16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Современная культура региона: Когда поет иранская красавица Гугуш…

Несколько лет назад «узбекская принцесса» Гульнара Каримова начала штурмовать вершины шоу-бизнеса под псевдонимом Googoosha, но имела успех лишь у части узбекской молодежи, казалось, готовой поддерживать любые начинания этой еще совсем недавно очень влиятельной особы. Между тем, мир хорошо знает и любит другую Гугуш – великую иранскую певицу. Одним из ее поклонников является ташкентский журналист Ало Ходжаев, который даже посвятил ей свои стихи.

* * *

Любите ли вы Гугуш? Вернее, знаете ли вы Гугуш? Если вам довелось услышать голос этой певицы, то не полюбить ее невозможно.

Так случилось, что я впервые увидел эту божественно красивую женщину и услышал ее таинственно-чарующий голос в 1980 году в израненном Афганистане. Точнее - по кабульскому телевидению, где по четвергам давались эстрадные обозрения с участием афганских и зарубежных артистов.

Мы, а это - москвич, челябинец, харьковчанин, гомельчанин, душанбинец и я - ташкентец, завороженно не могли оторвать взгляда от экрана. Величественно и в то же время проникновенно просто, неторопливо, как бы священнодействуя, пела очень красивая женщина, светящаяся какой-то глубинной одухотворенной грустью, выстраданной женской мудростью и непреходящим девичьим ожиданием чуда. Представили ее звездой иранской эстрады Гугуш. Потрясенный, я в один присест написал своеобразную оду в честь изумившей меня певицы и с первой же почтой отправил стихи в Ташкент. Письмо свое я предварил признанием супруге, что отчаянно влюбился, что все мое воображение заполонено мыслями о новом идоле. Саодат, по ее признанию, было мучительно больно читать эти строки, пока она не ознакомилась с самим стихотворением и не поняла платонический характер моего чувства. Вот оно:

Когда поет красавица Гугуш,

безумных чувств во мне беснуются мильоны.

Забыв, что я уже со стажем муж,

я чувствую себя юнцом влюбленным,

когда поет красавица Гугуш.

Волшебное едва заслышу пенье,

душа пылает, словно жаркий пунш,

и задыхаюсь в сладостном волненье,

когда поет красавица Гугуш.

Во мне все страсти обнажились голо,

планеты центром показалась глушь,

в которой я услышал этот голос

и увидал красавицу Гугуш.

Не дивное бельканто из Ла Скалы,

не духового строя бравый туш -

ничто мой слух теперь уж не ласкает,

когда поет красавица Гугуш.

Я ревностью терзаюсь понапрасну,

наивно думая: неужто уж

она, как все, кому-нибудь подвластна,

Богиня в облике красавицы Гугуш?

Как неподсудная людским законам область,

как откровенье для погрязших душ,

мне видится ее чудесный образ -

святой и грешный, с именем Гугуш.

Ни стыд квасной, ни скепсис бесполезный,

ни желчный ропот чопорных кликуш

мне не страшны… Готов я трижды в бездну,

когда поет красавица Гугуш.

Ни временем, ни местом обоснован,

вне пекла летнего и вне морозных стуж,

мой дух необъяснимым обусловлен -

когда поет красавица Гугуш!

Гугуш
Приблизительно через полгода я вернулся в Узбекистан. И усиленно стал пропагандировать Гугуш. Давал слушать ее записи и, как правило, в ответ на многочисленные просьбы, читал повсюду свои стихи о ней, к примеру – перед коллективами Института востоковедения и Института искусствознания, у которых был профессиональный интерес к культуре Ирана.

В начале 1981 года удалось посмотреть фильм с участием Гугуш. Назывался он «Долгая ночь» - это была мелодрама о жизни светского общества в последний период правления шаха. Красивые герои, красивая жизнь в красивом Тегеране тех лет, красивая сказка о всепоглощающей любви.

Через иранских кинематографистов, которых встречал на ташкентских и московских кинофестивалях, я старался узнать что-то новое о судьбе Гугуш. Мои иранские собеседники, понизив голос, с сожалением сообщали, что она под домашним арестом, лишена сцены и экрана, а затем - бежала за границу.

В марте 1981 года в Ташкенте состоялся какой-то крупный литературный форум, и на него съехался писательский бомонд из всех концов СССР. Приехал и Расул Гамзатов (хотя он очень не любил такие массовые мероприятия). В один из вечеров, прихватив с собою первого секретаря Союза писателей Грузии Григола Абашидзе и первого секретаря ленинградской писательской организации (запамятовал фамилию), он пришел ко мне домой. Гамзатов балагурил, читали стихи. Прочитал и я кое-что из своего афганского цикла, в том числе оду в честь Гугуш.

Гамзатов вдруг нахмурился, а потом сказал: «Если бы я знал, что ты напишешь такие стихи о Гугуш, то не публиковал бы свои». Сидящие удивленно переглянулись, а я спросил: «О чем это вы?» «Как? - воскликнул мэтр, - ты мой друг, я тебе подарил почти все свои сборники, и ты не читал стихи о Гугуш?» «Нет, - виновато ответил я, - я даже и не знал о них». «Вах, немедленно неси сюда мой пятитомник» - повелел он, а потом в цикле «Персидские стихи» показал мне стихотворение «Гугуш». Я вызвался было прочитать его вслух, но Расул-ага сказал: «Нэ надо! Твои лючьше!» Конечно, Расул Гамзатович проявил тогда царственную снисходительность к своему молодому визави, но мою душу греет мысль, что независимо друг от друга, мы с выдающимся поэтом выразили восхищение одной и той же неизвестной тогда в нашей стране уникальной певицей.

Расул Гамзатов сделал это так:

«Верю, верю,

Люблю, люблю»

Трепет коснулся душ.

«Верю, верю,

Люблю, люблю», -

Петь начала Гугуш.

Бьет в маленький бубен ее рука,

Ах, малая ворожея,

Не зная персидского языка,

Все понимаю я.

«Верю, верю,

Люблю, люблю».

Свет вокруг бирюзов.

И, очарованный, я ловлю

Песенки тайный зов.

«Верю, верю,

Люблю, люблю»

Кто-то кому-то люб.

«Верю, верю,

Люблю, люблю».

Клятва слетает с губ.

В песне два слова, но снова они

Сместили близь отчих сторон.

Ночи, которым завидуют дни,

Очи, где я отражен.

«Верю, верю,

Люблю, люблю».

Это как дождик в сушь.

И, очарованный я молю, -

Спой мне еще, Гугуш!

(перевод Якова Козловского).

Впоследствии последние две строчки я постфактум взял эпиграфом к моему опусу.

Вот что мне удалось собрать о биографии Гугуш. Она родилась 5 мая 1951 года (недавно отметила 63-летие - возраст пророка Мухаммада) (По данным Википедии, Гугуш родилась 5 мая 1950 года. - прим. ред.) в бедном квартале Тегерана, в семье азербайджанцев. С пяти лет она пела, а с семи снималась в кино.

Имя Гугуш ей дали при рождении – это непереводимое, труднообъяснимое слово произносил шепотом ее отец на ушко маленькому ребенку. Однако из-за того, что это имя было созвучно с армянским мужским именем, возникла проблема, поэтому девочку назвали Фаигой.

В 1970-е начался стремительный взлет Гугуш. Она поражала фанатов и песнями, и игрой, и элегантным стилем. В 1971 году на конкурсе в Каннах она получила первое место за исполнение песен на французском языке. Кстати, в ее репертуаре были песни на семи языках.

После Исламской революции, произошедшей в Иране в 1979 году, Гугуш была отлучена от публичных выступлений, ее песни запретили слушать. А фильмы с ее участием (свыше 30) были сожжены.

Гугуш удалось покинуть Иран только в 2000 году, она провела концертное турне по всему миру. В 2002 году ее песня «Гарби-ашина» была признана Би-Би-Си самой популярной песней Востока.

Говорят, что еще в раннем детстве Гугуш принял и благословил Папа Римский, а впоследствии познакомиться с ней считали за честь многие государственные и общественные деятели планеты.

Ныне Гугуш живет в США, где продолжает петь и сниматься в фильмах.

Несколько лет назад сотрудник российского посольства в Ташкенте Александр Борисович Кепанов, работавший ранее в Тегеране, узнал о моей давней страсти и подарил мне несколько новых дисков с записями Гугуш. Он и его семья также являются поклонниками таланта этого чудесного музыкального явления. Так что, «когда поет красавица Гугуш», у нас в семье и у многих других на душе становится светлее и чище.

В заключение могу лишь добавить, что в середине «нулевых» годов сотрудники журнала «Белла Терра» попросили специально для них написать материал о моем невольном «соперничестве» с Расулом Гамзатовым. Я написал вышеприведенные воспоминания и отдал их в редакцию. Статья была встречена благожелательно, ее обещали опубликовать в ближайшем номере. Но прошел месяц, год, на мои вопросы редактор сконфуженно отвечала, что текст читают «наверху».

Материал о Гугуш так и не появился, зато вскоре на песенном и поэтическом небосклоне пышным цветом расцвело новое имя - Гугуша. Взяла себе такой псевдоним одна амбициозная и до последнего времени всемогущая особа, записавшая несколько песен. Цену им и правомерность сравнения с выдающейся певицей пусть определит осведомленный слушатель.

Ало Ходжаев

Международное информационное агентство «Фергана»