12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Сафар Бекжан: «Мы хотим заставить узбекских чиновников и олигархов вернуть деньги народу Узбекистана»

На фото: Сафар Бекжанов в комнатах особняка Гульнары Каримовой в Женеве. Фото © «Фергана.Ру»

Человек, который утром в понедельник незаконно проник в дом Гульнары Каримовой в Женеве и занял его - известный узбекский писатель, член Международного Пен-клуба, диссидент, отсидевший в тюрьме четыре года и уехавший в эмиграцию. Он неоднократно встречался с президентом Узбекистана в девяностые годы: тогда Ислам Каримов предлагал политику и общественному лидеру высокие посты, от которых оппозиционер отказался. Сафар Бекжан (Бекжанов), которому пятьдесят два года, еще в восьмидесятые годы XX века успел побывать был советником Молодежного движения Узбекистана, а затем - одним из организаторов оппозиционных партий «Бирлик» и «Эрк», ныне в республике запрещенных. Одна из последних его публичных акций состоялась в Брюсселе в 2011 году, во время визита Ислама Каримова в Европу. Он выступил перед телекамерами с плакатами и символическим «гробом режима» на фоне кортежей Каримова и Баррозу.

Сафар Бекжан довольно хорошо говорит по-русски, хотя живет в Швейцарии уже пятнадцать лет. Мы связались с ним, чтобы узнать, чем мотивирована его нестандартная акция - своеобразный «оккупай» особняка Гульнары Каримовой. Он разговаривал с нами по Скайпу, прохаживаясь по комнатам особняка старшей дочери президента Узбекистана в женевском районе Колони. В больших комнатах висят картины (в том числе, музейной ценности, например - Народного художника Узбекистана советской поры Чингиза Ахмарова), есть следы полицейских обысков — опечатанный сейф, инвентарные номера на предметах.

«Фергана»: - Вы сейчас ходите там по дому?

- Да, смотрю, может быть, сигнализация там… Не хочу, чтобы у меня были проблемы.


- Как вы проникли в этот дом?

- Я получил ключи (показывает связку ключей) от людей, которые раньше работали с Гульнарой. Для этого мне пришлось провести свое многомесячное расследование.

- Когда и как к вам пришла эта идея - «оккупировать» дом Гульнары Каримовой?

- Я живу в Швейцарии уже пятнадцать лет. Все это время я занимаюсь проблемами Узбекистана, знаю, что там происходит. Когда я услышал, что Гульнара Каримова купила здесь участок за 19,5 млн швейцарских франков, это больше 20 млн долларов (По данным швейцарской прессы, дочь президента Узбекистана приобрела этот особняк в январе 2009 года за 18,2 млн долларов), тогда я спросил себя: как она может доказать происхождение денег? Я написал (имеется в виду — опубликовал на своем сайте-блоге Uzdemfundsuisse.blogspot.ru), что это нелегальные деньги. Все равно когда-нибудь будет судебный процесс. Но она не послушалась, и построила этот дом. Сколько истратили денег, я не знаю. Потом внутри дизайн сделали, сколько миллионов истратили на это? До времени я ничего не делал, молчал и ждал, когда у нее закончится дипломатическая неприкосновенность. Она закончилась в августе, и она срочно уехала с семьей, детьми - учебное время. Я планировал (захват дома) тогда, но потом смотрю: здесь проверяет прокуратура, следственные органы швейцарские. Проверки продолжались долго, все было опечатано, здесь до сих пор многие вещи опечатаны (показывает опечатанный сейф красного цвета, примерно в метр высотой).


Согласно данным из реестра недвижимости кантона Женевы, строением и земельным участком, расположенными по адресу 7 Chemin de la Prévôté, Cologny, Geneva, общей площадью 2473 квадратных метров, включающими в себя два дома и три подсобных помещения, владеет Goulnora Karimova, 08.07.1972 года рождения.

- В доме, кроме сейфов, есть какие-то ценности?

- Это сейф маленький. В доме четыре этажа. На каждом этаже и в подвале - огромные сейфы. Полно. Одни закрыты и опечатаны, другие открыты и пусты. Я сфотографировал, целый фильм сделал. Дом шикарный — даже есть кинозал… Все вещи пронумерованы прокуратурой, следственными органами. Наверное, оценили их и документировали. Пока судебный процесс не начался, следственные органы должны были сделать это. Чтобы открыть против них уголовные дела, чтобы доказывать. Ничего не смогли доказывать, бросили и ушли. Дети все равно не смогут приехать. И никто не сможет там жить. Потому что суд еще не закончился.

- Какова была реакция посольства Узбекистана в Швейцарии? Они обращались в полицию? Полицейские приходили к вам, обратили ли внимание на ваш захват вообще?

- Да, официальные органы Узбекистана обманули местную жандармерию или полицейских и муниципальное управление, что этот дом дипломатический, и срочно надо этого человека (меня) убрать оттуда, и не трогать дом, это, мол, узбекская территория. Они (власти) пришли и сказали мне: так и так. Я ответил, что они все врут. «Мы думаем, что если бы была тут дипломатическая неприкосновенность, наша прокуратура не проверяла бы, наши следователи здесь неделями не сидели бы», - так сказала мне полиция. Я посоветовал им обратиться в женевское отделение ООН, где дадут достаточно доказательную информацию. Они сразу сделали такую заявку, и ответ был, что Каримова не обладает дипломатическим статусом.


- Скажите, чего вы ждете от этой акции? Хотите, чтобы Гульнара подала в суд или чтобы Узбекистан подал в суд и вы готовы выступать в суде. Но если они будут молчать, полиция не может предпринимать никаких действий, дипломатическая миссия не будет ничего делать, и Гульнара Каримова ничего не станет делать, - получается, это ваш дом будет? Вы там будете жить, что ли?

- Мы будем использовать помещение временно как офис для моего фонда UzDemFundSuisse, то есть, организации, которой я руковожу. Если долго никто не пользовался этой виллой, а есть оппозиционный человек, который борется с диктатурой уже много лет, у него офиса нет, денег нет, он не имеет права, что ли? Временно попользуемся этим, пока не свалим диктатуру. Если кто-нибудь на международной арене скажет мне, что это незаконно, тогда пусть сделают для меня офис где-нибудь здесь, пусть оплачивают офис для меня, там буду своих людей собирать, там буду бороться с диктатурой. Если скажут - не бороться с диктатурой, тогда пусть мне скажут, что они сторонники диктатуры. Это такой деликатный вопрос, который для Швейцарии тоже тяжелый. Я уже 15 лет живу здесь. Им тоже тяжело доказывать все. И мне тоже тяжело просто так уйти. Сколько лет продолжается диктатура, пока Каримов не уйдет, судебного процесса не будет. Я не думаю, что Гульнара появится здесь, перед судом. Она боится. Из-за денег, которые за ней числятся пока.

Я - человек государственный. Политикой занимаюсь, потому что вынужден здесь, в эмиграции. Если бы я был в Узбекистане, я был бы государственником, советовал бы или преподавал государственность. Но я сказал: если будете дальше идти, 700 человек, которые здесь счет открыли, нелегальные деньги, которые хранятся здесь, сейчас блокируем. Это все 700 человек - руководители Узбекистана.


- Откуда вы узнали, что это 700 человек?

- Прокурор Швейцарии объявил. 724 расчетных счета здесь, персональные, фирменные или другие, все.

- Говорилось только о тех счетах, которые принадлежали компании Кока-кола-Узбекистан или каким-то приближенным Гульнары Каримовой...

- У меня тоже есть счет здесь, я зарплату на него получаю. И мой счет тоже проверили. Их всех проверяли. Потому что те, кто связан с гражданством Узбекистана, здесь потенциально отмывают свои деньги. Мне тоже неудобно было перед друзьями, и другие узбекистанцы, которые честно работают, живут тут 10-20 лет – их тоже проверили, потому что все подозреваются.

Гульнаре и другим надо чистосердечно признаться, что их деньги – это неоправданные деньги. Собрать все деньги и в следующем правительстве вернуть в Узбекистан. При нынешнем правительстве их никто не вернет.

- Вы связаны с другими узбекскими оппозиционерами?

- Я не связан ни с кем из оппозиции Узбекистана. Я раньше был в оппозиции, членом «Эрка», «Бирлика» или сам руководил, сейчас я не связан ни с кем, я нейтральный для них, а также для для швейцарских и других политиков специалистов. Я только руковожу ассоциацией, которая здесь находится. Среди ее членов - швейцарцы и маленький фонд, для демократии в Узбекистане. Гульнара Каримова, оказывается, сейчас обвиняет меня в связи с различными спецслужбами, организациями. Повторяю - я не связан ни с кем. Основная наша политическая цель – заставить узбекских чиновников и олигархов вернуть деньги народу Узбекистана.

- Как долго продлится ваше пребывание в этом доме?

- Буду работать здесь с группой (соратников), буду тех, кто со мной работает, показывать международной публике. Здесь есть специалисты, которые знают экономику Узбекистана, международную юрисдикцию. Они будут со мной работать здесь, как офис. Будем разоблачать режим, это будет как штаб-квартира. Против узбекских чиновников. Тогда это будет хуже для них, я буду вынужден всех раскрыть. Столько у меня информации об узбекских чиновниках, которые хранят свои деньги здесь. Хотя у меня нет желания, чтобы всех проворовавшихся чиновников Узбекистана расстреляли. Надо, чтобы люди раскаялись, признали свою вину. Моральное наказание для людей – очень большое наказание.

- Где вы провели ночь? В спальне Гульнары Каримовой?

- Тут у меня уже спросили, где ты спал ночью, я сказал: в целлофане. Я спальню чью-то, семейные реликвии не трогаю. И здесь тоже – семейные реликвии она может забрать, прислав кого-нибудь, если не сможет доказать [свое право] жить здесь. И хочу, чтобы она меня не унижала. Она меня ругала сначала (в Твиттере), а потом все удалила. Но я никогда не ругал ее, не оскорблял.


Беседовал Даниил Кислов

Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА