16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Правительство озаботилось продовольственной безопасностью

14.02.2014 21:14 msk, Екатерина Иващенко

Экономика Кыргызстан Анализ Общество

За все годы независимости в Кыргызстане не была принята единая программа продовольственной безопасности, поэтому кто и что будет делать в случае кризиса - неизвестно. А кризис может наступить в любой момент: 11 февраля обвалился казахстанский тенге, и это может повлиять на рост цен на пшеницу, а Кыргызстан закупает зерно именно там. Программа продовольственной безопасности нужна и для отслеживания цен мирового и внутреннего рынка, их регулирования и осуществления закупок из госбюджета.

Однако 25 декабря 2013 года премьер-министр страны Жанторо Сатыбалдиев дал распоряжение разработать проект Программы обеспечения продовольственной безопасности и питания до 2017 года. На ее разработку даны рекордно малые сроки – два месяца.

12 февраля при поддержке ФАО (продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) состоялось второе заседание рабочей группы по разработке этого стратегического документа. На мероприятии заместитель министра сельского хозяйства Жаныбек Керималиев отметил, что «в стране по продовольственной безопасности не было разработано ни одного управленческого программного документа, хотя за эти годы население неоднократно переживало шоки, связанные с ростом цен на продовольствие, в большей степени, на муку и зерно». Причем именно рынок муки и хлебопродуктов является самым чувствительным к ценовым колебаниям, так как во многом зависит от импорта.

Керималиев сообщил, что последние годы мировой рынок продовольствия крайне неустойчив: только в период 2005-2010 годов цены на продовольствие выросли в два раза, а на отдельные виды продукции - в 2,5-3 раза (рис, сахар, цельное сухое молоко, масличные культуры, растительное масло). И именно в условиях такой нестабильности стала актуальной задача разработки документа по обеспечению продбезопасности.

Далее выступила ключевой разработчик Программы Любовь Тен, которая отметила, что в документе они, в первую очередь, постараются гармонизировать национальную политику с мировой практикой продбезопасности.

В Программе будут прописаны пять ключевых целей:

1. Наличие продовольствия – вопрос наличия и производства продуктов, их запасы, и вопросы экспорта и импорта.

2. Доступность продовольствия, где будет затронута регуляторная политика государства и ее влияние на продовольственный рынок с точки зрения цен, рассмотрены доходы населения и доступ к продовольственной корзине, уровень доступа социально-уязвимого населения к продовольствию.

3. Качество и безопасность. Этот блок охватит вопросы безопасности импортных товаров и тех, что производятся, а также затронет законодательство относительно продбезопасности.

4. Рацион, разнообразие и калорийность питания.

5. Продовольственные рынки, которые охватят внутреннее производство, при котором предложение не покрывает спрос, и будет расписана необходимость проводить опережающую политику инфляционного шока и регуляции импорта.

Подробнее о продовольственной безопасности Любовь Тен рассказала в интервью «Фергане».

«Фергана»: Почему все эти годы в стране не было создано такого важного документа?

Любовь Тен: Я поднимала историю этого вопроса. Где-то в 1998-2000 годах Европейский Союз впервые вошел в Кыргызстан с тем, чтобы предложить продовольственную помощь, когда было плохо с продуктами, и тогда была создана национальная политика обеспечения продовольственной безопасности. Почему тогда это было сделано? Потому что тогда ЕС предоставлял нам по этой программе помощь. И мы озаботились этой политикой, чтобы заверить, что развернулись в сторону продбезопасности, и во-вторых, чтобы выполнять условия, прописанные тогда относительно социальной защиты, бюджета и т.д. Какое-то время эта программа работала, но потом этот вопрос оказался отодвинут на второй план. Когда был хороший урожай зерна и недорогой импорт, тогда на продбезопасности не ставился политический акцент, да и других проблем было много.

Но уроки показывали нам обратное: неудержимая инфляция, быстрый рост цен на продовольствие, рост социальной напряжённости. Видимо, нам надо было пройти несколько жестких лет (2008, 2010, 2011), чтобы понять, что нужна обширная последовательная программа. Плюс подтянулись эксперты, мир сам стал готов предложить концепцию – сегодня вопрос доступности продовольствия горячо обсуждается по всему миру, потому что каждый восьмой человек на планете голодает.

Но надо не только чтобы было продовольствие, надо чтобы оно было доступно и по цене и по набору. А у нас? Рацион питания перекорежен – в селе едят только хлеб, и нет необходимого минерального набора для здорового питания. И все эти проблемы громоздились друг на друга. Климат меняется, продовольствия не хватает, природные ресурсы не возобновляются. И главный вопрос - как накормить людей? То есть создание этой программы – это логический подход, мы хоть и маленькая страна, но идем в русле мировых тенденций, когда на пике - вопрос обсуждения продбезопасности.

Программа нужна и во время кризисов, и во время их отсутствия. Самое главное, что теперь мы говорим о системном, а не точечном управлении в вопросах продбезопасности. Это более широкий концепт, чем казалось раньше, и программа будет работать как на сглаживание инфляционных всплесков, так и в части регулярного обеспечения безопасности. Например, возникли проблемы с провозом товара на границе, а люди все равно должны чувствовать себя спокойно и покупать любую импортную продукцию, не опасаясь скачка цен. Безопасно покупать продукцию, выращенную внутри страны, например, мясо. Сейчас же мы по несколько раз перепроверяем справки на это мясо. То есть эта программа не только на случай кризиса, это системный документ, который позволит держать в фокусе государственного регулирования перечисленные выше пять целей.

- Что в стране с материальными резервами, за счет чего они будут пополняться?

- Резервы есть. Точные данные я вам дать не могу, там очень много закрытой информации. Но наши бюджетные возможности не столь замечательны. В моменты инфляционных всплесков находятся в бюджете деньги, чтобы сделать закупки в резерв, незащищённым слоям населения идет предоставление некоторых объемов муки. Этот механизм точно работает. Другое дело, что больших ресурсов, чтобы государство могло себя чувствовать увереннее и в случае инфляции загасить рост цен, - их нет.

- Входит ли в программу восполнение резервов?

- Да. Источники финансирования программы - бюджет, прямые иностранные инвестиции и инвестиции, которые страна привлекает под гарантии правительства. Будет задействована разного рода техническая и грантовая помощь, которая регулярно идет в сельское хозяйство.

Картошка, хлеб и молоко

«Фергана» много писала о нехватке продовольствия среди простого населения, восполнить которую им помогают международные организации (например, тут и тут). Одна из целей программы - чтобы любой человек в Кыргызстане, даже из самых незащищенных социальных слоев, имел возможность покупать девять основных продуктов, составляющих базовую корзину продовольственной безопасности: хлеб и хлебопродукты; картофель; фрукты и ягоды; овощи и бахчевые; сахар; масло растительное; молоко и молочные продукты; мясо и мясопродукты; яйца.

Пока же, при расходах на продукты питания до 70% зарплаты, население может позволить лишь три из девяти продуктов: хлеб, картофель и молоко.

По данным, опубликованным в бюллетене Продовольственной безопасности в ноябре 2013 года, расходы на продукты питания в третьем квартале 2012 года составили 2.809 сомов, за такой же период 2013 года – 2.938 сомов. Удельный вес этих расходов относительно прожиточного минимума составляет от 63 до 71 процента.

Анализ свидетельствует, что фактическое потребление хлеба (16,1 кг в месяц на душу населения) значительно (на 67.5%) превышает среднефизиологическую норму (9,6 кг). Из всех девяти базовых продуктов продовольственной безопасности такая разница - только по хлебу. По картофелю этот показатель составляет только 2,3%.

По другим семи продуктам уровень фактического потребления значительно ниже среднефизиологической нормы. Дефицит фактического потребления колеблется от 22 до 90 процентов, в том числе по мясу - 35,4%, по молоку и молочной продукции - 25,3%.

Эти цифры наглядно демонстрируют ограниченный доступ населения с низкими доходами к основным продуктам питания, особенно это касается бедного населения в сельской местности, чей повседневный рацион питания может состоять, в основном, из хлеба и картофеля.

Более того, проблемы существуют и в самообеспеченности продуктами. В целом за период с января по сентябрь 2013 г. из девяти базовых продуктов полная самообеспеченность за счет внутреннего производства достигнута по трем традиционным видам продовольствия: картофелю – на 156,5% (в 2012 г - 151.7%); овощам и бахчевым - на 179,4%; молоку и молочным продуктам – на 117,2%.

По другим видам продовольствия, несмотря на улучшение показателей относительно 2012 года, ситуация демонстрирует слабый потенциал внутреннего производства и низкий уровень самообеспеченности: плоды и ягоды - 27,8%; сахар - 16,6%; масло растительное - 25,0%; мясо и мясопродукты -53,9%; яйца - 41,7%.

Международное информационное агентство «Фергана»