11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Туркменистан не имеет средств борьбы с нефтяным загрязнением

06.05.2014 13:33 msk, Дмитрий Верхотуров

Экономика Туркмения Вода

На фото - сборщик-бункеровщик проекта 1582УД. Фото с сайта Fotkidepo.ru

В мировой практике немало случаев, когда какая-нибудь не слишком богатая страна присоединяется к международной конвенции, соглашению или протоколу. Обычно это вызывает одобрение со стороны остальных участников дипломатического процесса и позволяет стране-подписанту заработать политические очки. Однако при этом реальное выполнение подписанного документа зачастую и не планируется, поскольку страна для этого не имеет ни экономических, ни технических возможностей. Соглашение подписывается сугубо формальным образом. К сожалению, очень редко делается оценка реальной способности той или иной страны выполнить взятые на себя обязательства, и складывается неверное представление, что если бумаги подписаны, то и определенный прогресс достигнут.

Насколько можно судить, многие документы, подписанные Туркменистаном в сфере природоохранных мер на Каспийском море, также носят сугубо формальный характер, тогда как страна не имеет технических средств для выполнения этих обязательств на практике. К примеру, Туркмения подписала и ратифицировала Протокол о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью. Документ прилагался к Рамочной конвенции по защите морской среды Каспия. Но, переждав аплодисменты и слова одобрения, стоит задаться вопросом: а чем это Туркменистан будет реагировать на разливы нефти на Каспии?

Для того чтобы убрать нефть с воды, требуется судно-нефтесборщик. Однако данные по судам, которые эксплуатируются или эксплуатировались ранее туркменскими судоходными компаниями, показывают, что специализированных нефтесборщиков у Туркменистана сейчас нет. Уже это означает, что республика к крупным разливам нефти совершенно не готова. Случись такое, туркменской стороне придется обращаться за помощью к соседним странам. На это уйдет время, за которое нефть может распространиться по большой площади акватории, загрязнить берега и нанести существенный ущерб биоресурсам моря.

Есть и другой вариант, основанный на использовании буксируемых устройств для сбора нефти и нефтепродуктов - скиммеров. Есть ли в Туркменистане хоть один такой скиммер, выяснить не удалось. Но в дополнение к скиммерам также нужны суда, которые могут перекачать собранную с поверхности воды нефть и вывезти ее на утилизацию. Такие суда у Туркменистана есть, точнее, были.

По данным регистра, Туркмения имела несколько судов-бункеровщиков проекта 1582УД. Это рейдово-портовый плавбункеровщик водоизмещением в грузу 622 тонны, способный принимать с судов нефтесодержащие воды (до 350 кубометров) и нефтеостатки (до 25 кубометров). Дальность плавания у него всего 20 миль, чего хватит только для работы вблизи портовых акваторий. Работа вдоль всего побережья Туркменистана и на шельфе для него - непосильная задача. Хотя плавбункеровщик изначально не предназначен для сбора нефти с поверхности воды, однако его можно приспособить к буксировке скиммера и откачке собранной нефти.

Эти плавбункеровщики были еще советского или болгарского производства, и перешли Туркменистану по наследству при разделе советского каспийского флота, так что возраст этих судов весьма почтенный. Туркменский флот располагал следующими судами этого типа:

- СЛВ-414, 1992 года постройки, проект 1582УД, Управление Туркменского морского нефтеналивного флота, не эксплуатируется с 2002 года;

- Бункеровщик-2, 1983 года постройки (построен на верфи «Иван Димитров» в Болгарии, водоизмещение 4450 тонн), Управление Туркменского морского нефтеналивного флота, работает;

- «Прибой», 1987 года постройки, проект 1582УД, ГПО «Балканбалык», не эксплуатируется;

- «Залив», 1986 года постройки, проект 1582УД, ГПО «Балканбалык», статус неизвестен;

- «Север», 1977 года постройки (построен на верфи «Иван Димитров» в Болгарии, проект 585, водоизмещение 2287 тонн), ГПО «Туркменрыбпром», статус неизвестен;

- «Краб», 1982 года постройки, проект 1582УД, Управление Туркменского морского торгового флота, работает.

Итого: из шести плавбункеровщиков в эксплуатации находятся только два. Остальные суда еще не списаны, но не эксплуатируются и, скорее всего, выйти в море не смогут. Это существенно ограничивает возможности Туркменистана по сбору разливов нефти в акватории Каспийского моря. К тому же, у плавбункеровщиков есть и прямые обязанности - обслуживать танкеры и другие суда. Вероятно, даже эта работа выполняется на пределе технических возможностей более чем 30-летних судов.

Итак, Туркменистан подписал протокол о реагировании на инциденты, связанные с разливами нефти. Однако, учитывая отсутствие специализированных судов-нефтесборщиков и состояние флота плавбункеровщиков, фактически это - лишь формальное подписание документа. Туркмения не может выполнить своих обязательств в этой области. Собственно, как показывают данные международных экологических организаций, ведущих мониторинг нефтяных загрязнений на Каспии, нефтяные разливы происходят регулярно, но с этим никто не борется. Оно и неудивительно - ввиду отсутствия технических возможностей для этого.

Собственно, теперь нужно требовать, чтобы Туркменистан фактически исполнял взятые на себя обязательства и ввел в состав флота хотя бы одно специальное судно-нефтесборщик, способное ликвидировать нефтяные разливы не только в портах, но и по всему туркменскому побережью моря, а также на шельфе. В противном случае все договоренности об охране моря так и останутся на бумаге.

Дмитрий Верхотуров

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА