11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Финансовая помощь Европейского Союза республикам постсоветской Средней Азии: Медленно и не слишком эффективно

Помощь Европейского Союза для Центральной Азии хорошо спланирована, но она осуществляется медленно, в зависимости от особенностей каждой страны. Об этом заявила Европейская Счетная Палата в своем коммюнике от 14 января 2014 года. Как явствует из отчета, серьезно осложняют деятельность европейских помощников коррупция и нежелание сотрудничать со стороны местных правительств.

Европейская счетная палата - один из семи институтов, управляющих Европейским союзом. Палата создана в 1975 году для аудиторской проверки бюджета Союза и его учреждений. Штаб-квартира счетной палаты находится в Люксембурге.

Евросоюз активно работал со странами Центральной Азии с обретения ими независимости. В своем документе по центральноазиатской стратегии ЕС наметил следующие цели своей помощи: укрепление стабильности и безопасности, продвижение демократии.

Были выбраны следующие приоритеты:

— развитие политического диалога в рамках различных программ и договоров о сотрудничестве;

— поиск сближения двусторонних подходов к решению проблем, общих для всего региона

— основные 7 направлений:

a) надлежашее управление, правовое государство, права человека и демократизация;

b) воспитание и образование;

c) экономическое развитие, торговля и инвестиции;

d) транспорт и энергетика;

e) экологическая стабильность и управление водными ресурсами;

f) борьба против общих угроз и вызовов;

g) межкультурный диалог.

В частности, в целях сокращения бедности ЕС определила три приоритетных сектора:

- усиление региональной кооперации, в частности, через интеграцию рынков, сети по управлению окружающей средой, управление границами и миграционными потоками, таможенное регулирование, борьба против организованной преступности и приграничное сотрудничество между индивидуумами и внутри гражданского общества. На эти цели выделено от 30 до 35 процентов бюджета помощи ЕС;

- сокращение бедности и улучшение условий жизни, в частности, через проекты, способствующие развитию общества в сельской местности, а также реформы в сельском хозяйстве и социальной защиты (от 40 до 45 процентов бюджета помощи ЕС);

- действия во имя демократизации, продвижения прав человека, правильное добросовестное управление госорганов, экономические реформы (от 20 до 25 процентов бюджета помощи ЕС).

Размеры и страновая структура помощи пяти республикам Центральной Азии в их развитии со стороны ЕС в период с 2007 по 2012 годы выглядит таким образом (источник - тут):


Аудит позволил заключить, что Комиссия ЕС и Европейская Служба по внешним связям (SEAE) приложили значительные усилия для планирования и развертывания помощи, однако сама помощь осуществляется очень медленно.

Например, в Узбекистане подписание договора о финансировании занимает в среднем два года, а запуск реализации программы – целый год. Тяжелые административные процедуры внутри стран, затруднения в подборе рода деятельности, а также сложность процедур в самой Комиссии ЕС привели к задержке реализации европейской стратегии.

Темпы реализации стратегии варьируются от страны к стране. Медленнее всего дела продвигаются в Узбекистане и Туркменистане - из-за различия подходов ЕС и правительств этих стран к приоритетам развития и к самому сотрудничеству. Также сказались и серьезные события во внутренней политике этих стран, например, андижанские репрессии мая 2005 в Узбекистане, которые практически заморозили сотрудничество ЕС с этой страной в первые три года рассматриваемого периода.

В Кыргызстане и Таджикистане темпы реализации быстрее - с учетом того, что обе страны подписали Парижскую Декларацию об эффективности помощи развитию (2005) Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)

Именно этим странам была выделена так называемая бюджетная поддержка: 24,4 миллиона евро было выделено Таджикистану , что составляет 22 процента всей помощи для этой страны, и 39,4 млн евро - Кыргызстану (36 процентов помощи).

При географическом распределении помощи Комиссия постаралась выровнять свои программы расходов по национальным приоритетам стран-партнеров, учитывая относительное благосостояние этих стран. Все проекты, отобранные для получения помощи ЕС, прошли конкурс на соответствие основным целям, указанным в документе региональной стратегии.


Однако Комиссия стала распылять средства на многие секторы. Например, в Кыргызстане делегация ЕС должна была управлять 56 контрактами, что в принципе невозможно качественно отслеживать на месте.

К тому же помощь большому числу маленьких проектов увеличила административную нагрузку на делегации ЕС в этих странах. Так, только в одном 2011 году административные расходы составили 14,6 процента всех выделенных для помощи в развитии ЦА средств.

Широкий набор используемых финансовых инструментов и различные методы принятия решений усложняют подсчет сумм, потраченных ЕС в ЦА по секторам и по странам, в результате чего программа стала трудноуправляемой.


Региональные же программы и вовсе не имеют действительно регионального размаха, как в плане совместной реализации странами-партнерами, так и по результатам этих проектов для региона в целом.

Для Комиссии управление региональными программами составило дополнительную трудность. Комиссия должна получить согласие всех участвующих в программе стран на каждой стадии ее разработки. Учитывая разное отношение стран к региональной кооперации, это представляется трудноосуществимым.

На региональное сотрудничество было выделено 242 млн евро. Значительная часть этих денег была предназначена для образовательных программ Erasmus и Tempus (36 процентов), а также для программы, облегчающей инвестиции в Центральную Азию (29 процентов). Эти многонациональные программы осуществляются в каждой стране по отдельности и не способствуют региональной кооперации.

Примеры программ, финансируемых ЕС самостоятельно или совместно с международными организациями

Поддержка пенитенциарных реформ: направлена на улучшение управления тюрьмами и социальную адаптацию осужденных. Эта программа реализуется в Кыргызстане. Кроме того, программа предусматривает улучшение гигиенических условий и поддержку производственной деятельности. Общий бюджет – 2,78 млн евро, из них 2,5 млн выделено ЕС.

Программа бюджетной поддержки в области социальной защиты и управления государственными финансами в Кыргызстане. Рассчитана на 7 лет и предусматривает выделение 53 млн евро. Социальная защита предусматривает развитие более эффективной системы социального содействия, а также улучшения условий жизни наиболее уязвимых слоев населения и детей. Параллельно сектор «управления государственными финансами» предусматривает помощь правительству Кыргызстана в улучшении ежегодных бюджетных процедур в плане прозрачности, обязательства представлять отчеты, прогнозирования и внутреннего контроля.

Дотации ННО: улучшение условий жизни нуждающихся детей и семей: Комиссия финансирует 80 процентов (200.000 евро) проекта международной НПО «SOS Villages в Узбекистане».

Рынок услуг: программа технического содействия в Таджикистане. С 2007 года в программе бюджетной поддержки в области социальной защиты Комиссия ЕС сосредоточилась на: a) совершенствовании адресности и рационализации выделения помощи; b) развитии социальных служб; c) модернизации системы учреждений помощи престарелым; d) внедрении политики рынка труда. На эту программу было выделено 5 млн евро, которые были распределены на разные контракты стоимостью от 90.000 евро до 2,5 млн евро.
Пример программы управления границами в Центральной Азии (BOMCA) показывает, что уровень участия в ней варьируется от страны к стране. BOMCA реализуется при посредничестве ПРООН, ее штаб-квартира находится в Бишкеке с отделениями в каждой из пяти республик. Дотируемая на сумму 33,7 млн евро на период 2003-2014 годов, эта программа имеет долгосрочные цели принятия норм и опыта ЕС в совместном управлении границами.

Однако, как показывает анализ, Кыргызстан и Таджикистан участвуют, в некоторой мере, в BOMCA, а Узбекистан и Туркменистан участвуют только в отдельных мероприятиях, но никогда не делятся своим профессиональным опытом с другими странами.

Реализации программ ЕС также препятствует коррупция. «Республики ЦА испытывают серьезные проблемы с коррупцией. В индексе восприятия коррупции, составляемом Transparency international, все эти страны получили очень низкую оценку - ниже 28 из 100 (2011), при этом Кыргызстан, Узбекистан и Туркменистан входят в число 10 процентов самых коррумпированных стран мира. Такая эндемичная коррупция может запятнать репутацию Комиссии и сократить эффективность программ поддержки, отмечает Счетная Палата.

Программы ЕС могли быть использованы для борьбы с коррупцией. Например, бюджетная помощь Кыргызстану и Таджикистану включают меры, которые должны были бы усовершенствовать эффективность и прозрачность управления финансами государства, процедуры тендерных торгов и контроля над государственной властью.

Однако «Комиссии не удалось проявить себя более строгой в управлении бюджетной помощи Таджикистану и Кыргызстану и подчинить эту поддержку принятию специфических мер борьбы против коррупции, например, в инкриминировании коррупции, усилении обязательства отчитываться перед общественными институтами. Решения о выдаче денег принимались, основываясь на обязательствах стран-партнеров принять реформы, а не на уже реализованных проектах», - отмечает Счетная Палата.

Другой проблемой для использования европейских финансовых средств стало нежелание местных правительств сотрудничать. Защита прав человека, сокращение бедности - вот примеры тех вопросов, которые даже не вошли в повестку обсуждения с правительствами Казахстана, Узбекистана и Туркменистана. «Казахстан, Узбекистан и Туркменистан даже и не пытались оценить свои потребности в плане помощи развитию и стратегии сокращения бедности», - отмечает Счетная Палата.

Иногда ситуация доходила до абсурда:

В частности, в Узбекистане проекты в области реформ уголовного правосудия и совершенствования системы охраны материнского и детского здоровья соответствовали потребностям страны, высказанным ее правительством. Однако в реализации этих проектов власти не оказали никакой помощи. Например, международные эксперты, работающие в области реформ уголовного правосудия, не получали разрешения на посещения тюрем или на присутствие на процессах в суде.

Что касается программы Комиссии, посвященной борьбе с недостаточным питанием детей, то правительство Узбекистана отказалось признать существование самой проблемы недостаточного питания детей в своей стране.

В результате Счетная Палата рекомендовала Комиссии ЕС не распылять средства и концентрироваться на небольшом числе секторов, создавать истинно региональные программы, сокращать административные расходы по управлению программами. Также Комиссии предписано выделять бюджетную поддержку только на условии принятия работающих антикоррупционных механизмов.

Перевод с французского «Фергана.Ру» (в сокращении)

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА