12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Бесплатный цирк на полях. Как в Узбекистане обманули международных наблюдателей

Узбекско-германский форум по правам человека (УГФ) направил в Европарламент Меморандум о нарушениях прав человека в хлопковом секторе Узбекистана в 2013 году. В Меморандуме высказывается серьезная критика в адрес Международной организации труда (МОТ), которая в ноябре 2013 года выпустила доклад, посвященный результатам мониторинга использования детского труда во время сбора хлопка в Узбекистане.

«Правительство Узбекистана очередной раз использовало принудительный труд в хлопковом секторе, причем снова сделало это системно и массово. В 2013 году на сбор хлопка были мобилизованы сотни тысяч человек - взрослых и детей от 15 до 17 лет. Дети младше 15 лет не были привлечены в массовом порядке к сбору хлопка, но власти заставили 15-17-летних студентов колледжей и лицеев отказаться от учебы и поехать на поля на срок до двух с половиной месяцев. Кроме того, власти заставили учителей всех уровней образования отправиться на сбор хлопка, и тем самым учебный процесс младших школьников, которые на хлопок не поехали, тоже был сорван», - говорится в Меморандуме УГФ.

Наблюдатели МОТ не отрицали, что труд детей по-прежнему используется на сборе хлопка, и тоже признавали, что это дети 15-17 лет. Младших школьников наблюдатели на полях не заметили.

Из доклада МОТ:«Наблюдатели сообщили о 62 случаях, когда они видели детей на хлопковых полях, в 57 случаях из них дети работали. 53 ребенка (21 девочка, 32 мальчика) занимались сбором хлопка (деятельность, которая находится в списке опасных работ и запрещена Конвенцией). Им было 16 или 17 лет. Дети моложе 14 лет на полях не наблюдались».

Узбекско-германский форум по правам человека утверждает: наблюдатели МОТ не могли провести всестороннюю оценку использования принудительного труда в хлопковом секторе. «В задачи миссии не входил мониторинг использования принудительного взрослого труда, не было наблюдателей, которые бы отслеживали все этапы выращивания хлопка, в том числе подготовку поля и прополку. Собственное исследование, проведенное УГФ, показало, что и дети, и взрослые привлекались как к вспашке хлопковых полей, так и к прополке сорняков. Были и другие важные методологические ограничения, с которыми столкнулись наблюдатели МОТ во время сбора урожая 2013 года. Так, МОТ не обеспечили участие в мониторинге международной конфедерации профсоюзов, международной организации работодателей, представителей узбекистанского гражданского общества. В команды наблюдателей вошли представители правительства Узбекистана, проправительственных или подконтрольных государству общественных организаций, чья независимость и беспристрастность совершенно неочевидна», - отмечается в Меморандуме.

Из доклада МОТ: «Страна была разделена на восемь зон, в каждой из которых работала группа наблюдателей. В группу входил один международный наблюдатель, один ответственный представитель от Узбекистана, четыре узбекских участника, переводчик и два водителя».

В Меморандуме УГФ жестко оцениваются выводы, сделанные МОТ: «Из доклада миссии МОТ можно сделать вывод, что «принудительный детский труд не использовался на систематической основе во время сбора хлопка 2013 года в Узбекистане. Этот вывод преследует две цели: с одной стороны, вызвать в Узбекистане доверие к широкой программе МОТ, а с другой - он подтверждает ограничения, наложенные на наблюдателей».

Из доклада МОТ: «Наблюдателям был обеспечен свободный доступ ко всем объектам; не было ни одного случая, когда бы наблюдателя ограничивали в свободе - кроме тех единичных моментов, когда зона наблюдения оказывалась в непосредственной близости от государственной границы. Ни один из наблюдателей не подал рапорт об отказе от сотрудничества».

Правительство Узбекистана было заинтересовано в результатах мониторинга МОТ, обеспечив миссии «своими» наблюдателями - поэтому выводы комиссии МОТ не могут считаться объективными, считает УГФ. «Учитывая повсеместные, многочисленные и жестокие нарушения прав человека в Узбекистане, нужно говорить о серьезном страхе, который люди испытывают перед государственными и правительственными чиновниками. Возможно, люди не чувствовали себя в безопасности, когда разговаривали с наблюдателями МОТ в присутствии представителей власти, - говорится в Меморандуме. - Однако в докладе МОТ умалчивается об этой стороне опросов».

Эксперты УГФ заявляют, что эффективность миссии МОТ была снижена благодаря активным действиям узбекского правительства по подрыву мониторинга. Правительство Узбекистана не сотрудничало с МОТ в качестве добросовестного партнера.

Например, студентов, в частности, первокурсников, перевозили из классов на хлопковые поля и обратно, стремясь, чтобы наблюдатели МОТ не обнаружили никаких нарушений. Людей инструктировали, как лгать наблюдателям. Это не замедлило не сказаться в выводах, сделанных наблюдателями МОТ.

Из доклада МОТ: На вопрос, кто решил, что вы должны идти собирать хлопок в этом году, подавляющее большинство детей ответило: «Я сам». Другие ответы звучали так: «Это было общее решение студентов - поехать на сбор хлопка»; «помогаем фермеру по собственному желанию, мы подписывали письмо для директора школы»; «долг или привычка», «хотел помочь маме», «родственники, друзья решили», «учитель», «это было решение администрации колледжа». Иногда дети называли свой возраст, но не соглашались давать интервью».

В докладе МОТ говорится, что в восьми из девяти колледжей, которые они посетили, классы были пусты, но администрация не смогла предоставить никаких доказательств, что дети отсутствуют из-за внеклассных мероприятий, а не потому, что были отправлены на сбор хлопка.

Из доклада МОТ: «Наблюдатели сообщили, что никаких закрытых школ или пустых классов в средних школах они не заметили. Однако они увидели несколько закрытых колледжей, или там было большое количество пропускающих занятия студентов. Сотрудники колледжей рассказали, что учебные заведения закрыты из-за сбора хлопка, однако студенты в возрасте до 18 лет переведены в другие классы или заняты на внеклассных занятиях, либо говорили, что в колледже карантин. Наблюдатели заметили, что в том районе, где они видели на полях относительно большое количество детей, там и в колледжах больше студентов отсутствовало».

УГФ провел собственное исследование в шести областях Узбекистана и в Ташкенте и не выявил кардинальных региональных различий в организации принудительного труда. «Вся система высоко централизованна, указания идут из правительства и соблюдаются местными и областными администрациями, - говорится в Меморандуме УГФ. - Узбекско-германский форум интервьюировал 40 студентов и 36 преподавателей в колледжах и лицеях».

По данным исследователей УГФ, в 2013 году правительство старалось не привлекать к сбору хлопка младших школьников, но студенты 15-18 лет были мобилизованы в массовом порядке. Хотя некоторым районам пришли указания использовать только студентов второго и третьего курсов на сборе урожая, первокурсники тоже были отправлены на поля, чтобы помочь учебным заведениям выполнить норму.

УГФ зафиксировал случаи, когда первокурсников срочно отзывали с полей - раньше, чем студентов второго и третьего года обучения. В некоторых случаях студенты и преподаватели рассказывали, что им эту «срочность» объясняли прибытием «иностранной делегации» или «проверкой» - по-видимому, речь шла о прибытии комиссии МОТ.

Вот несколько примеров, которые приводит Узбекско-германский форум по правам человека:

16-летний студент первого курса из Ахангаранского района Ташкентской области рассказал, что он и его однокурсники были вывезены на сбор хлопка 17 сентября, а вернулись 15 октября. Учеба продолжилась только 21 октября. «Мы, первокурсники, вернулись раньше, чем второкурсники или третьекурсники, - сказал он. - Я слышал, что должна приехать какая-то комиссия, и поэтому мы должны были быть в классах».

Ученик 9-го класса из Ургенча рассказал, что в течение нескольких дней в сентябре его с одноклассниками загрузили в автобусы и отвезли в местный колледж, все студенты которого были где-то далеко на сборе хлопка. Детей держали в классах и велели притвориться, что они - студенты первого и второго курсов, если нагрянет проверка.

Преподаватель колледжа Зарбдарского района Джизакской области рассказал УГФ, что сначала на сбор хлопка были отправлены студенты второго и третьего курсов, но когда оказалось, что школа не выполняет ежедневную норму, то местный хоким (глава администрации) приказал вывезти на хлопок и первокурсников. Однако, когда стало известно, что колледж может посетить делегация МОТ, первокурсников вернули в классы.

Учитель из Мирзаабадского района Сырдарьинской области сообщил представителям УГФ, что в начале кампании все классы были отправлены на хлопок, но через 10 дней первокурсников вернули. Однако через 10-15 дней они снова пришли на поля; занятия возобновились только после сбора урожая.

Мужчина из Зарбдарского района Джизакской области рассказал, что его сын, студент первого курса, и его однокурсники собирали хлопок в течение 10 дней, после чего вернулись в колледж - в рамках подготовки к визиту «иностранной делегации высокого уровня». Их проинструктировали, что отвечать, если спросят, участвовали ли они в сборе хлопка. Студенты должны были ответить, что нет, они продолжали учиться. Делегация не приехала в колледж, и первокурсников вернули на поля. В ряде случаев студенты приходили в колледжи, одетые как для сбора хлопка, но их отправляли домой переодеваться - на случай появления делегации.

Исследователи УГФ зафиксировали «многочисленные и заслуживающие доверия попытки» ввести в заблуждение наблюдателей МОТ, когда студентов перевозили с полей в колледжи или объясняли им, как отвечать на вопросы команды наблюдателей МОТ. Местные власти преследовали и запугивали семьи, которые не хотели, чтобы их дети собирали хлопок, - например, угрожая отчислить студентов. В одном случае родителей даже пугали местным прокурором.

Детей, которые не выполняли норму по сбору хлопка или вообще казались «плохими работниками», ругали учителя, угрожая плохими оценками или отчислением, или «наказывали» нарушителей дополнительной работой: например, уборкой туалетов или чисткой картошки. УГФ зафиксировал несколько случаев, когда студенты, которые не смогли собрать ежедневную норму хлопка, были наказаны: их заставили отжиматься и бегать.

Исследователи Форума задокументировали не менее десяти случаев избиения студентов - таким образом их хотели заставить работать или наказывали за невыполнение нормы.

Бесплатный цирк на полях. Очевидец - о визите иностранной делегации

О том, как происходили встречи с международными наблюдателями, Узбеко-германскому форуму рассказала 28-летняя безработная Сайера, которая вышла на сбор хлопка по настоянию махаллинского комитета.

- Я слышал, что вы встречались с международными представителями. Расскажите, как это было?

- Мы собирали хлопок. Пришел фермер и сказал, что, мол, какие-то иностранцы приезжают, следите за тем, что будете говорить. За полчаса до этого фермеру позвонили из хокимията и предупредили, что приедут к нему на поле. Сказали: приготовься, передай людям, чтобы всякое не говорили.

- Что «всякое»? Например?

- Ну, надо было сказать, что обед хороший дают, с водой проблем нет, условия хорошие, что мы добровольно работаем. Фермер стал быстро, как мог, готовиться. Поручил своему работнику найти самовар и вскипятить его, а самовар оказался дырявым. Поставил казан на очаг. Перед приездом иностранцев зажег огонь.

- В какой день они приехали?

- 18 сентября.

- Откуда они?

- Я не знаю. С ними были наши люди, сказали кто-то из правительства, они вместе ходили. Стали с нами разговаривать. Спросили, как работается, какие условия? Подставили микрофон одной женщине из кишлака, она начала говорить, мол, каждый день для нас готовят горячую еду, суп и плов. Условия хорошие, работаем без трудностей. Потом, когда проверяющие уехали, женщины ее спросили, когда это тебе горячую еду готовили? Тебе даже воду не дают, сама вон в баклажке приносишь с собой. А она, бедная, говорит: «Я так испугалась, я вообще хотела сказать, что электричество постоянно отключают, как увидела микрофон, испугалась».

Потом эти проверяющие стали разговаривать с детьми, которые тоже собирали хлопок. Там были дети, а им сказали, что когда проверяющие придут, они должны залечь на землю и не показываться на глаза. Но они детей все равно увидели. Спросили их, что вы тут делаете? Вы школьники? Они сказали, что учатся в колледже, но кто-то из ребят все же сказал, что они из школы вышли [на хлопок]. Больше я ничего не слышала.

Я сама вышла из махалли, нас около 40 женщин. Среди нас есть те, кто сами вышли [на сбор хлопка], и те, кто был вынужден. Я вот, можно сказать, по принуждению вышла. Я получаю помощь в махаллинском комитете на ребенка, нам сказали, что мы обязаны выйти на сбор. До середины ноября выходила.

В нашем кишлаке все безработные. Мужчины уехали в Россию. Хлопок собирают девушки и женщины.

Нас выгнать на поле - самое легкое. А те, кто безработные, - тем не хочется, потому что работа тяжелая, а оплата низкая. Я где-то читала, что одна коробочка три грамма весит, вот и подумайте, сколько нужно коробочек пройти, чтобы килограмм собрать. А вам за это 175 сум дают. Ну а женщины- бедные, думают, ну уж ладно, лучше, чем совсем ничего, хоть что-то заработаем. Но мужчины за эти деньги добровольно не согласятся. Ведь мардикору (поденному рабочему) в день нужно 25 тысяч заплатить, а вы в день, если и сто килограмм соберете, то никак эти 25 тысяч не заработаете.

* * *

Узбекско-германский форум по правам человека (УГФ) - неправительственная организация в Германии, которая ставит своей целью улучшение ситуации с правами человека в Узбекистане, а также укреплении гражданского общества в этой стране. УГФ является членом Хлопковой кампании (Cotton Campaign) - глобальной коалиции организаций работников, работодателей, инвесторов и правозащитников, объединившихся с целью добиться от правительства Узбекистана отказа от принудительного труда взрослых и детей в хлопковом секторе.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА