16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

В газовом конфликте Кыргызстан рассчитывает на Россию и Таможенный союз

Фото с веб-сайта Flickr

В последние месяцы руководство Кыргызстана предприняло ряд дипломатических шагов, направленных на ускорение экономического развития страны и укрепление взаимоотношений с другими государствами. Тем не менее, две важные проблемы, связанные с внешнеэкономической политикой, остаются нерешенными, причем решение одной из них больше зависит от позиции России.

Весной президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев подписал несколько соглашений, которые могут позитивно повлиять на развитие экономики страны. В первую очередь, это договоренности с Владимиром Путиным в Астане о создании специального Фонда размером в один миллиард долларов, которые пойдут на поддержку кыргызстанских предпринимателей, пожелавших выйти на рынки стран Таможенного союза. Первоначально предполагалось, что в фонд будет вложено лишь 500 миллионов долларов, однако по инициативе Атамбаева его объем был увеличен более чем вдвое. Плюс к этому удалось договориться о выделении гранта, по сути – подарка, в размере 200 миллионов долларов, призванного облегчить Кыргызстану процесс вступления в Таможенный союз (переоборудование системы охраны границы, системы таможенного контроля и прочей инфраструктуры).

На этом фоне скромно смотрятся соглашения с турками о том, что на турецкие гранты будет полностью перестроен и реконструирован Государственный исторический музей в центре Бишкека, однако и 15 миллионов долларов на эти цели, о которых договорился Атамбаев во время визита в Турцию, – немало. Кроме того, Турция сделает большой взнос в фонд «Иман», главной целью которого является гармонизация религиозной ситуации в Кыргызстане. Ведь многие проблемы с религиозным экстремизмом возникают оттого, что у общества нет средств на обучение имамов, издание религиозной литературы и так далее. А экстремистское подполье находит у зарубежных спонсоров средства на тиражирование своих материалов. И поэтому развитие и укрепление традиционных религиозных направлений становится проблемой всего общества. Ее и призван решать этот фонд.

Тем не менее, нерешенные проблемы остаются. Одна из них – золоторудное месторождение Кумтор, где работают канадские инвесторы, по которому не слишком решительное правительство Джоомарта Оторбаева никак не может определить свою позицию.

Вторая проблема – газовая. Уже два месяца Узбекистан не поставляет газ в южные регионы Кыргызстана. Президент Атамбаев вынужден был заявить, что часть оставшихся без газа районов может быть переведена на сжиженный газ, который, конечно, будет дороже, но это лучше, чем ничего.

Отключение газа соседям Узбекистан практиковал и раньше, причем стремился выбрать для этого наиболее холодное зимнее время, обычно декабрь, чтобы сделать покупателей более сговорчивыми в ходе переговоров по цене. Однако сейчас вопрос цены вообще не обсуждается, как не идет и речь об отключении за долги. Ташкент не хочет перезаключать договор о поставках, срок действия которого истек в апреле, и просто игнорирует все обращения кыргызстанской стороны, отказываясь рассматривать письма из Бишкека.

Нужно отметить, что недавно парламент Кыргызстана ратифицировал сделку по продаже «Газпрому» компании «Кыргызгаз» со всеми ее сетями за символический один доллар. Реально же газовая компания была обременена значительным долгом, который теперь стал головной болью россиян. Разумеется, в том числе за счет сбора дебиторской задолженности. Но учитывая, что у компании «Кыргызгаз» много таких долгов, взыскать которые просто не представляется возможным (фирмы-банкроты и так далее), российскому газовому гиганту явно придется вкладывать свои средства. Кроме того, «Газпром» намерен серьезно вложиться в реконструкцию газотранспортных сетей. И, наконец, россияне берут на себя обязательства по бесперебойному снабжению Киргизии топливом.

В связи с этим последним пунктом резко активизировалась кыргызстанская оппозиция: вот, мы продали россиянам компанию, и газ на юге исчез! Сторонники бывшего спикера парламента Ахматбека Кельдибекова, арестованного за махинации с государственными средствами, перекрыли автодорогу Ош-Иркештам и заявили, что на самом деле Кельдибеков арестован за то, что возражал против продажи «Кыргызгаза».

Делегация «Газпрома» во главе с заместителем председателя правления Александром Медведевым уже посетила Ташкент, однако, судя по отсутствию результата, ни о чем пока не договорилась. В связи с этим в кыргызстанской прессе обсуждаются самые разные версии по поводу того, чего именно добивается южный сосед: начиная от версии «мести за продажу Кыргызгаза» (хотя узбекам-то какая разница, кому компания принадлежит?) до стремления потребовать от Киргизии «коридор» до узбекского анклава Сох.

Собеседник «Ферганы» в киргизском правительстве высказал более реалистичную, на наш взгляд, версию. Естественно, в Ташкенте понимают, что никто «Кыргызгаз» забирать обратно у «Газпрома» не станет, да это Узбекистану и не надо. Нужно иное. Уже до конца нынешнего года может начаться строительство новой крупной ГЭС на реке Нарын – Камбар-Ата-1. И вот это очень беспокоит Ташкент, который резко возражает против новых гидроэнергетических проектов в Кыргызстане и Таджикистане. А поскольку рычаги давления на Бишкек ограничены, схватились за газовый вопрос. Но Кыргызстан, начавший процесс присоединения к Таможенному союзу, ожидает, что не останется один на один с давлением извне и что возможностей давить на него, как это происходило раньше по ряду вопросов, теперь у Узбекистана станет меньше.

Один из комитетов кыргызстанского парламента на днях рекомендовал ограничить поставку воды в Узбекистан. Ученый-гидроэнергетик из Бишкека Владимир Липкин полагает, что это и технически мало реализуемо, и крайне опасно в политическом плане. Вот что он заявил «Фергане»: «Во-первых, значительная часть каналов обслуживает как Узбекистан, так и Кыргызстан одновременно. Получится, что мы перекроем воду сами себе. Можно теоретически ограничить сток в Большой наманганский канал, но водохранилище на Уч-Курганской ГЭС очень сильно заилено, там негде собирать воду. ГЭС работает, как говорится, на притоке: сколько воды пришло, столько должно и уйти. В результате эта вода все равно попадет в Узбекистан, пусть даже пользы для его сельского хозяйства от нее будет меньше. Вместе с тем, мне кажется большой ошибкой вообще играть в эти игры. В конце концов, без использования газа человечество жило тысячи лет, пусть это сегодня и неудобно. А вы попробуйте хоть три дня обойтись без воды! Даже шариат запрещает тем, кто живет выше по течению, не давать воду для полива тем, кто ниже. Если под угрозой гибели окажется урожай в Узбекистане, руководство этой страны может пойти на самые резкие меры. Нужно искать другие пути».

И, судя по всему, такие пути воздействия действительно существуют. Их могут использовать россияне, которые твердо намерены реализовать совместный проект по строительству Камбар-Аты-1. Как известно, ежегодно трудовые мигранты из Узбекистана переводят на родину миллиарды долларов. Этот поток перекрыть куда проще, чем какой-нибудь оросительный канал. А последствия для Узбекистана могут оказаться по-настоящему катастрофическими. Но ведь, демонстративно отказываясь подписать договор по газу, Ташкент невольно наносит удар по имиджу и позициям России во всем регионе. Это тоже следует принять во внимание.

В правительстве Кыргызстана полагают, что до начала отопительного сезона проблема переговоров с Узбекистаном в любом случае решится. Тем более, уже сейчас китайские проектировщики приступили в Алайском районе Кыргызстана к подготовительным работам по осуществлению крупного газового проекта, в котором заинтересованы как Кыргызстан, так и Узбекистан. Речь идет о строительстве газопровода из Туркменистана через Узбекистан и юг Кыргызстана в Китай. Газовую проблему Киргизии он не решит, поскольку стоимость топлива будет довольно высокой (порядка 370 долларов за тысячу кубометров). Однако за 30 лет работы проекта он позволит получить порядка двух миллиардов долларов просто за транзит газа, и значительные средства на этом заработает Узбекистан. Поэтому экономические реалии вынудят его подписать соглашение. Как говорится, худой мир лучше доброй ссоры.

Александр Травников

Международное информационное агентство «Фергана»