19 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Журналисты и чиновники нашли общий язык. Киргизский

21.02.2014 23:27 msk, Екатерина Иващенко

Кыргызстан Общество

Последние два года в Кыргызстане постоянно поднимается тема государственного (киргизского) языка. Чиновникам, которые выступают на официальном (русском) языке, делают замечания их же коллеги. За незнание киргизского даже предлагали штрафовать. 6 марта 2013 года премьер-министр республики Жанторо Сатыбалдиев подписал Постановление «О мерах по обучению государственных и муниципальных служащих государственному языку и переводу делопроизводства на государственный язык» в целях исполнения Закона «О государственном языке КР» и постановления Жогорку Кенеша (парламента) «О комплексных мерах по реализации норм Закона КР «О государственном языке КР» от 22 апреля 2011 года.

15 марта 2013 года руководитель аппарата правительства Нурхан Момуналиев презентовал программу по изучению киргизского языка для своих сотрудников. «У нас есть закон о госязыке, но не все его нормы выполняются, было много попыток внедрить киргизский язык в работу госслужащих, но ничего не получалось. Поэтому мы снова проделываем такую работу», - объяснил Момуналиев, признавшись, что и сам не в полной мере владеет родным языком.

Тогда же о программе по обучению госязыку рассказал «Фергане» автор этой идеи, заместитель руководителя аппарата правительства Каданбай Бактыгулов. По его словам, аппарат правительства состоит из 170 человек, на курсы записалось 150 человек (из них представителей нетитульной национальности - не более 10). Изучать язык можно в четырех группах: начинающей, продолжающей, ведение делопроизводства на киргизском языке и углубленной. Самой многочисленной группой оказалась начинающая.

«Чиновники уже подготовлены»

Спустя почти год мы вновь созвонились с Каданбаем Бактыгуловым, который рассказал о том, каких результатов удалось добиться госслужащим в изучении киргизского языка. По его словам, основная масса изучающих язык в аппарате правительства обучение уже закончила, осталось две группы русскоязычных служащих (17 человек), которые до 26 февраля завершат углубленное изучение языка и перейдут к изучению делопроизводства.

«Все остальные уже получили сертификаты о знании госязыка, работают на нем и стараются писать документы», - сообщил Бактыгулов и отметил, что пока делопроизводство на киргизский не переведено.

«Для перехода нам необходимо официальное решение по исполнению Закона о госязыке. Пока люди учатся, решения еще нет, но юристы уже рассматривают проект этого документа. Предположительно, он будет разработан в апреле текущего года», - сказал Бактыгулов.

На последнем совещании у Бактыгулова выяснилось, что более половины сотрудников остальных государственных органов готовы к работе на киргизском языке. «Есть некоторые министерства и ведомства, где этот процент ниже, но они обещали подтянуться, - рассказал чиновник. - Я с декабря повторяю, что они должны тренироваться. Готовность к переходу не сертификатом же будет определяться, а фактическим умением, а оно выработается только при постоянных упражнениях. Приносят мне и официальные письма на киргизском, и документы. Да, есть ошибки. Но пока мы их прощаем. Люди не могут сразу начать писать на государственном языке, время нужно».

Напомним, что обучающая программа касалась только столичных чиновников, в регионах в этом не было необходимости. Проблема была в унификации терминологии. Этим занимается специальная рабочая группа под руководством самого Бактыгулова. Более того, в парламенте в рамках проекта по оказанию содействия нормативно-правовой деятельности был подготовлен словарь, содержащий около 15 тысяч терминов именно по законотворческой деятельности. В ближайшее время он будет опубликован.

На вопрос, доволен ли он результатами, Каданбай Бактыгулов ответил положительно: «Самое главное - у людей есть понимание, что киргизский язык им нужен, что необходимо освоить именно письменную часть, говорить-то они и так говорили. Год не зря прошел: людям создали условия и они начали учить язык».

«Нет, конечно, мы не будем убирать русский язык. Он прописан во всех законах – так и останется. Проблема-то в чем была? Что все документы писали на русском языке, а перевод не всегда совпадал. А если надо было решать юридические вопросы, то, согласно закону, всегда смотрели на киргизский вариант, а там смысл мог не совпадать с тем, что было в русском варианте. Поэтому все документы, решения и т.д. должны выходить на киргизском языке, а потом необходимо обеспечить точный перевод на русский», - рассказал Каданбай Бактыгулов.

Журналисты и школьники

Между тем правительство организовало бесплатные курсы киргизского языка для столичных журналистов. Как пояснили «Фергане» в пресс-службе правительства, сделано это было по двум причинам. Во-первых, для развития госязыка. Во-вторых, плохо владея киргизским, журналисты передают неточную информацию с мероприятий и, сами того не желая, дезинформируют население.

Правительство обратилось с просьбой о помощи к Нацкомиссии по госязыку, чтобы там нашли преподавателя и оплатили его работу. Помещение для занятий и аппаратуру предоставило правительство.

На курсы записалось около 40 журналистов, которые были разделены на две группы: начинающую и продолжающую, примерно с равным количеством учеников в каждой. В начинающей - только русскоязычные журналисты. Предполагается, что обучать журналистов будут в течение девяти месяцев (по одному часу 20 минут два раза в неделю), экзамены - после каждых трех месяцев. В правительстве заверили, что если журналисты не будут пропускать занятия и изъявят желание учить язык дальше – курсы будут продолжены.

Преподаватель киргизского для журналистов начинающей группы Периза Осмонова в интервью «Фергане» рассказала, что работает в Общественном объединении «Центр социальной интеграции» и является экспертом по методике преподавания русского и киргизского как вторых языков.

«Для журналистов создана отдельная программа, - сообщила Осмонова. - Костяк остается один. В начинающем уровне семь тем: я должна дать определённый набор лексики и речевые обороты. А затем к основному костяку пойдет наращивание профессиональной лексики».

Преподаватель заверила, что за первые три месяца обучения журналисты получат достаточное количество лексики, чтобы иметь возможность рассказать о себе, своей работе и семье, смогут поддержать разговор и получат навыки по написанию официальных бумаг. «За девять месяцев язык, конечно, не выучишь, но у учеников уже будет определенный языковой багаж, который они смогут развивать дальше. Отмечу, что с журналистами легче работать, что у них нет комплексов. Другие взрослые стесняются говорить на втором языке, а работники СМИ ничего не боятся».

«Конечно, политизировать вопрос киргизского языка нельзя ни в коем случае. Но я рада, что начали делаться маленькие шаги для обучения населения, - сказала Осмонова. - Например, наш Центр совместно с Министерством образования работает над внедрением киргизского языка. Я создаю учебники, которые мы апробируем в пилотных школах. Уже были опробованы учебники для 5 и 6 классов. В этом году в пилотных школах -учебники для 7 и 10 класса, в процессе написания - для 8 и 9 классов».

«Кроме того, около 20 учителей мы обеспечили методическими пособиями: мало предоставить учебник, нужно научить с ним работать. Это учебники нового поколения, в книгах говорится о поликультурности, гендерном равенстве. Помимо грамматики, много учебного времени уделяется коммуникативным связям, работе в группах, так как мы заметили, что дети не умеют работать в парах, а научить их общаться и договариваться очень важно. Когда эти учебники введут во всех школах страны, зависит от Министерства образования. Но интерес к изучению киргизского повышенный и у родителей, и у детей», - заключила Периза Осмонова.

* * *

Все желающие могут записываться на платные курсы киргизского языка, которых в Бишкеке становится все больше. Не так много, как курсов по изучению английского, но по той же цене. Большинство курсов предлагает уроки по 1 час 20 минут три раза в неделю, группы по 4-8 человек. Оплата варьируется от одной до четырех тысяч сомов в месяц.

Понимая необходимость изучения государственного языка, некоторые редакции за свой счет начали отправлять журналистов на курсы киргизского.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА