16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

USTR: Торговле США с Казахстаном и Узбекистаном мешают коррупция, бюрократия и непрозрачность

В конце марта 2013 года Американское государственное торговое представительство USTR (United States Trade Representative) выпустило доклад о препятствиях в международной торговле, с которыми столкнулись американские компании в 2013 г.

«Экономика США является одной из самых открытых в мире», утверждает глава представительства, посол Майкл Фроман (Michael Froman). В США установлены низкие импортные барьеры: средний тариф на импорт равен 1,3%, правовая среда прозрачна, а инвестиционный режим открытый. Около 300,000 американских компаний экспортируют товары на мировой рынок, и 98% из них - малые и средние предприятия.

Среди барьеров тарифного и нетарифного регулирования, с которыми сталкиваются американские бизнесмены, USTR выделяет следующие:

- Импортная политика (например, тарифы и другие импортные пошлины, количественные ограничения, лицензирование импортных товаров, и таможенные барьеры);

- Государственный протекционизм (например, политика «покупай отечественные товары», а также закрытые тендеры);

- Экспортное субсидирование (например, финансирование экспорта на выгодных условиях и субсидии экспортерам сельхозпродукции);

- Пробелы в защите интеллектуальной собственности;

- Ограничения в услугах (например, ограничения в финансовых услугах, регулирование международных потоков данных);

- Инвестиционные барьеры (например, ограничения в равном участии иностранных компаний и в доступе к аналитическим материалам правительственных фондов, требования применять материалы локального производства, требования передачи технологий, требования экспортирования, ограничения в репатриации доходов);

- Торговые ограничения, касающиеся электронной торговли;

- Другие барьеры (например, взяточничество и коррупция).

По мнению докладчиков, торговые барьеры не только увеличивают стоимость экспортируемых товаров, но и требуют больше времени и усилий, так как экспортеры должны учитывать правила других рынков. И очень часто такая информация о внутренних правилах не всегда имеется в открытом доступе.

Самым же серьезным барьером для мировой торговли USTR считает коррупцию:

«Коррупция препятствует торговле, является серьезным барьером для развития и прямой угрозой для коллективной безопасности. Коррупция принимает разные формы: во многих странах она воплощена в таможенной практике, в принятии решений по лицензированию, правительственном покровительстве каких-либо контрактов. Взяточничество и коррупция подрывает сами основы международной торговой системы и затрудняют программы экономических реформ и стабилизации. Таким образом, коррупция способствует бедности», пишут авторы доклада.

В данном докладе анализируются торговые барьеры, существующие в 58 странах мира. Впервые в него добавлены Ирак, в силу своего возрастающего значения на мировом рынке, и Узбекистан как самая густонаселенная страна в Средней Азии. Отметим, что из стран СНГ в этом списке присутствуют также Россия, Украина и Казахстан.

Остановимся на проблемах стран нашего региона: Казахстана и Узбекистана.

Казахстан: 74-е место в товарообороте США

В 2013 г. экспорт американских товаров составил $1,1 млрд., что на 24.2% выше по сравнению с предыдущим годом. Соответственно, импорт США товаров из Казахстана составил $1,4 млрд., что на 11,2 ниже предыдущего года. Торговый дефицит для США составил $295 млн. в 2013, что ниже на $388 млн. по сравнению с 2012.

Прямые американские инвестиции в экономику Казахстана составили $11,4 млрд. в 2012 году - это ниже, чем в 2011 г., когда эта цифра составляла $11,8 млрд.

Членство в международных торговых организациях

В 2013 году Казахстан интенсифицировал переговоры по вступлению в ВТО. США и Казахстан подписали двустороннее соглашение в рамках ВТО по доступу на рынок товаров еще в 2010 году. В 2013 г Рабочая группа по Казахстану встречалась четыре раза и пересмотрела проект своего Отчета с учетом изменений торгового законодательства в Казахстане в результате его вхождения в Таможенный Союз с Россией и Беларусью.

Основными проблемами переговоров с ВТО остаются:

1) политика локализации и протекционизм в отношении государственных предприятий;

2) торгово-инвестиционные меры в области нефти, газа и добычи полезных ископаемых;

3) сельскохозяйственная политика (включая поддержку отечественных производителей, субсидирование экспорта и тарифное квотирование импорта мяса и птицы из США);

4) необходимые обязательства по санитарному контролю;

5) уточнение тарифных обязательств Казахстана в свете его членства в ТС.

Политика в области импорта и экспорта

В январе 2010 года Россия, Казахстан и Беларусь приняли Единый внешний тариф (ЕВТ). В 2011 г., после вступления в силу Единого Таможенного Кодекса, члены ТС отменили все таможенные посты на своих внутренних границах, что обеспечивает свободное прохождение товаров стран ТС. С другой стороны, ТС ввел новые процедуры таможенного контроля для импортеров из третьих стран. Начиная с 2012, Евразийская Экономическая Комиссия (ЕЭК) заменила собой Комиссию ТС в качестве наднационального органа с целью имплементации внешней торговой политики ТС и создания в 2015 Евразийского Экономического Союза.

В результате этих процессов казахстанские тарифы на импорт, правила транзитной торговли, нетарифные меры регулирования импорта (например, тарифное квотирование и лицензирование импортных товаров), таможенная политика (например, таможенная оценка, таможенные пошлины и определение страны происхождения) базируются на правовых инструментах ТС. В результате выросла цена импортируемых товаров из-за роста оплаты за регистрацию, роста пошлин на импорт и появления новых требований лицензирования для многих товаров.

Тарифы и квоты: С введением Единого внешнего тарифа ТС Казахстан увеличил свои тарифные ставки по более чем по 5.400 позициям.

После вступления России в ВТО в 2012 году, ТС принял российский график связанных ставок пошлин ВТО. 5000 из 11000 тарифных позиций снизились на 1-2 процента. Однако это сокращение не сказалась на тарифных ставках Казахстана.

По правилам ТС, до 2015 Казахстану позволено применять тарифы, отличающиеся от ЕВТ, по 59 тарифным позициям, а именно: фармацевтическое и медицинское оборудование. Кроме того, члену ТС позволено увеличивать или уменьшать тарифы более чем на 6 месяцев по некоторым товарам. В 2012 г. Казахстан ввел протекционистские тарифы на сахарную продукцию и хлопковое волокно.

В 2010 Казахстан установил тарифное квотирование на импорт мяса птицы, говядины, свинины как часть своих обязательств в рамках ТС. Американские экспортеры высказали свою озабоченность по поводу последствий таких торговых ограничений и методов определения квот. За последние три года рынок для американской курятины заметно сузился. В декабре 2012 г. Казахстан пересмотрел квоты на мясо до такой степени, что они стали самыми маленькими за всю историю американского экспорта. На 2014 ожидается, что Казахстан будет поддерживать квотирование. Казахстан начал назначать 10% квот для новых поставщиков, каждый из которых может ввезти в страну не более 2,5 тысяч тонн в год.

В сентябре 2013 г. EЭC позволил Казахстану ввести импортные квоты на зерноуборочные комбайны из третьих стран. В отличие от России, Казахстан не ввел специальную 26,7-процентную импортную пошлину, но разрешил импорт ограниченному числу производителей таких машин по ранее установленной 5-процентной ставке. Эта квота разрешает импорт до 300 единиц в 2014, 309 ед. в 2015, и 204 ед. в 2016 годах.

Лицензирование: Из-за своего членства в ТС Казахстан увеличил количество товаров, подпадающих под импортное или экспортное лицензирование. В частности, это касается экспорта драгоценных металлов и камней, документов из государственных архивов, предметов, представляющие культурную ценность. Импортному и экспортному лицензированию подлежат продукты с криптографическими функционалами, даже если речь идет об электронных товарах массового потребления. Казахстан запрещает экспорт легких фракций продуктов нефтеперегонки, керосина и газолина.

В 2010 году правительство Казахстана повторно ввело пошлины на экспорт сырой нефти. Это вылилось в тяжбу стоимостью в $1 млрд. с консорциумом международных нефтяных компаний, работающих на конденсатном месторождении в Карачаганаке. В 2011 году правительство решило, что экспортные пошлины не должны применяться к Соглашению о разделе продукции, в котором имеются положения о стабильности пошлин, и только это положило конец тяжбе.

Государственные закупки

Недостаток прозрачности и эффективности в государственных закупках остается основным вызовом для местных и иностранных компаний. Правительство признает это и предпринимает шаги по оптимизации этих процессов. Казахстан продвигает систему электронных закупок с июля 2012 года. Компании - резиденты и нерезиденты - могут участвовать в электронных торгах, получив электронную подпись от Министерства Транспорта и Коммуникаций.

Осенью 2013 правительство предложило Парламенту закон об изменении существующих законов о государственных закупках. Ожидалось, что эти изменения приведут к сокращению коррупции и улучшению качества закупаемых товаров и услуг. Предлагаемый проект назначает государственную компанию в качестве оператора по госзакупкам, включая проведение тендеров и торгов.

Правительство продолжает оказывать поддержку возрастающему использованию местных товаров, и от этого пострадали интересы американских поставщиков, что и является предметом обсуждения в процессе вступления в ВТО.

Из доклада «О барьерах в международной торговле»: «Коррупция на всех уровнях правительства является барьером для торговли и инвестиций в Казахстане».
В 2009 и 2010, Казахстан дополнил свой Закон о государственных закупках для повышения местного содержания в государственных закупках. Потенциальные поставщики должны получить сертификат от Министерства Промышленности и Новых Технологий, подтверждающий наличие местного содержания в товарах и услугах. Начиная с января 2014, товары и услуги, поставляемыми компаниями из стран ЕЭС, приравниваются к продуктам, произведенным в Казахстане.

Фонд национального благосостояния и государственная компания «Самрук-Казына» представляют не меньше 16% Казахстанского ВВП. Как акционер, «Самрук-Казына» управляет некоторыми самыми большими Казахстанскими госкомпаниями, включая «Казахстан Темир Жолы», KazMunaiGas, KEGOC и их филиалами. Эти предприятия подчиняются требованиям «Самрук-Казына» применять материалы местного производства.

«Самрук-Казына» и ее филиалы ведут закупку товаров и услуг в соответствии с Правилами Закупок, одобренными Советом Директоров этого Фонда в мае 2012. Эти правила определяют критерии оценки тендерных предложений и предоставляют ценовые преференции до 20% местным производителям товаров и услуг. В 2013 «Самрук-Казына» предложила новые правила закупок, чтобы соответствовать стандартам ВТО. Они должны вступить в силу с вхождением Казахстан в ВТО и отменить предпочтение местных товаров. Однако даже по новым правилам только квалифицированные поставщики смогут участвовать в тендерах «Самрук-Казына». Кроме того, только назначенный филиал «Самрук-Казына» будет оценивать потенциальных участников торгов.

Защита прав интеллектуальной собственности

Для упрощения вступления в ВТО и привлечения иностранных инвестиций Казахстан продолжает модернизировать свой правовой режим в отношении прав интеллектуальной собственности (IPR). Казахстан принял меры по имплементации международных стандартов IPR. Например, правительство дополнило законодательство по торговым маркам, чтобы соответствовать обязательствам по Соглашению ВТО по Торговым Аспектам Прав Интеллектуальной Собственности (TRIPS Agreement).

В соответствии с положениями 2005 г., которые накладывают строгие санкции, власти страны провели многочисленные рейды против распространителей пиратской продукции. Усилия правительства помогли расширить в Казахстане рынок лицензионной продукции. Однако таможне следовало бы усилить свой контроль против импорта подделок. Кроме того, судебным органам не хватает достаточно знаний и технической экспертизы в области борьбы с подделками.

В Казахстане до сих пор ощущается недостаток эффективных методов защиты тестирования фармацевтической продукции и других данных против нечестного коммерческого использования.

Барьеры в сфере предоставления услуг

Связь

Законодательство Казахстана ограничивает иностранную собственность в 49% в телекоммуникационных компаниях, которые обеспечивают услуги связи на дальние дистанции и международной связи. Это касается и тех компаний, которые работают с коммуникационными сетями стационарных линий. На двусторонних переговорах по вступлению Казахстана в ВТО Казахстан согласился снять это ограничения после переходного периода в два с половиной года, за исключением собственности основного оператора KazakhTeleCom.

Закон «О Связи» и постановление №1499 требуют установки и регистрации Центров контроля сетей для антенн с очень маленькой апертурой на территории Казахстана. Американские производители спутникового оборудования высказали озабоченность ограничениями передачи видеопрограмм через иностранные спутники и ограничениями для иностранных компаний по предоставления таких услуг правительству. В рамках обязательств по вступлению в ВТО, Казахстан согласился не ограничивать услуги иностранных спутниковых операторов, которые имеют лицензии на услуги связи.

Другое

Иностранным банкам и страховым компаниям позволено работать только через совместные предприятия с казахстанской компанией. Однако Казахстан согласился исключить это требование и разрешить работать через прямые филиалы в переходный пятилетний период после вступления в ВТО. Законы Казахстана также ограничивают иностранные активы в СМИ до 20%, и это ограничение не снимается даже после вступления в ВТО.

Инвестиционные барьеры

Требования применять материалы местного производства:: Примерно 70% прямых иностранных инвестиций в Казахстане приходятся на нефтегазовый сектор. Требования применять материалы локального производства создали неблагоприятную среду для операций добывающего сектора. Закон от 2003 г. «Об Инвестициях» предоставляет правовую базу для иностранных инвестиций в Казахстане. Однако некоторые инвесторы считают, что в законе недостаточно четко определена возможность обращения в международный арбитраж, а сама инвестиционная тяжба толкуется довольно узко.

В феврале 2012 этот закон расширил сроки для составления и утверждения проектной документации для компаний, работающих в добывающем секторе. Эта документация включает индикаторы технико-экономического обоснования, которые должны учитывать потенциал казахстанских поставщиков товаров и услуг, т.е. готовность инвестирующей компании локализировать свои закупки.

Закон «О Недрах» также требует применять материалы локального производства и накладывает санкции вплоть до аннулирования контракта за несоблюдение этого правила. Однако казахстанские товары не всегда полностью соответствуют международным стандартам, а казахстанские фирмы не всегда способны предоставить технически сложные услуги, необходимые для нефтегазовых проектов.

В 2010, правительство создало Национальное агентство по развитию местного содержания (NADLoC) для создания альтернативы импорту, мониторинга процедур закупок и содействия местным поставщикам товаров и услуг. Государственные органы под эгидой Министерства Индустрии и Новых технологий (МИНТ) составили План действий по увеличению доли местного содержания в закупках крупных недропользователей. Этот План требует увеличить долю местного содержания до 50 в инжиниринговых и проектных работах, запрещает вывоз геологической информации (образцы грунта, скальной породы и пластовых жидкостей), а также требует назначение представителей МИНТ в советы директоров ключевых проектов в добывающей отрасли.

Требования применять материалы локального производства усиливаются. Так, в апреле 2012 NADLoC обвинил 38 добывающих компаний в нарушении правил местного содержания и пригрозил санкциями, включая одностороннее прекращение контрактов. По новым правилам с 2013 года Министерство Нефти и Газа (МНГ) требует соблюдения правил местного содержания, при этом МИНТ остается государственным органом по закупкам. В феврале 2013, МНГ объявило, что штрафы добывающих компаний, которые не соблюдают контрактных обязательств применять материалы локального производства, удвоились и в 2012 достигли $2.3 млн. 25 компаний, которые нарушили такие правила, уже выплатили свои штрафы. МНГ также обвинило иностранные фирмы за препятствование местным компаниям в участии в тендерах, включая неравный доступ, необоснованный отказ в принятии предложений и оттягивании в подписании контрактов.

Дополнения к Закону «О Недрах», которые были предложены парламенту на обсуждение в конце 2013, требуют, чтобы новые контракты в добывающей отрасли определяли количество местной рабочей силы в этих компаниях.

В таких проектах 1% бюджета должен направляться на обучающие программы и развитие рабочей силы, включая зарубежные командировки. При приеме на работу некоторых специалистов международные нефтяные компании должны сначала просмотреть список квалифицированных казахстанских специалистов, включенных в базу данных МИНТ. Согласно квотам по иностранной рабочей силы и правилам получения разрешения на работу, численность иностранцев не должна превышать 30% руководства компании и 10% инженерного и технического персонала. Эти требования значительно затрудняют работу иностранных недропользователей, которым могут понадобиться высококвалифицированные иностранные специалисты. Только три крупнейших проекта в Казахстане - Тенгиз, Карачаганак и Кашаган – были освобождены от этих требований до 2015. В качестве своих обязательств по вступлению в ВТО, Казахстан согласился увеличить долю иностранных специалистов.

В октябре 2012, Генеральная Прокуратура предложила усилить контроль над наймом иностранных специалистов, пересмотрев текущие процедуры по выдаче квот на рабочую силу. В ноябре 2013, Федерация Профсоюзов публично заявила, что правила по найму на работу будут дополнены в течение 2 лет, чтобы уменьшить разницу в оплате труда иностранных и местных служащих.

Продажа Инвестиций: В Законе «О Недрах» существует положения, которые гарантируют Казахстану право преимущественного приобретения, когда одна сторона намеревается продать часть своей доли в добывающем проекте. МНГ воспользовалось этим правом в июле 2013,когда было решено продать 8,4-процентную долю ConocoPhillips' (COP) в месторождении Кашаган, которую COP собиралась продать компании ONGC Videsh Limited.

Закон также позволяет правительству изменять или прекращать существующие контракты в силу «стратегического значения». В апреле 2012 правительство выпустило постановление, согласно которому 361 месторождение углеводородов и минералов были признаны как имеющие «стратегическое значение».

Проблемы контрактов: Закон позволяет правительству изменять существующие контракты, если оно сочтет, что действия недропользователя нарушают экономические интересы Казахстана, хотя Закон никак не определяет, что такое « нарушение экономических интересов».

МНГ может аннулировать контракт, когда недропользователи не соблюдают свои контрактные обязательства (например, отсутствие бурения на стадии разведки или нарушение требования применять местные материалы). По этой причине МНГ аннулировало 28 добывающих контрактов в 2010, а в 2011 отправило недропользователям 169 предупреждений о нарушении контрактных обязательств. МИНТ аннулировало 119 добывающих контрактов с 2010 по 2012, в первом квартале 2013 г. оно отправило 600 предупреждений о нарушении контрактных обязательств недропользователями, которых оно называет «недротуристами» (т.е. компании, которые получают права на недропользование, но не вносят запланированные инвестиции).

Другие барьеры

Казахстан обладает запутанной системой налогообложения, из-за чего компании вынуждены набирать большой штат, чтобы выполнять громоздкие правила и отражать частые инспекции. Действия налоговых и других проверяющих органов могут быть непредсказуемыми.

УЗБЕКИСТАН : 115-е место в товарообороте США

Экспорт американских товаров в Узбекистан в 2013 г. составил $321 млн., что на 12,8% больше по сравнению с предыдущим годом. Импорт товаров из Узбекистан в США составил всего $27 млн., (рост на 2.5%). США имели положительный торговый баланс в $294 млн. в 2013.

Сумма прямых американских инвестиций в Узбекистане составила $71 млн. в 2012 ($63 млн. в 2011).

Членство в ВТО

Узбекистан подал заявку на вступление в ВТО в 1994 и участвовал в трех встречах Рабочей группы. Этот процесс остановился в октябре 2005. Тем не менее, Узбекистан продолжает модернизировать свое законодательство, чтобы соответствовать требованиям ВТО. В 2013 Узбекистан запросил содействия у Секретариата ВТО, чтобы подготовиться к возобновлению переговоров по вступлению в ВТО.

Политика в области импорта

Тарифы

Узбекистан поддерживает относительно высокие тарифы на импорт. Таможенные пошлины на импортируемые товары достигают порой и 200%, хотя средняя ставка колеблется в районе 30%. Так, в 2009-м году таможенными пошлинами не облагался импорт живых животных, молочных продуктов, пшеницы, рентгенопленки и компьютерного оборудования. Импортными пошлинами от 10 до 30 процентов облагались одежда, мебель, металлы, продукты питания; 50% пошлины налагаются на товары роскоши, такие, как сигареты и автомобили. Самыми высокими пошлинами облагается импортное мороженое

Таможенные и пограничные требования

Пограничные и таможенные ограничения являются самыми серьезными вызовами для ведения бизнеса в Узбекистане. Бюрократические требования остаются самыми изнурительными в мире. Согласно Всемирному Банку, для импорта товаров требуются 14 документов от различных инстанций ( таможенные органы, владельцы контейнерных терминалов, органы санитарного и технического контроля, банки). Средняя цена за контейнер с импортом равна $5325.

В 2013 экспортерам в Узбекистан предъявили новые обременительные требования касательно документации по таможенной оценке. Новые правила требуют, чтобы весь импорт сопровождался официальными экспортными таможенными декларациями для таможенной оценки. Некоторые из таких документов для экспорта не выдаются ни в США, ни во многих других странах. Несмотря на то, что Кабинет Министров принял постановление No.139 от 22 мая 2013, которое разрешает другие типы документов для оценки, от компаний до сих пор требуют предоставить экспортные декларации. Если же компании не представляют таких документов, то автоматически их товары оцениваются дороже, чем они того стоят, что влечет за собой повышенные ставки пошлины.

Защита прав интеллектуальной собственности

С 2000 Узбекистан включен в «Список Особого Контроля» USTR (Special 301 Watch List) за недостатки в области защиты прав интеллектуальной собственности (IPR). Узбекистан не присоединился к Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного копирования (Женевская Конвенция о Фонограммах) и не модернизировал свое законодательство в области авторского права с учетом эпохи цифровых технологий. Многие правительственные органы используют нелицензионное программное обеспечение.

Самое позитивное изменение в защите IPR в 2013 – это снятие оговорок к Статье 18 Бернской Конвенции об охране литературных и художественных произведений, которая касается защиты произведений, созданных до 2005. Кроме того, несколько лет назад правительство Узбекистана создало Узбекское Агентство по Интеллектуальной собственности, которое централизует всю ответственность по проблемам IPR.

Препятствия в сфере предоставления услуг

Банковские услуги: Частный сектор имеет доступ к ограниченному количеству кредитных инструментов из-за обременительных правил и неразвитого кредитного рынка. Доступ к иностранным банкам ограничен. Местные предприятия могут пользоваться услугами иностранных финансовых институтов только через местный банк. Для местных предприятий требуется специальное правительственное постановление на получение прямого финансирования от иностранных финансовых институтов.

Коммерческим банкам разрешается использовать кредитные линии от иностранных финансовых институтов для финансирования малых и средних предприятий, но такие кредиты должны покрываться правительственной или другой гарантией. Кроме того, эти гарантии могут подвергаться квотированию. В конце 2012 г несколько частных банков лишились своих лицензий на проведение операций в иностранной валюте.

Связь: Государственная компания «Узтелеком» доминирует на рынке услуг по проводной линии связи. Правительство Узбекистана объявляло о планах по приватизации «Узтелекома», но дальше заявлений дело не пошло. Процедуры по получению разрешения на работу операторам в Узбекистане (например, лицензирование, частоты) чрезвычайно сложны.

Инвестиционные барьеры

Иностранные инвестиции ограничены несколькими секторами. Иностранным компаниям запрещено иметь доли в авиации, железнодорожном транспорте, производстве электричества и других секторах по причинам национальной безопасности. Ограничения также применяются в СМИ, банковском секторе, страховании и туризме. Иностранные инвестиции в СМИ не должны превышать треть бюджета, а в туризме доля иностранной фирмы не должна превышать 49%.

В банковском секторе иностранные инвесторы могут оперировать только как партнеры узбекских фирм в составе СП, банки с иностранным участием должны представить фиксированный уставной фонд (примерно $13.5 млн. для коммерческих банков, $6.8 млн. для частных банков), тогда как для узбекских банков уставной фонд устанавливается в зависимости от каждого конкретного случая.

Конвертационная политика

Правительство Узбекистана установило такие жесткие правила, процедуры и неформальную практику конвертации, включая требования сдачи валюты, что они считаются всем бизнес-сообществом страны самым большим препятствием для ведения бизнеса в Узбекистане и самым тяжелым фактором торможения деловых операций.

Иностранные и местные трейдеры и инвесторы, частные компании Узбекистана не имеют доступа к иностранной валюте или не могут получить ее вовремя. Существуют большие задержки при получении иностранной валюты для импортных и экспортных операций и для репатриации доходов от инвестиций. Задержки в получении иностранной валюты могут длиться более года.

По узбекскому законодательству, 50% иностранной валюты, полученной от экспорта, должны обмениваться на местную валюту через разрешенный банк по официальному курсу. Однако официальный курс примерно на 21% ниже курса на черном рынке и на 34% ниже биржевого курса. Вследствие этого большинство местных компаний стараются держать свои доходы в твердой валюте в иностранных банках.

Закон теоретически гарантирует иностранным инвесторам и трейдерам возможность переводить свои средства (иностранную валюту) в Узбекистан и из Узбекистана безо всяких ограничений. Однако на практике все юридические лица должны получать разрешение от Центрального Банка на конвертацию. Они должны потратить уйму времени, плавая в бюрократических волнах, а их деньги хранятся на беспроцентных счетах, пока принимается решение. Большинство инвесторов, независимо от гражданской принадлежности, говорят о трудностях при получении иностранной валюты в количестве, достаточном для своих операционных требований и репатриации доходов. Сами процедуры конвертации не прозрачные в силу секретных инструкций, которые Правительство выдало банкам.

Экспроприация

Правительство имеет право конфисковать имущество иностранных инвесторов за нарушение законодательства, невыполнение контракта или инвестиционных обязательств, а также по причинам переоценки авуаров и программ развития. Несмотря на то, что правительство обязано выдавать честную рыночную компенсацию за удерживаемые капиталы, оно возмещает их по заниженной цене, как это было с несколькими иностранными и местными предприятиями. Компенсация иностранным партнерам должна выплачиваться в иностранной валюте, однако во многих случаях ее выдают в местной валюте.

Двусторонний инвестиционный договор

США заключили с Узбекистан Двусторонний инвестиционный договор в 1994 году. Американский Сенат согласился ратифицировать его в 2000 году с условием, что США не будет производить обмен ратификационными грамотами, пока Узбекистан полностью не будет соответствовать положениям этого Договора, и в частности, в том, что касается конвертации . Узбекистан до сих держит конвертацию под жестким контролем, что нарушает требования Договора. Поэтому США и Узбекистан до сих пор не обменялись ратификационными грамотами.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • Новости партнеров