12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Вынужденное переселение в Ташкенте. Взгляд второй стороны и комментарий редакции

«Фергана» неоднократно писала о судьбе Наили Шарафутдиновой, которую вместе с несовершеннолетней дочерью принудительно переселяют из Яккасарайского района Ташкента в Сергелийский. Напомним суть дела.

В 2007 году хокимият (администрация) города Ташкента отвела земли в центре города (Яккасарайском районе) под строительство, которое должно вестись фирмой ООО ИП «Somang Development Korea». Жилые дома, стоящие на этой территории, подлежали сносу, а людям, которые в них проживали, фирма-застройщик должна была предоставить равноценное жилье. Наиле Шарафутдиновой предложили квартиру в Сергелях, более удаленном от центра районе Ташкента, но от этой квартиры она категорически отказывается. На этом и построен основной конфликт женщины с местными властями и застройщиком.

Наш корреспондент в Ташкенте описал ситуацию в статьях Узбекская «резервация» корейской компании, или Против несогласных все средства хороши?, Узбекистан: Выселить любой ценой и Узбекистан: Выселением жительницы Ташкента озаботились южнокорейские правозащитники.

Если коротко формулировать суть претензий Н.Шарафутдиновой к корейской компании и к местным властям, то они таковы:

Квартира в Сергелях, в которую предлагают заселиться Н.Шарафутдиновой, находится в плохом состоянии; район неблагоустроен, до ближайшей остановки идти 20 минут. Кроме того, в этой квартире сегодня прописано еще три человека и на квартире «висит» невыплаченный коммунальный долг.

Квартира в Сергелях стоит меньше, чем прежняя квартира Н.Шарафутдиновой на ул.Баходира. Стоимость квартиры на Баходира занижена, потому что данные о дате постройки дома сфальсифицированы: в предоставляемых документах говорится, что дом 1950 года, хотя старожилы свидетельствуют, что дом - 1960 года постройки, т.е. на десять лет младше.

После того как Н.Шарафутдинова отказалась въезжать в квартиру в Сергелях, суд принял решение об ее принудительном переселении. Судебные исполнители в присутствии представителей компании-застройщика вошли в старую квартиру Шарафутдиновой на улице Баходира, когда хозяйки не было дома, и перевезли вещи и мебель в новую квартиру в Сергелях. Н.Шарафутдинова утверждает, что после принудительного переезда часть своих вещей она видела на помойке, часть растащили бродяги, перевезенная мебель была неисправна, а многих вещей (в том числе денег и драгоценностей) она недосчиталась.

Принуждение к переселению длится с мая 2012 года, и Наиля Шарафутдинова, которая отчаянно пытается сопротивляться переселению в квартиру, которая ее категорически не устраивает, связывает действия властей и компании-застройщика, считая, что они действуют заодно. В материалах «Ферганы» неоднократно звучит мысль о том, что районные власти уважительней относятся к интересам компании-застройщика, чем к жильцам расселяемых домов, - а также высказываются сомнения, что эти предпочтения бескорыстны.

Ответ застройщика

В редакцию «Ферганы» пришло письмо, подписанное генеральным директором ООО ИП «Somang Development Korea» Шин Йонгмуном, в котором объясняются некоторые претензии Н.Шарафутдиновой, но главное - настойчиво подчеркивается мысль: все контакты фирмы с местными властями проходили в рамках закона. В отдельном письме в редакцию, направленном юридической службой «Somang Development Korea», также утверждается: «наша компания не имеет каких-либо частных связей» с представителями местных администраций или судебных органов, все обвинения в коррупционности необоснованны.

Полностью ответ г-на Шин Йонгмуна вы можете прочесть здесь: страница 1, страница 2 и страница 3

Что касается конкретных претензий Н.Шарафутдиновой по квартире, то компания-застройщик отвечает так (цитируем по ответу юридической службы):

Квартира в Сергелях, в которую должна быть выселена Н.Шарафутдинова, - «далеко не окраина города и находится она в 5-6 километрах от ее дома. От новой квартиры, кстати, идти до остановки тоже не менее 20 минут, таким образом, расстояние до общественного транспорта в обоих случаях одинаковое. Шарафутдиновой Н. была предоставлена квартира на первом этаже со свежим ремонтом, с общей площадью больше, чем ее квартира по улице Баходира. Оба дома кирпичных».

В ответ на вопрос «Ферганы», как могло получиться, что в квартире в Сергелях, приобретенной компанией-застройщиком в мае 2012 года, было прописано еще три человека, нам ответили: «При приобретении нами квартиры в Сергелийском районе в ней было прописано три человека (Штоколенко Александр, Ли Аврора, Ли Алексей) — справку из ТЧСЖ прилагаем к письму. Штоколенко А. имел надлежащим образом оформленную доверенность на оформление сделки купли-продажи квартиры. Согласно пункту 10 договора купли-продажи, заключенного «14» мая 2012 года, «Продавец» (Штоколенко А.) должен был освободить квартиру и выписать всех прописанных в квартире лиц в течение одного месяца. Ли Аврора и Ли Алексей находились на территории Пермского края Российской Федерации и получили гражданство РФ, Штоколенко А. также выехал к своим родственникам и выписку лиц из указанной квартиры не произвел, по этой причине наша компания и обратилась в судебные органы с требованием признать указанных граждан утратившими право пользования жилым помещением (выписать их из указанной квартиры). В результате судом было принято решение об их выписке, и оно было передано на исполнение паспортистке соответствующего района (которая занимается вопросами прописки и выписки из этого дома)».

«Фергана» запросила застройщика о коммунальном долге, который «висит» на квартире в Сергелях. Вот ответ: «На момент приобретения указанной выше квартиры долгов по коммунальным услугам не было. Так как мы точно не знаем, когда именно квартира будет принята Шарафутдиновой Н., погашение долгов, которые существуют на сегодняшний день (они начисляются каждый день) не осуществлялось. Все долги, которые имеются в квартире в настоящее время, будут полностью погашены к моменту приема квартиры Шарафутдиновой Н. по акту приема-передачи. Это гарантируется нашей компанией».

(С долгами и прописанными получился замкнутый круг. Как стало известно «Фергане», паспортистка отказывается выписывать людей из квартиры в Сергелях, потому что на квартире висит долг. Долг же не может быть выплачен застройщиком, пока Н.Шарафутдинова не назначит дату въезда в квартиру. Н.Шарафутдинова отказывается въезжать, поскольку в квартире прописаны люди и на квартире висит долг).

Н.Шарафутдинова утверждает (как и очевидцы-свидетели), что дом на ул.Баходира, из которого ее выселили, - 1960 года постройки. Однако кадастровая служба выдает справку о постройке дома в 1950 году, и естественный вопрос, который возникает в этом случае, - в чьих интересах дом может делаться старше, а квартиры в нем - дешевле?

Юридическая служба застройщика так прокомментировала эту претензию Н.Шарафутдиновой: «Проведенная судебно-техническая экспертиза квартиры Шарафутдиновой Н. была осуществлена на основании данных кадастровой службы Яккасарайского района города Ташкента. Наша компания и ее сотрудники не могли осуществить фальсификацию подобных данных, сам процесс проведения экспертизы независим, доступа к документам, в том числе к архивным данным у представителей нашей компании нет, поэтому голословные обвинения сотрудников нашей компании в подобных действиях, без предоставления соответствующих доказательств, считаем неправомерными и несправедливыми».

Претензии юридической службы компании и ее ответы можно прочесть здесь.

От редакции

История этого противостояния, которому уже полтора года, - трагична и малоприятна для обеих сторон. Выселение происходит в соответствии с законами Республики Узбекистан, но проводится довольно жестко, без учета интересов конкретных людей. «Фергана» принимает и публикует все доводы застройщика о том, что никаких личных связей с местными властями у них не было, но сама ситуация заставляет сделать вывод, что человек, которого в Узбекистане решили переселить, совершенно бесправен как перед застройщиком, так и перед местными властями.

Так, если тебя не устраивает предоставляемое жилье - ты не можешь сказать «Нет», застройщик подаст на тебя в суд, и суд примет решение о твоем переезде, и это будет в рамках закона. Тебя не ставят в известность о людях, которые прописаны в твоей будущей квартире. Тебя не ставят в известность о долге, который висит над твоей «новой» квартирой, - и только вмешательство журналистов заставляет местное домоуправление признать, что долг есть, а застройщиков гарантировать, что все долги будут погашены со дня въезда.

У нас был еще один вопрос застройщику. Почему компания «Somang Development Korea» купила квартиру в Сергелях для Н.Шарафутдиновой без предварительного с ней согласования? Ответ ничего не объяснил, но дал понять механизм того, как происходит вынужденное переселение в Узбекистане:

«Шарафутдинова Н. от предложенных нами вариантов квартир отказывалась, при этом она отказывалась также подписывать документы, подтверждающие (фиксирующие) ее отказ. В частности, «11» июня 2012 года ей в очередной раз предлагались варианты жилья, от рассмотрения которых она отказалась. На балансе нашей компании имеется несколько квартир с разным количеством комнат, которые были приобретены с учетом того, что они являются благоустроенными и имеют большую общую площадь (как правило, на нижних этажах жилых донов для удобства граждан). Шарафутдинова Н. самостоятельно подыскивала квартиры в Яккасарайском районе города Ташкента, в районе Педагогического Университета, однако стоимость этих квартир (с учетом их состояния и типа построек) была крайне высокой (160.000.000-170.000.000 миллионов сум и выше), соответственно несравнимо со стоимостью квартиры Шарафутдиновой Н. В связи с тем, что согласия на переселение (компенсацию) между нашей компанией и Н.Шарафутдиновой достигнуто не было, а Шарафутдинова периодически настойчиво требовала предоставить ей другое жилье, наша компания обратилась в суд с исковым заявлением о принудительном выселении и вселении».

Наиля Шарафутдинова уже никому не верит. Она пытается сопротивляться и, чтобы опротестовать решение суда о принудительном переселении, рассказывает журналисту обо всем, что ей кажется нарушением: неверное указание даты постройки дома, пропажу и поломку ее личных вещей, непредоставление ей вовремя описи этих вещей и проч.

Чем кончится ее история, сказать точно пока нельзя. Но оптимизма ни у нас, ни у нее этот предстоящий финал не вызывает.

P.S. Как это делается в Китае

Напомним известную китайскую историю.


Дом посреди дороги, Китай

Ло Баоген и его жена отказали правительству в сносе их дома в Венлинге, провинция Чжэцзян, посчитав, что предлагаемая компенсация не покроет всех возможных расходов. Впоследствии все соседние дома были снесены, и на их месте появилась новая дорога, а дом семьи Баоген так и остался стоять на своем месте.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА