16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

«Кыргызстан тащат в Таможенный союз, как сломанный поезд»

Глобальные перемены в международных отношениях, вызванные нетривиальными действиями России в отношении Украины, обрушились на Кыргызстан очень некстати. Как раз на рубеже 2013-2014 годов и без того нестабильная внутриполитическая обстановка резко обострилась из-за ситуации с «Кумтором», развала правящей коалиции, отставки премьера Сатыбалдиева и заметной активизации оппозиции. Противники президента Алмазбека Атамбаева предприняли энергичную попытку консолидации своих рядов под эгидой появившегося в феврале этого года «Нового Оппозиционного Движения» (НОД) во главе с депутатом Равшаном Джеенбековым. Некоторые обозреватели даже заговорили о начале в стране очередного «революционного цикла», в результате которого оппозиционные силы, вдохновленные примером киевского Майдана, в конечном итоге сметут нынешнюю власть.

Дополнительным поводом для проведения аналогий с украинскими событиями стало то обстоятельство, что политическая полемика между властью и оппозицией разворачивается во многом вокруг проблемы участия Кыргызстана в евразийских интеграционных проектах. Причем полемика эта с каждым днем становится все острее и охватывает все более широкие слои кыргызстанского общества, где растет обеспокоенность стремлением администрации Атамбаева в ускоренном порядке протолкнуть Кыргызстан в состав Таможенного и Евразийского союзов. И, естественно, возможными последствиями такой спешки, особенно в свете украинских событий. На этом фоне эксперты отмечают резкий пророссийский крен во внешней политике Кыргызстана, выразившийся не только в настойчивых призывах поскорее пустить страну в «евразийский рай», но и в оперативной коррекции позиции Бишкека по украинскому кризису.

Коррекция без потери лица

Поначалу Бишкек, подобно официальным кругам других центральноазиатских стран, фактически хранил молчание относительно событий на Украине. Однако 12 марта, сразу после того, как Янукович, наконец-то, «вышел из подполья» в Ростове-на-Дону, МИД Кыргызстана выступил с весьма резким заявлением, в котором, во-первых, обвинил бежавшего президента в массовых жертвах на Майдане, а во-вторых - заявил о «юридической ничтожности» его легитимности. Кроме того, МИД заявил, что «Кыргызская Республика осуждает любые действия, направленные на дестабилизацию обстановки в Украине. Поэтому считаем неуместным и неадекватным заявление Виктора Януковича, сделанное им 11 марта». Как отмечает политолог Алишер Мамасалиев, «заявление официального Бишкека по ситуации на Украине в публичном пространстве Кыргызстана представители гражданского общества встретили с воодушевлением». А вот Москве, конечно же, такая позиция не понравилась, особенно на фоне вполне лояльного полумолчания-полуодобрения кремлевской политики остальными центральноазиатскими партнерами.

Официального реприманда Бишкеку Кремль, правда, не сделал, но с этой задачей вполне успешно справился один из киргизских политиков, лидер партии «Конгресс народов Кыргызстана», выпускник Высшей школы КГБ СССР и полковник госбезопасности Шамшибек Медетбеков, назвавший заявление МИД «тенденциозным и провокационным» и не совпадающим «с позицией наших союзников по ОДКБ и ШОС», а оценку «действующего президента Украины» - «некорректной и уничижительной». При этом Медетбеков, которого с явным удовольствием цитировали официозные российские СМИ, весьма многозначительно подчеркнул, что такое заявление МИД сделал в тот момент, когда «майданутые» противники президента Атамбаева объединились в новую оппозицию и нацелились на свержение действующей власти Кыргызстана».

Не хотелось бы преувеличивать влияние Медетбекова, да и не в нем, скорее всего, дело. Важно лишь то, что уже в ходе присоединения Крыма произошла существенная коррекция позиции Бишкека. В заявлении от 20 марта МИД Кыргызстана оценил крымский референдум как «волеизъявление абсолютного большинства населения Автономной Республики» и «объективную реальность, какие бы полярные оценки не давались этому референдуму». При этом, правда, была сделана попытка избежать потери лица и сбалансировать явный поклон в сторону Москвы частичным повторением прежних упреков Януковичу: «Кыргызская Республика, как и прежде, придерживается того мнения, что именно непродуманные действия и коррумпированность бывших властей Украины привели к сегодняшнему кризису и гибели десятков невинных людей». Следует также учесть, что нынешняя кыргызстанская власть тоже имеет революционное происхождение, а потому ей неудобно называть новую власть на Украине, скажем, «фашистской хунтой». Кроме того, как отмечает уже упоминавшийся Алишер Мамасалиев, явно раздражившее Кремль заявление от 12 марта было сигналом «нашей несистемной оппозиции, дабы исключить любой прецедент политической реинкарнации свергнутых президентов (Акаев, Бакиев)».

Догоняя «Евразийский экспресс»

Как бы там ни было, но инцидент с заявлением МИДа от 12 марта, которое, по выражению Медетбекова, ставило «под удар позитивную динамику развития кыргызско-российских отношений», был с лихвой компенсирован последующей демонстрацией Бишкеком прямо-таки неудержимого стремления поскорее вскочить в уже якобы стоящий под парами «Евразийский экспресс». Материальными доказательствами такого стремления, видимо, должно было стать превращение киргизского газового оператора «Кыргызгаз» в «Газпром-Кыргызстан», за что «Газпром» выплатил символический доллар, и начало переговоров по приобретению «Роснефтью» половины аэропорта «Манас», откуда, что тоже символично, уже к июлю этого года должны полностью уйти американцы. Кроме того, компании «Русгидро» предоставлено приоритетное право на реализацию важного энергетического проекта «Камбар-Ата», решен и вопрос о продаже России торпедного завода «Дастан». Кыргызстан же отблагодарят инвестициями в гидроэнергетический сектор в объеме около $2,5 млрд и перевооружением армии на сумму в $1,1 млрд.

После майских визитов в Москву премьер-министра Джоомата Оторбаева и президента Атамбаева движение Кыргызстана в сторону Таможенного союза, а в перспективе и Евразийского, получило ощутимое ускорение. Было объявлено о завершении разработки дорожной карты по вступлению в Таможенный союз, в конце мая она была обнародована и поступила на обсуждение в Жогорку Кенеш (парламент Кыргызстана). С будущими партнерами по ТС осталось согласовать примерно 5-6 позиций. Среди них, в частности, судьба двух крупнейших оптовых рынков («Дордой» в Бишкеке и «Карасу» в Ошской области), через которые из Кыргызстана реэкспортируется множество товаров из дальнего зарубежья, прежде всего, из Китая, что позволяет держаться на плаву многим тысячам жителей Киргизии.

При вхождении в ТС Кыргызстан рассчитывает добиться для себя целого ряда преференций, начиная с согласия партнеров на создание свободных экономических зон, то есть на сохранение беспошлинными тех же оптовых рынков, и кончая введением льготного режима пребывания киргизских трудовых мигрантов в странах ТС. The Financial Times писала по этому поводу: «В случае вступления в объединение во главе с Кремлем Кыргызстану придется ввести пошлины на товары из Китая, которые сейчас ввозятся беспошлинно. Киргизы покупают их и перепродают России дороже. Однако президент Атамбаев надеется, что его страна сможет присоединиться к Таможенному союзу на своих условиях и Россия даст ей гарантии безопасности и экономической выгоды».

Однако, как отмечали эксперты, представители ТС «отнюдь не спешили соглашаться с претензиями Бишкека, указывая на то, что данные требования выходят за рамки таможенных договоренностей». Да и сейчас, например, Казахстан проявляет мало энтузиазма относительно исключений для Кыргызстана. Назарбаев всегда предостерегал от поспешности в расширении евразийского интеграционного проекта. Что-то похожее доносилось время от времени и из Москвы. Но сейчас об этом там стараются не упоминать. Более того, по мнению ряда специалистов, толерантность Кремля в отношении «исключительных» требований Бишкека значительно повысилась – еще одно доказательство того, что для Кремля в проекте Евразийского союза экономика не является главным стимулом. Что бы ни говорил Путин об исключительно экономической природе будущего ЕАЭС, здесь гораздо важнее геополитическая и военно-стратегическая перспективы. О чем, кстати, не так уж мало российских политологов, публицистов и просто политиков говорят совершенно откровенно. Это, в общем-то, отлично понимают и в Кыргызстане. Так, например, бишкекский эксперт Шерадил Бактыгулов уверен, что интеграция со странами ТС значит намного больше, чем облегчение режима торговли: «Вопрос вступления Кыргызстана в Таможенный союз выходит за рамки торгового союза. Таможенный союз должен стать основой создания в январе 2015 года Евразийского экономического союза. Поэтому членство Кыргызстана означает больше, нежели просто торговля с Белоруссией, Казахстаном и Россией. Очевидно, что дискуссии и действия вокруг Таможенного союза не ограничиваются только экономическими целями и задачами».

А потому чем больше постсоветских стран туда удастся интегрировать, тем лучше для Кремля. А лично для Путина – еще и престижнее, как внутри страны, так и для того, чтобы «утереть нос» Западу в нынешних неуютных обстоятельствах. Отсюда и быстрое дозревание Кыргызстана до критериев полноценного члена евразийских интеграционных объединений (в Бишкеке обещают дозреть уже к 2015 году).

Вместо убеждения – шельмование

Администрация Атамбаева и правительство развернули в стране крупномасштабную пропагандистскую кампанию за вступление в Таможенный Союз и ЕАЭС. При этом, правда, основной упор делается на некие общие благоприятные перспективы, которые страна получит от членства в этих объединениях, а также на отсутствие какой-либо продуктивной альтернативы. Без излишней детализации особенно в тех вопросах, которые касаются негативных последствий от участия Кыргызстана в евразийской интеграции. Одновременно общественности как внутри страны, так и за рубежом, стараются внушить, что в Кыргызстане за участие в евразийском проекте выступают едва ли не все поголовно. Вместе с тем даже поддерживающие интеграционную линию эксперты и СМИ отмечают, что, несмотря на проводимую властями пропагандистскую кампанию, не удалось в полной мере донести до населения плюсы и минусы предстоящего вхождения в Таможенный союз. Практически отсутствует коммуникация с противниками ТС: вместо убеждения власти либо игнорируют противников, либо обвиняют их в работе на Запад.

Однако до поголовного одобрения членства Кыргызстана в ТС и ЕАЭС очень далеко. Еще в декабре 2013 года с участием экспертов из центральноазиатского института свободного рынка, активистов ряда политических партий и движений было создано движение «Кыргызстан против Таможенного союза», деятельность которого со временем стала привлекать к себе все больше внимания. Оппоненты ТС и ЕАЭС сразу же предъявили властям основные претензии в плане самих методов продвижения Кыргызстана к членству в этих интеграционных объединениях: попытки засекретить сам процесс; неоправданная поспешность, нежелание детально обсудить с экспертами и обществом в целом все плюсы и минусы присоединения к евразийской интеграции; отказ от демократических процедур при принятии судьбоносных для страны решений; шельмование, а то и полицейское преследование оппонентов.

Так, в частности, противников вступления в ТС возмутило, что итоги майских переговоров о вступлении Кыргызстана в Таможенный союз не получили должной огласки. К примеру, представительница движения «Кыргызстан против Таможенного союза» Аида Алымбаева тогда резко осудила тот факт, что дорожная карта о вступлении в союз получила гриф «только для служебного пользования». А представитель партии «Реформа» Мирсулжан Намазалиев подчеркнул, что правительство уж слишком спешит с вступлением в Таможенный союз: «Судя по всему, к Большому соседу устремился не только министр экономики, но и глава государства, и глава правительства. Складывается впечатление, будто наши лидеры не сумели что-то противопоставить прямому приказу… Ожидается, что многие вопросы получат огласку. Поэтому они стараются максимально тайно принять документ, чтобы избежать народного недовольства».

В заявление движения «Кыргызстан против Таможенного Союза» от 7 мая говорилось: «Покажите нам на цифрах, что Кыргызстан приобретает от вхождения в ТС? Рекламируйте, продвигайте! Но вместо этого, на любой аргумент «против» выливается ушат грязи на оппонента, шельмование в прессе, обвинения в национализме, американизме и так далее… Приходится констатировать грустный факт. И президент страны, и правительство, и парламент находятся словно в оцепенении в вопросе Таможенного Союза. Совковый менталитет безответственности, да еще и подкрепленный «комплексом младшего брата», позволяет им вверить решение экономических (а значит и политических) вопросов в руки «старшего брата». Вот войдем в ТС и заживем! Дешевый керосин будем иметь - Россия поможет! Ничего, что реэкспорт прекратится из Китая, он и так на убыль шел! Потом и ответственность можно не нести - можно будет все валить на Путина, на «проклятый Запад», - только не отвечать самим. Вступая в ТС, наши нынешние правители расписываются в своей полной политико-экономической несостоятельности. Они только опять недооценивают народ, который не будет молча наблюдать за повальным повышением цен, закрытием крупнейших рынков и тому подобным. Не доводите народ до бунта, так как третьей революции наша страна может уже не выдержать».

Сразу же после оформления в феврале этого года «Новое оппозиционное движение» активно подключилось к кампании против вступления в ТС, опять же указывая на поспешность при принятии решений. Равшан Джеенбеков, возглавивший НОД и парламентскую группу «Демократы», заявил тогда, что «нельзя вступать в Таможенный Союз, не сделав полный расчет». НОД потребовала вынести на референдум вопрос о вступлении в ТС. «Мы должны со всеми иметь взаимовыгодные отношения. Однако Кыргызстан все передает даже не России, а Кремлю. Мы не согласны с такой позицией», - заявил Джеенбеков.

Противники вступления в ТС и ЕАЭС появились и в парламентских фракциях партий «Ата-Журт», «Республика» и «Ата-Мекен». При этом особое недовольство вызывал опять же келейно-бюрократический порядок принятия решений. Так, на днях лидер фракции «Ата-Журт» Жылдызкан Джолдошова заявила: «Если Белоруссия, Казахстан и Россия уже приняли «дорожную карту» по вхождению Кыргызстана в ТС, то в парламент ее принесут только для того, чтобы принять формально? Я не понимаю этого. Если вопрос уже решен, зачем нести материалы парламенту? Я думаю, ответственность за вступление в Таможенный союз, если оно окажется невыгодным для Кыргызстана, будут нести те люди, которые приняли решение без парламента». Подчеркнув, что Кыргызстан после вхождения в Таможенный союз станет «бедным родственником» для других членов этого альянса, депутат Джолдошова заметила: «Наша страна все равно во многом будет проигрывать. Мы не вырастили сильных кадров. Экономику определяют кадры, и если мы станем членом ТС, а позже и ЕАЭС, то наши граждане также будут подметать улицы, работать грузчиками и выращивать хлопок. Определенные люди могут работать на высокооплачиваемой работе, но таковые составляют малую часть населения. Конечно, это обидно, но мы сами виноваты в том, что не смогли поднять государство и вырастить у себя сильные кадры».

Политические угрозы экономической интеграции

Не буду подробно останавливаться как на приводимых в нынешних дискуссиях чисто экономических аргументах «за» вступление Кыргызстана в ТС и ЕАЭС, так и на аргументах «против». Это тема для отдельной статьи. Следует лишь отметить, что в своих, скажем так, дискуссиях с противниками интеграции власти далеко не всегда прибегают только к экономическим аргументам. Так, в частности, политолог Табылды Акеров утверждает, что «правительство пыталось ухудшить положение дел на рынках «Дордой» и «Кара-Суу», чтобы вынудить бизнесменов согласиться со вступлением в Таможенный союз». В результате у работающих на рынках предпринимателей, которые изначально выступали против ТС и «могли устраивать акции протеста, митинги, не давая покоя власти», не осталось «другого выхода, кроме того, чтобы согласиться с решением о вступлении в союз». Так поступил, например, президент ассоциации «Дордой» Аскар Салымбеков, до этого к членству в ТС относившийся, мягко говоря, скептически.

Кроме того, даже ряд провластных СМИ слегка пожурил власти за «перегибание палки» во время майских манифестаций противников вхождения в ТС – дескать, милиция предоставила оппозиции «замечательный повод, чтобы заявить о «возрождении тоталитаризма», «гонении на свободу слова» и так далее», что в итоге может «способствовать радикализации протестной группы». Наблюдатели также отметили, что во время первых парламентских слушаний по вступлению Кыргызстана в ТС, начавшихся 20 мая, правительство и аппарат президента смогли собрать в парламенте такой состав экспертов, представителей различных ассоциаций и союзов, который обеспечил доминирование на мероприятии «сторонников интеграции».

Наконец, необходимо сказать об угрозах суверенитету и независимости Кыргызстана, которые, по мнению оппозиции, возникают в связи с грядущим вступлением страны в ТС и ЕАЭС. Особенно в свете украинских событий. В этой связи в одном из обращений движения «Кыргызстан против Таможенного союза» говорится: «Агрессия России по отношению к Украине должна заставить страны постсоветского пространства задуматься о своей независимости. Вступление Кыргызстана в Таможенный союз воспринимаем как поспешное и необдуманное решение». Выступая 5 мая в Бишкеке на манифестации против участия Кыргызстана в инициированных Кремлем объединениях, организатор акции Гульзада Медралиева заявила: «Мы специально собрались в день Конституции, поскольку в Основном документе прописано, что необходимо сохранить независимость нашей страны. Это считается нашей главной ценностью. Нас заставляют вступить в Таможенный союз. Однако те страны, которые вступили в него, сообщают, что они теряют экономическую и политическую независимость».

ТС и ЕАЭС – спасение для Атамбаева?

По мнению оппозиции, наряду с национальной независимостью членство в ТС и ЕАЭС подвергает угрозе демократическое устройство Кыргызстана, хотя бы в силу того, что эти интеграционные объединения на данный момент состоят сплошь из авторитарных режимов, в то время как Кыргызстан – «единственное в Центральной Азии демократическое государство». В частности, Равшан Джеенбеков неоднократно заявлял, что «ни под каким предлогом нельзя вступать в организацию, созданную авторитарными режимами, и потворствовать России».

Угрозы, которые евразийская интеграция несет суверенитету Кыргызстана и кыргызстанской демократии, оппозиция, провозгласившая своей главной целью восстановление парламентской республики, тесно увязывает со своей главной претензией к нынешней власти: «Мы вернулись в бакиевское время. На месте одного дракона появился другой, и его зовут Алмазбек Атамбаев. Мы считаем, что он не повторил только две ошибки Бакиева: президент пока не убивает политиков, и его семья еще не вмешивается в дела государства. В остальном правление Атамбаева не имеет никакого отличия от бакиевского режима. Наша цель — остановить авторитаризм Атамбаева, его старания установить диктатуру в Кыргызстане. Мы хотим укрепить и развивать парламентаризм», - заявлял Равшан Джеенбеков.

Интересно, что схожими характеристиками правление Атамбаева не так давно описывали некоторые российские эксперты, в частности, Александр Князев: «Кадровая политика Атамбаева в плане регионально-клановых предпочтений еще более сужена, нежели попытки Акаева что-то как-то сбалансировать или стремление Бакиева опираться хотя бы на южан… Принцип один - личная преданность. Критерий, кстати, в котором так легко ошибиться».

Правда, тогда упомянутые российские эксперты, указывая на тесные связи Атамбаева с Турцией, общую ориентированность его окружения на Запад, предрекали, что он будет пытаться укрепить свою личную власть, «обманув Россию» и, грубо говоря, «сдав» Кыргызстан США. Сейчас ряд киргизских экспертов и киргизские оппозиционеры считают, что президент, напротив, будет решать эту задачу с помощью Кремля. Вот, например, мнение Табылды Акерова: «Из-за некомпетентности Атамбаева и политической элиты Кыргызстан тащат в Таможенный союз, как сломанный поезд. По-моему, во вступлении в Таможенный союз в первую очередь заинтересованы Атамбаев и его аппарат. После вступления в Таможенный союз у них появится предлог, касающийся новых политических реалий, чтобы внести изменения в Конституцию. Потому что небольшое изменение в Конституции гарантирует Атамбаеву второй президентский срок. А аппарат пытается для этого превратить Жогорку Кенеш в «карманный» парламент… Если в будущем Жогорку Кенеш превратится в «карманный» парламент, то появится возможность для внесения изменений в Конституцию. После вступления в Таможенный союз увеличится количество пророссийских политиков. Кыргызстан превратится в страну-марионетку».

Бактыбек Бешимов из Центра международных исследований MIT тоже достаточно категоричен: «Мрачными экономическими перспективами Атамбаев ускорил смещение Кыргызстана к России, чтобы обеспечить свое собственное политическое будущее. Из-за своих действий он движется по тонкой грани между суверенными интересами Кыргызстана и неоимперской политикой Кремля».

Непривычно сильный пророссийский крен, отчетливо наметившийся во внешней политике Кыргызстана в последнее время, безусловно, будет активно использоваться оппозицией против Атамбаева и его окружения. Однако при этом не следует видеть в нынешней оппозиции, в частности, в НОД исключительно демократов-идеалистов. В этой организации немало хорошо известных политических персонажей, аффилированных, как это, увы, характерно для Кыргызстана, с вполне определенными регионально-клановыми структурами. В их числе есть и фигуранты, проявившие себя как не самые умеренные националисты. Например, Камчыбек Ташиев, Азимбек Бекназаров и другие.

Как и в ряде других постсоветских стран, украинские события вызвали у определенной части титульного населения Кыргызстана некие размышления насчет роли живущей в стране русскоязычной общины (около шести процентов населения). Вот что, пожалуй, является самым гадостным последствием путинской защиты «зарубежных соотечественников». Все это очень опасно, особенно в такой нестабильной стране, как Кыргызстан. Да еще в том случае, если правы эксперты, утверждающие, что там начался очередной революционный цикл. Но это опять отдельная тема…

Издержки однобокости

В Кыргызстане все чаще говорят об однобокости внешней политики страны и даже об отказе от традиционной центральноазиатской многовекторности. Обращается внимание и на тот факт, что республика отказывается от ранее инициированных ею важных энергетических и инфраструктурных проектов с другими странами, такими как, например, строительство нефтеперерабатывающего завода совместно с Азербайджаном мощностью два миллиона тонн в год, который должен был быть запущен в 2013 году. Также значительно затормозилась работа по строительству железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Другой вопрос, что строительство этой дороги вызывало у многих в Кыргызстане опасения насчет возможности поглощения страны Китаем. Но в любом случае однобокая внешняя политика несет в себе риски не только попадания в экономическую зависимость и потерю суверенитета, но и дальнейшего технологического и культурного отставания от передовых стран.

Михаил Калишевский

Международное информационное агентство «Фергана»




Новости партнеров