11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Кризис в Турции можете привести к изменениям в расстановке политических сил

На фото — президент Турции Абдулла Гюль и премьер-министр страны Реджеп Тайип Эрдоган

С июня 2013 правительство премьер-министра Турции пытается противостоять невиданным проявлениям народного гнева. С пошатнувшимся авторитетом, харизматичный и эгоцентричный Реджеп Тайип Эрдоган потерпел очередное поражение. Началось расследование крупнейших в современной истории Турции коррупционных дел, в которых оказались замешаны люди из ближайшего окружения премьера. В результате 26 декабря наполовину сменилось правительство — сразу несколько министров были отправлены в отставку.

С 17 декабря коалиция Партии Справедливости и Развития и движения Фетхуллаха Гюлена распалась. Гюлен - загадочный религиозный лидер, но его движение набирает вес и представлено как в Турции, так и за ее пределами. В этой борьбе Эрдогану есть что терять - больше, чем Гюлену. Но есть и третий человек, который может выйти победителем из этого кризиса, - президент Абдулла Гюль.

С 2002 года Партия Справедливости и Развития (партия Эрдогана), которую можно назвать партией политического ислама, правила Турцией безраздельно. Премьер пользуется массивной поддержкой широкой религиозной общественности, ведомой влиятельным Фетхуллахом Гюленом, чьи многочисленные последователи составляют ядро в полиции и судебной системе. Эта коалиция была крепкой по многим причинам. Во-первых, они опираются на общую социальную базу: умеренный ислам с оттенком неонационализма. У обоих есть желание встроить новую консервативную буржуазию в мировую экономику. Оба - за приход в Турцию крупного международного капитала.  У обоих - один противник: всемогущие кемалистские институты, воплощенные в армии и бюрократии, охранители политической системы, созданной Мустафой Кемалем Ататюрком.

Спустя десять лет внешней гармонии «священный союз» разрушается. Сначала были маргинализированы армия и кемалистская бюрократия, которые утратили свое влияние на управление страной. Более 300 высших офицеров и высокопоставленных чиновников находятся в тюрьме за попытку переворота. Укрощение армии - уже вдохновенная победа демократии, и Турция обязана этим альянсу между двумя самыми влиятельными лидерами Турции – Эрдоганом и Гюленом. Но внутри страны уже поднимаются голоса, критикующие замену старой системы военной безопасности на новую, тоже авторитарную и централизованную, - на безраздельную власть премьер-министра.

Вчерашние гюленистские союзники не доверяют такому результату и начали сопротивление. Битва в СМИ показала их истинную природу. Силы Эрдогана на исходе, он впадает в паранойю из-за арабской весны, из-за событий в Сирии, в которые вовлечена Турция. Переворот в Египте показал провал модели ПСР для арабского мира. Протесты июня 2013 объединили всю оппозицию против его политики. Эрдоган оказался скован в своем авторитарном дрейфе.

Байрам Балджи (Bayram Balci) - ученый из парижского Центра международных исследований, а также приглашенный ученый в вашингтонском офисе Фонда Карнеги за международный мир. Главной темой его исследований является ислам в Турции, на Кавказе и в Центральной Азии. В 2006-2010 годы Балджи возглавлял Французский институт по изучению Центральной Азии в Ташкенте (Узбекистан). Во время пребывания в данном регионе он также изучал роль влияния Турции и исламское возрождение в Центральной Азии. В настоящий момент он является директором редакционной коллегии журнала по изучению Центральной Азии «Les Cahiers d’Asie Centrale». Автор книги «Missionnaires de l'Islam en Asie centrale: Les écoles turques de Fethullah Gülen» (Издательство Maisonneuve & Larose, 2003 г.).
Дезорганизованная кемалистская оппозиция, которая многое потеряла в прошлом из-за своих исторических связей, проявила себя не способной управлять ситуацией. Единственное оздоравливающее сопротивление идет от движения Гюлена,  которое, однако, не служит демократии напрямую. Представители движения Гюлена проникли в судебную и правоохранительную системы и оказывают влияние на исполнительную власть. Но действуют они тайно, традиционно избегая публичности, и это вызывает чувство разочарования по отношению к власти.

Проход «широким бреднем» 17 декабря «выловил» десятки приближенных Эрдогана, и это стало результатом совместных усилий прокуроров и офицеров полиции, близких к движению Ф.Гюлена, которые действуют под его влиянием внутри государственных органов. Этот факт был обнародован уже после события. Можно счесть произошедшее репрессивным ответом на закрытие премьер-министром широкой сети образовательных центров, которые являлись экономической и социальной базой движения Гюлена в Турции.

В результате отставки сразу нескольких министров глава правительства Турции должен теперь быть в состоянии отражать сильную критику. Некоторые из оппонентов требуют падения и его головы. Этот кризис, беспрецедентный в современной истории Турции, очень ослабляет политическое будущее премьер-министра, его партии ПСР, и даже угрожает роли и влиянию Турции в регионе.

Эрдоган кричит о заговоре и грозит местью, дает понять, что речь идет о попытке политической дестабилизации. которую плетут темные силы, завидующие «беспримерному успеху ПСР за последние десятилетия» и «прогрессу, который она обеспечивает Турции». Эта задиристая риторика и его жестикуляция только выдают ранимость и слабость премьер-министра.

Несгибаемый авторитаризм Эрдогана в ответ на массовые акции протеста против его власти еще больше ослабили ПСР даже в глазах ее избирателей, антиэрдоганские настроения растут повсеместно. Он все равно отвечает высокомерием и отказывается от любого диалога, на обвинения отвечает репрессиями. Поступая так, он большими шагами отдаляется от своего прежнего имиджа умеренного мусульманского и демократического лидера и вдохновляющей силы для руководителей арабо-мусульманского мира. Политический выбор Эрдогана демонстрирует, что он предпочитает другой путь - авторитарную и высокомерную модель а-ля Владимир Путин. Помимо его личности, его функции и его партии, меркнет уже и сама «мягкая сила» Турции, ее образ стабильной и процветающей страны, которая выступает важным посредником в регионе.

Разрыв между Эрдоганом и Гюленом окончателен, оба остались в проигрыше. Умеренный Эрдоган несет на себе печать авторитарного правителя, возглавлявшего коррумпированное правительство. Хоть он и кричит о заговоре, но факты коррупции отвергнуть не может. Гюлен же выступает как герой в борьбе с коррупцией и гарант демократии, но эти разоблачения вскрыли его роль в государственных тайных механизмах и обнаружили политические амбиции.

Пока и Эрдоган, и Гюлен теряют авторитет, турки ищут третьего человека, цельного и правого, чтобы выправить ситуацию. Многие ставят на Абдуллу Гюля - нынешнего президента Турецкой республики. Близкий соратник, верный и лояльный Эрдогану, с кем он создавал ПСР в 2001 году, в случае усиления политического кризиса сможет стать тем человеком, который выведет Турцию из нынешнего провала. Его умеренность оценивается по достоинству большей частью населения. В критический момент народного бунта в июне именно он произнес мудрые слова примирения, которые контрастировали с вендеттой Эрдогана. Сегодня, в ответ на раскаты грома 17 декабря, он высказался за необходимость расследования коррупционных скандалов для прояснения ситуации.

2014 и 2015 годы будут богаты на выборы: в стране пройдут сначала муниципальные, затем - президентские и общие. Мандат Абдуллы Гюля истекает летом 2014-го. Освобождающаяся позиция интересует Эрдогана лишь при условии, если пересмотренная Конституция даст больше власти президенту. Этот пересмотр, затеянный Эрдоганом и предполагающий передел основного закона на французский манер - с сильным президентом - может не ответить общественным ожиданиям.

Сильные удары сотрясают страну изнутри и извне. Эрдоган может соблазниться идеей поменяться ролями с Гюлем при условии, что Гюль как премьер-министр позволит командовать собой. Человек мудрый и в ПСР умеренный, готов ли он на эту роль жертвы, или его политические амбиции окажутся сильнее?

Скоро заговорят урны. Ожидаются жаркие политические дебаты. В любом случае, нынешний кризис приобрел такой размах, что может серьезно взбудоражить предвыборные ожидания. Тем более, что в этой битве, где Эрдоган и Гюлен еще не перестали потрошить друг друга, не исключено, что не выявятся другие коррупционные дела. В Турции, как и в других странах, подобное выходит на свет именно перед выборами. Поэтому предстоящие месяцы рискуют оказаться богатыми на неожиданные повороты.

Байрам Балджи

Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА