к минимуму нелегальную деятельность предприятия. Хозяина области, по сути, лишили серьезной финансовой подпитки, что, судя по всему, создавало очень большие сложности в отношениях с высокими покровителями в Астане. Выправить положение можно было, организовав неприятности «смотрящему» за нефтяной отраслью. Ответный удар был нанесен. Заваруха в Жанаозене подошла как нельзя лучше».

Кто на самом деле стоял за беспорядками в Жанаозене, какие денежные потоки делил криминал и в какой степени в эти разборки была вовлечена полиция и верхушка в Астане, - сегодня, когда все покровители братьев Рыскали сохраняют высоту постов, доказать невозможно. Но очевидно, что материала для разговора становится все больше, - и история Жанаозена когда-нибудь будет написана без недомолвок.

Мария Яновская

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА