16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Пакистанский ответ на узбекский вопрос. Исламабад объявил войну ИДУ

Пакистанские силы безопасности проводят боевиков перед журналистами после операций в округе Хайбер, когда войсками был убит 61 боевик и арестовано 87 человек, в том числе узбеков. 2009 год. Фото Reuter, отсюда

Почти месяц назад армия Пакистана начала полномасштабную военную операцию по ликвидации баз боевиков в Северном Вазиристане. Операция получила название «Разящий меч пророка» (Zarb-e-Azb, или The Strike of the Prophet Muhammad’s Sword) и проходит в два этапа: сначала были две недели воздушных налетов, а 30 июня началась наземная операция.

Поводом для операции стало нападение боевиков на международный аэропорт Пакистана «Джинна» (Карачи), ответственность за которое взяли на себя ИДУ (Исламское движение Узбекистана) и «Техрик-э-Талибан Пакистан». 9 июня группа боевиков проникла в здание аэропорта под видом персонала, используя поддельные удостоверения личности, забросала гранатами здание терминала и открыла огонь. В ходе военной спецоперации погибли 38 человек, в том числе десять террористов. У погибших боевиков были найдены ракетная установка и несколько автоматов. На следующий день несколько боевиков напали на лагерь военных у аэропорта Карачи, но их атака была отбита.

Беря на себя ответственность за нападение, ИДУ заявило: «Это месть за убийства мирных жителей, женщин-мигранток и их детей. Это месть за насилие коррумпированного правительства Пакистана… Джихад уже идет на территории Афганистана, но должен быть распространен на территории Пакистана, и бороться нужно всей мусульманской уммой, а не только усилиями нескольких человек или групп». В заявлении ИДУ говорилось, что нападение на аэропорт было актом возмездия за бомбардировку Северного Вазиристана со стороны военных: тогда погибло более 60 боевиков, в основном, узбеки.

Открытое и явное участие ИДУ в пакистанских терактах спровоцировало волну вопросов, касающихся присутствия «Исламского движения Узбекистана» на территории Северного Вазиристана. Местные и мировые СМИ стали акцентировать свое внимание на узбекской составляющей террористического альянса боевиков.

Узбеки в Мираншахе

Описывая воздушную атаку на Мираншах (административный центр Северного Вазиристана), местные СМИ ссылались на слова военных, которые сообщали о большом количестве убитых узбеков среди террористов. Так, Saudi Gazette писала, что 5 июля во время авианалета на Мираншах были убиты десятки узбекских и местных повстанцев. «Уничтожены пять укрытий террористов, серьезный склад оружия и боеприпасов, убиты десятки террористов, большинство из которых - узбеки».

The Express Tribune уточняет, что было убито 386 боевиков. Представитель военных рассказал, что на окраинах Мираншаха до сих пор происходят инциденты: стрельба, взрывы, обнаруживаются мины.

Тhe Nation цитирует старшего военного офицера, который сообщил: «В ходе поисковых операций сил безопасности были найдены литература и флаги различных международных боевых организаций», в том числе ИДУ, ИДВТ (Исламского движения Восточного Туркестана), организаций уйгуров и так далее. В ходе поисковых работ была найдена литература на неизвестных языках».

Хотя официальные СМИ сообщают, что «иностранные боевики сделали из местных жителей заложников», и местные жители приветствуют спецоперацию, «охотно помогая военным в ликвидации боевиков», - сотни тысяч гражданских снялись с мест и перебрались в город Банну (соседняя пакистанская провинция Хайбер-Пахтунхва) и в Белуджистан.


Административное деление Пакистана

Как пишет Eurasia Review, к 4 июля число вынужденных переселенцев из Северного Вазиристана составило 570 тысяч человек, в том числе 240 тысяч детей. В отчетах говорится и о том, что после интервью с жителями Северного Вазиристана стало очевидно: в результате бомбовых ударов убито несколько боевиков, но «основные жертвы были среди гражданских».

The Express Tribune отмечает, что о переселенцах, которые перебрались в город Банну, «должным образом заботятся в лагерях, организованных правительством».

Потоки беженцев из Зоны племен идут не только в соседние провинции: Panorama сообщает со ссылкой на Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, что порядка 77 тысяч беженцев из Пакистана уже пересекли границу с Афганистаном.

ИДУ в Зоне племен

Нужно пояснить, что такое Зона племен в Пакистане. Это Федерально управляемые племенные территории (FATA) на северо-западе страны, на границе с Афганистаном. Зона племен разделена на семь административных агентств (в том числе Северный и Южный Вазиристан) и шесть пограничных районов. Согласно Конституции Пакистана, на Зону племен не распространяется юрисдикция пакистанских судов. Она не входит в состав какой-либо провинции страны, сама тоже провинцией не является. Административный центр территорий - город Пешавар, который одновременно является столицей соседней провинции Хайбер-Пахтунхва.


Карта административного деления Зоны племен (FATA)

Многие аналитики, говоря о Зоне племен сегодня, видят в ней рассадник и гнездо международного терроризма. Так, Тhe Diplomat пишет: «Более десяти лет Северный Вазиристан остается убежищем для местных и международных террористических организаций. Там планируются и оттуда осуществляются смертельные атаки на главные цели в Афганистане и Пакистане. Многие видят в Северном Вазиристане эпицентр терроризма. Боевики использовали эту территорию как штаб-квартиру для планирования и координации большинства терактов, унесших жизни 50 тысяч пакистанцев, в том числе 5000 сотрудников служб безопасности, и принесших более 1 млрд долларов финансовых потерь».

Активность узбекских боевиков в Пакистане отмечается с 1990 года. Возникшее в 1996 году Исламское движение Узбекистана (ИДУ), которое руководит боевыми действиями этнических узбеков в Пакистане и Узбекистане, ставит своей целью свержение режима Ислама Каримова и установление там исламского государства. Как отмечал еще осенью 2013 года портал Central Asia online, тысячи боевиков ИДУ, которые ранее находились в округах Моманд, Баджаур, Хайбер и Оракзай на федерально управляемой территории племен, начали использовать Северный Вазиристан в качестве «центральной площадки». По оценкам аналитиков портала, в Пакистане и Афганистане действуют три-четыре тысячи (по другим данным - около пяти тысяч. – Прим. ред.) боевиков из Средней Азии (узбеки, таджики, туркмены, киргизы, уйгуры).

Размышляя, как узбекские боевики могли оказаться в Северном Вазиристане, The Nation задает несколько вопросов.

«Военные, видимо, обнаружили [в Северном Вазиристане во время спецоперации] большое количество иностранных боевиков и их убежищ. Если исходить из того, что они говорят, то можно подумать, что сопротивление во время наземной операции было незначительным: пять укрытий боевиков, многочисленные террористы убиты в субботу армией, причем утверждается, что это были, в основном, узбеки. Но где и когда наши территории начали принимать у себя такое огромное количество узбеков?

Оказывается, там была даже отдельная местность, которую жители называют «Узбекским Вазиристаном», где и названия все на узбекском языке. Это было известно? (речь идет о записи в твиттере бывшего сотрудника ISI (Inter-Services Intelligence, пакистанской межведомственной разведки) Асада Мунира (Asad Munir) от 25 июня: «В Мосакай, деревне в районе Мир Али Северного Вазиристана, так много узбеков, что она больше известна как «Узбекистан»; цитируем по EurasiaReview - Прим. ред.) Тогда почему власти были так удивлены, обнаружив, что большинство напавших на аэропорт в Карачи были узбеками? У нас нет общей границы с Узбекистаном, и боевики должны были переходить две границы, прежде чем попасть к нам. Столь массовую миграцию через границы на значительное расстояние должны были мгновенно засечь радары разведки…

Не секрет, что Северный Вазиристан принимает большое количество иностранных боевиков из Аль-Каиды, ИДУ, Исламского движения Восточного Туркестана. Но за одну ночь целый регион не может стать «узбекским», и узбекское присутствие вызывает вопросы к управлению границами, к разведке; обеспокоенность вызывают каналы финансирования и транспортировки боевиков.

Во время операции «Разящий меч» было убито примерно 400 боевиков, большая часть которых - иностранцы. Еще важнее заметить, что узбекские боевики якобы бежали из Северного Вазиристана в Афганистан и сделали это сразу после того, как было объявлено о военной операции. Тогда с какими узбеками сражаются сейчас наши военные? Может, так говорят специально, чтобы сделать эту войну более осмысленной и не говорить, что пакистанские солдаты воюют против пакистанских же повстанцев? Кто может проверить национальность этих людей? Если они узбеки, то должна быть сеть убежищ между Узбекистаном и Северным Вазиристаном, которую необходимо обнаружить, - иначе можно предположить, что они там пережидают военную операцию и готовятся к возвращению, которое, конечно, без мести не обойдется».

Военный союз ИДУ и «Техрик-э-Талибан Пакистан»

EurasiaReview, анализируя «узбекский вызов» Пакистану, отмечает: «Операция «Меч пророка», в первую очередь, ориентирована на крыло Хафиза Гюля Бахадура (Hafiz Gul Bahadur) движения «Техрик-э-Талибан Пакистан», которое только вышло из мирного договора с правительством, подписанного еще в 2006 году, и Исламского движения Узбекистана. Если «ТТП-Хафиз» стал мишенью из-за собственного ренегатства, то ИДУ преследуют из-за его признания о причастности к нападению на аэропорт Карачи».

С «Техрик-э-Талибан Пакистан» ИДУ сотрудничает давно: лидер ИДУ Тахир Юлдашев предлагал своих 2500 боевиков Байтулле, когда решил поднять оружие против Пакистана. ТТП предоставляла убежище для членов ИДУ в обмен на помощь в борьбе с пакистанскими силами безопасности. Однако подобное сотрудничество было недолгим: Байтулла Мехсуд и Тахир Юлдашев были убиты, и американские атаки в 2009 году заставили ИДУ на некоторое время уйти из региона. Однако вскоре боевики вернулись в Зону племен, а в прошлом году появились сообщения, что ИДУ и Талибан взяли на себя общую ответственность за ряд терактов в Афганистане.

Как отмечают сегодня многие издания, ИДУ и ТТП объединили усилия для организации террористических нападений в Пакистане.

АфТАГ со ссылкой на пакистанских экспертов утверждает, что «Техрик-э-Талибан Пакистан» и ИДУ объединились ради выживания: «Боевики в Пакистане борются за выживание, и им приходится заключать союзы. Но кажется, сегодня эти группы заключили стратегический союз, который, по мнению аналитиков, является единственным для них способом выжить. По словам многих аналитиков, боевикам ИДУ пришлось совершить нападение на аэропорт, потому что ТТП настолько разгромлено, что не в состоянии проводить ничего, кроме мелких терактов смертников. Связь между ТТП и ИДУ представляет собой симбиоз: ИДУ нужны укрытия для его бойцов в Пакистане, а ТТП нужны подготовленные боевики для проведения крупномасштабных нападений. То, что обе группы взяли на себя ответственность за нападение, говорит о том, что каждая из них теряет силу».

EurasiaReview напоминает, что нападение на Карачи не было единственной атакой, в которой принимали участие узбекские боевики: 30 июля 2013 года террористы, среди которых были и узбеки, штурмовали центральную тюрьму в провинции Хайбер-Пахтунхва, тогда более 243 заключенных было освобождено; убито 24 человека, в том числе 12 полицейских и 4 заключенных. 15 апреля 2012 года около 200 террористов, в том числе узбеков, штурмовали тюрьму в городе Банну, освободили 384 заключенных, в том числе одного смертника (приговорен за попытку покушения на бывшего президента Первеза Мушаррафа). 22 мая 2011 года четверо узбекских террористов совершили теракт в Карачи, 18 военных были убиты.

«В ходе операции «Меч пророка» представитель пакистанской разведки сообщил, что во время авиаударов было убито до 150 человек, в первый же день был уничтожен узбекский полевой командир Абу Абдур Рехман Алмани (Abu Abdur Rehman Almani), предполагаемый вдохновитель нападения на аэропорт Карачи. Независимых проверок этих утверждений не было», - пишет EurasiaReview.

Как и во время других пакистанских военных операций против террористических формирований, об операции «Меч пророка» стало известно заранее, и еще до бомбежек начался массовый отток иностранных, особенно узбекских, боевиков с территорий: террористы уходили под видом «вынужденных переселенцев» во время массового исхода гражданских из Зоны племен. Создалась опасность перехода террористов в другие части страны, тем более что границы довольно прозрачны. Навид Халид, высокопоставленный сотрудник разведки, базирующейся в Исламабаде, признал, что «большое количество боевиков ИДУ бежало из Северного Вазиристана и вошло в Белуджистан, спрятавшись там среди торговцев и рабочих. Мы перехватили несколько звонков, из которых стало ясно, что ИДУ предоставил «Техрик е-Талибан Пакистан» смертников, связанных с террористами в Белуджистане, и они планировали новые нападения. Другой чиновник разведки заявил, что «ТТП и ИДУ давно сотрудничают с целью проведения террористических операций», в том числе и в Белуджистане.

Представитель администрации Белуджистана Акбар Хусейн Дуррани, в свою очередь, заявил: «Мы в состоянии бороться с иностранными террористами, все правоохранительные органы нацелены на то, чтобы следить за областями, где живут таджики и узбеки, чтобы не допустить любую террористическую активность (в Кветте, столице Белуджистана, проживает несколько тысяч узбеков и таджиков, а вообще в Пакистане, по оценкам Дуррани, живет около 70 тысяч узбеков. – Прим. ред.). Мы развернули дополнительные военные посты на входах в Белуджистан из Вазиристана, приграничные районы также находятся под строгим наблюдением».

Eurasia Review, размышляя об ИДУ в Пакистане, подчеркивает: «Армейские спецоперации могут принудить ИДУ изменить местонахождение, но Исламское движение Узбекистана продемонстрировало не только свою способность наносить разрушительные удары практически по всей стране, но и сложную сеть связей с другими террористическими формированиями по всему афгано-пакистанскому региону».

Обзор подготовила Мария Яновская

Международное информационное агентство «Фергана»