12 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

В Узбекистане завершается сезон сдачи зерна, фермеры снова в убытке. Почему?

20.08.2014 14:27 msk, Фергана

Экономика Узбекистан Анализ Суд

На снимке: в одном из районов Ферганской области Узбекистана. Фото «Ферганы.Ру», 2004 г.

По оценкам специалистов Иностранной сельскохозяйственной службы при Минсельхозе США, в текущем сезоне фермеры Узбекистана собрали более семи миллионов тонн пшеницы. При этом каждый год Узбекистан импортирует около 2 миллионов тонн зерна и муки высокого качества, преимущественно, из Казахстана. Значит, своей муки не хватает, чтобы прокормить быстро растущее население? Или своя мука - низкосортная и невкусная? Или на самом деле данные узбекских государственных статистиков не отражают реальности, в которой - масса приписок и обмана?

Сухие цифры статистики не скажут ничего ни об этом, ни о том, каким трудом и в каких условиях выращивается в Узбекистане хлеб - один из основных продуктов питания жителей этой страны. Чтобы разобраться, надо пройтись по полям - где-то ухоженным и красивым, где-то заброшенным и неприглядным, надо поговорить с людьми, работающими на селе, а также со специалистами в этой области. Что мы и сделали.

К сожалению, проблемы в отношениях фермерства и государства остаются в Узбекистане не только очень болезненными для властей, но и совершенно закрытыми для публичного обсуждения. Поэтому наши эксперты, справедливо опасающиеся наказания за «вынос сора из избы», остаются анонимными.

РАССКАЗ СВИДЕТЕЛЯ

«Заканчивается сбор урожая зерна, наступает время отчетов. Вот новоиспеченный фермер, что работает лишь первый год, пришел в бухгалтерию местного элеватора. Весной 2014-го он взял в аренду землю, на которой минувшей осенью была посеяна пшеница. Для этого предыдущий арендатор полей получил 4 тонны семян на 7,5 млн. сумов. И вот только сейчас выяснилось, что прошлогодние расходы должен понести новый владелец поля. Молодой человек, для которого данное обстоятельство оказалось полной неожиданностью, попробовал было возражать, но ему не дали сказать и слова.

- Урожай-то именно вы получаете! Значит, все расходы по данному урожаю - на вас! В том числе, пахота, израсходованные горюче-смазочные материалы (ГСМ) и т.д. И стоимость минеральных удобрений!

- Да, минеральные удобрения я сам получал, за это готов уплатить, - соглашался фермер.

- С оплатой за удобрения вы еще подождите, кажется, вы не сможете даже погасить расходы на семена...

Выяснилось, что фермер сдал кондиционных 18 тонн зерна элеватору, за что имеет право получить от элеватора 6,5 млн. сумов расчетных денег. При расчете элеватор удержит стоимость семян в размере 7,5 млн. сумов. Таким образом, фермер не сможет рассчитаться с элеватором даже за семена, и еще останется должен целый миллион сумов!

Какие же другие расходы ждут его? Первое: погашение 3-х процентных льготных банковских кредитов, выделенных по государственной программе на выращивание зерна. Второе: оплата за израсходованные ГСМ в нефтебазу. Третье: за минеральные удобрения - в райхимию. Четвертое: за аренду комбайна для уборки зерна - в машинно-транспортный парк. Далее: за перевозку зерна транспортом - автоорганизациям. В конце концов, надо ведь еще и заплатить налоги, погасить стоимость ядохимикатов, выдать зарплату наемным рабочим...»

РАССКАЗ БАНКИРА

При разговоре молодого фермера с бухгалтером присутствовали и банковские работники, специально присланные сюда, чтобы немедленно прибрать к своим рукам все то, что останется у фермера после расчета с самим элеватором, то есть, с заказчиком. Когда клерки стали свидетелем очередного финансового провала, у них опустились руки. Находясь в расстроенных чувствах, один из банкиров поведал нам истории других фермеров.

«В нашем банке льготные банковские кредиты на выращивание зерна получили семьдесят два фермера. Пока только с 25 фермерами элеватор сделал акт сверки. И из этих двадцати пяти только двое смогли рассчитаться с элеватором, а затем покрыть полученный у нас кредит. У одного - и это большая редкость - хватило денег даже для расчета с райхимией! Он даже рассчитался за нефтепродукты, а потом на него, как хищники, бросились налоговики.

Они попросили, чтобы мы только лишь двадцать минут попридержали в банке «лишние» деньги фермера, и за это время сделали кучу платежных требований на расчетный счет фермера и сняли все его средства. А фермер тем временем ходил довольный, делал про себя расчеты, хотел уже что-то покупать... Пришел через два часа в банк и обнаружил, что от его денег, поступивших на счет, ничего не осталось, - и даже заплакал. Кричал, ругал всех матом, но что поделаешь: он-то должен был всем, вот и забрали по праву...»

Сами банковские работники открыто подтверждают, что многие фермеры являются должниками без надежды когда-то эти долги выплатить. Однако сами ли люди виноваты в сложившейся ситуации? Или повинно правительство, по неумению или из какого-то фантастического вредительства установившее такие правила игры - невыполнимые для сельхозпроизводителя?

СООБРАЖЕНИЯ СПЕЦИАЛИСТА

«Что за система у нас, - восклицал вышеупомянутый незадачливый сельчанин, - многие фермеры почти не работают, распродают все, что попадется под руки: семена, ГСМ, минеральные удобрения, становятся задолжниками перед всеми поставщиками более чем за сто миллионов сумов, и ничего, проходит. К концу года их закрывают, и они уходят спокойно. А ты тут пашешь как вол, хочешь чего-то добиться для своей семьи, а тебя тоже ставят в один ряд с такими. После этого уже пропадет всякая охота работать фермером!..»

Кто такие «многие фермеры», как им удается «не работать» и что значит «закрывают», рассказал нам ташкентский эксперт, хорошо знакомый с ситуацией.

- Те фермерские хозяйства, которые после сдачи урожая по сути становятся банкротами (и таких много), к концу года ликвидируют по решению хозяйственного суда. И суд обычно решает взыскать все долги такого хозяйства с имущества фермера. А никакого имущества у нынешних фермеров практически нет. Многие из них даже жилья не имеют: живут у родителей. В общем, у фермера отобрать нечего, - рассказывает специалист.

- Есть фермеры, которые оставляют несобранный урожай, распродают бензин и удобрения вместо того, чтобы использовать их? Почему?

- Нынче стало буквально своего рода «модой», что многие фермеры посреди сезона все бросают и уезжают на заработки в Россию или в Казахстан. Все это из-за отсутствия экономического интереса. Зачастую лишь в процессе работы они понимают: и при выращивании зерна, и при выращивании хлопка расходов получается больше, чем дохода. В свою очередь, у относительно, так сказать, преуспевающего фермера тоже отбирают все вырученные за урожай средства, и он тоже - хочет, не хочет - становится в один ряд с банкротами.

- Кто такие «преуспевающие» фермеры? Сколько зерна с гектара они получают и сколько денег могут выручить?

- Сегодня в Узбекистане большинство фермеров собирают с поливных земель не более 10 центнеров пшеницы с гектара. К их числу относится и первый герой вашей статьи - молодой фермер, обработавший чужое поле, засеянное прошлой осенью. Вырастив урожай из 4 тонн семян, он сдал на элеватор 18 тонн. Если учесть, что на один гектар выделяют для посева 220-240 килограмм семян, то зерно было посеяно где-то на 17 гектарах земли. Так и получается, что урожая было собрано на гектар где-то по 10 центнеров. А план у того фермера был как минимум 25 центнеров с гектара.

Если исходить из того, что за 18 тонн получилось 6,5 млн. сумов, надо сделать вывод, что пшеница была принята по 360.000 сумов за тонну. И если бы фермер вырастил все плановые 25 центнеров, то он мог бы выручить с 17 гектаров 42,5 тонны зерна и продать его за 15 миллионов триста тысяч сумов.

Такой урожай удается собрать лишь некоторым. Таких я и называю «преуспевающими». Давайте теперь посмотрим, сколько примерно денег надо было подобному фермеру израсходовать, чтобы вырастить такой урожай.

Один гектар пахоты - оплата за аренду трактора - 100.000 сумов, 40 литров дизтоплива - 100.000 сумов. Всего 200.000 сумов. А за 17 га = 3.400.000 сумов. Столько же уходит на предпосевную подготовку земли, на посев, на нарезку после посева. Всего технических работ примерно на 6.800.000 сумов.

Стоимость семян - 7.500.000 сумов. Минеральные удобрения на всю его землю - 6.800.000 сумов. Ядохимикаты - 1.000.000 сумов. Полив, а это ручная работа, - 1.000.000 сумов. Уборка зерна комбайном - 3.400.000 сумов.

Итого: 26.500.000 сумов расходов. Получается 11.200.000 сумов убытков с 17 гектаров при нормальной обработке и при выполнении плана 25ц\га. Вот вам настоящий результат. Вот почему ныне стало «модой» убегать из фермеров.


Слева - заброшенное хлопковое поле, справа - ухоженное поле. Фото «Фергана.Ру», Узбекистан, август 2014 г.

МНЕНИЕ ЭКОНОМИСТА

Возникает вопрос: как при такой калькуляции вообще может существовать сельское хозяйство? Ведь даже при сдаче плановой нормы зерна фермер получает около 30 процентов убытков, а вовсе не прибыль. За счет чего же фермерам удается хотя бы выживать? Кормить свои семьи? Своих наемных работников?..

«Выращивать и зерно, и хлопок сегодня как государству, так и населению невыгодно, - делится мыслями еще один опрошенный нами эксперт. - Но из-за полного отсутствия другой работы в селах люди вынужденно идут в фермеры. И у них одна цель: урезать несколько гектаров земли от площадей, выделенных под посев зерна и хлопка, для своего огорода и засадить это поле для себя, для своих рабочих, овощами. И именно для обработки этого своего «тайного» огорода они обычно используют минеральные удобрения, ГСМ, технику и прочее, предназначенное для выращивания зерна и хлопка.

В предыдущие годы работать так получалось. Но в последнее время власти усиленно борются с фермерами-огородниками. Весной, после того, как фермеры сажают огород, у них проводят инспекцию, «нелегальные» огороды перепахивают и заставляют засеять хлопчатником. После того, как это будет сделано, рабочие таких фермеров, потеряв всякую надежду что-то заработать, обычно сразу бросают работу и уходят куда глаза глядят, пополняя ряды трудовых мигрантов за рубежом или мардикоров (поденных рабочих) в большом городе. Многие фермеры также следуют за ними, оставляя засеянные поля на произвол судьбы.

Поэтому сегодня почти каждый фермер должен всевозможным поставщикам как минимум сто миллионов сумов! Такие задолженности до того вошли в привычку у фермеров, что они даже ничуть не беспокоятся, так как понимают: все бесполезно. Пусть это волнует власти, которые втянули все сельское хозяйство республики в такую безысходность, - считают они».

УСИЛИЯ ВЛАСТИ

Хорошо известно, что в развитых странах сельское хозяйство вообще и фермерство, в частности, пользуется значительной поддержкой со стороны государства. Например, в Соединенных Штатах Америки фермеры составляют всего лишь около одного процента населения страны. Эта группа предпринимателей имеет существенные налоговые льготы, получает прямые субсидии, позволяющие им иметь реальный доход от выращенного урожая.

Как же своим фермерам помогает узбекское государство ?

Согласно распоряжению президента Узбекистана от 6 октября 2008 года, фермеры делятся на следующие категории: зерново-хлопкового направления; животноводческого направления; садоводческого направления; овощеводческого направления; комплексного направления; многопрофильные фермеры.

В их числе, согласно отчетам министерств, только фермерам зерново-хлопкового направления по итогам каждого года Министерство финансов выделяет средства на закрытие определенного количества долгов перед поставщиками - нефтебазами, райхимиями, машинно-тракторными станциями.

«В нашем районе - 300 фермеров зерново-хлопкового направления, каждый из которых, как минимум, должен этим организациям вкупе по 100 млн. сумов, - рассказывает еще один источник «Ферганы.Ру». - Кроме того каждый год по суду закрывают минимум 30 процентов фермеров (на их месте открывают новые фермерские хозяйства). Долги закрытых фермеров тоже висят у поставщиков, а платить никто не намерен. И вот, чтобы покрыть хотя бы такие долги фермеров, по итогам 2013 года министерство финансов выделило фермерам нашего района 2 млрд. сумов. Эти деньги поступают на счета фермеров и тут же как задолженности перекочевывают на счета поставщиков (нефтебазы, райхимии, МТС). Эти организации, в свою очередь, тоже получали материал от других поставщиков, а те поставщики, в свою очередь, тоже должны министерству финансов... Таким вот образом те 2 млрд. сумов через несколько расчетных счетов обратно поступят на счета министерства финансов.

Но проблема даже не в этом. Дело в том, что 2 млрд. сумов в нашем районе, по сути говоря, ничуть не облегчили задачу фермеров. Потому что, к примеру, мое фермерское хозяйство было закрыто в конце 2009 года и тогда у меня осталась непогашенная задолженность на 2,5 млн сумов перед райхимией. В 2014 году на расчетный счет закрытого в прошлом году моего хозяйства министерства финансов целевым образом направило 2,5 млн. сумов, которые мне следовало передать в райхимию. Таким образом, я покрыл задолженность пятилетней давности. И так все эти выделенные на район 2 млрд. сумов ушли на покрытие давно забытых задолженностей. А тут у фермеров на носу новые долги, о которых уже надо думать...», - сетует наш собеседник.

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?

«Как, по-вашему, можно переломить этот порочный круг долгов и банкротств?» - спросили мы эксперта. По его мнению, ситуация разрешима, хотя для этого потребуется провести своего рода «амнистию» для всех реально работающих фермеров.

«Во-первых, надо списать всем действующим фермерским хозяйствам все долги, оплатив их за счет государства. Во-вторых - этим проблемам не будет конца до тех пор, пока государство не установит нормальные закупочные цены на зерно и хлопок, а также иные культуры. Цены должны соответствовать реальным затратам на выращивание урожая и его сбор. Самое главное: от такого отношения больше всего страдает матушка-земля, которая из года в год приходит во все более негодное состояние из-за небрежного, а зачастую попросту идиотского отношения ко всему сельскому хозяйству со стороны руководителей правительства Узбекистана».

От редакции заметим, что, согласно вышеприведенным расчетам, в переводе на доллары узбекский фермер поставляет пшеницу на элеватор по цене примерно в 150 долларов за тонну (по реальному курсу валюты - 120$). В то же время, к примеру, в России, закупочная цена пшеницы составляет примерно 200 долларов/тонна, в США - 290, в ЮАР - 300. В Китае, куда только что слетал бессменный президент Узбекистана Ислам Каримов, в этом году было принято беспрецедентное решение о создании принципиально нового механизма формирования цен на внутреннем рынке зерна. Была отменена корреляция между ценами на сельскохозяйственную продукцию и размерами субсидий, выделяемых правительством производителям.

Теперь, когда цены на зерно станут расти слишком быстро и высоко, правительство КНР будет субсидировать его конечных потребителей. Если же напротив, цены начнут падать, достигнув минимально допустимого уровня, то компенсации от государства станут получать уже сельскохозяйственные производители. В результате китайское государство решит сразу несколько задач: сгладит резкие колебания цен на зерновом рынке и создаст в равной степени благоприятные условия как для крестьян, так и для покупателей их продукции.

Возможно ли такое в Узбекистане? Об этом - в наших следующих статьях.

Подготовил Николай Петров

P.S. Редакция информагентства «Фергана.Ру» просит представителей Совета фермеров Узбекистана прокомментировать данную публикацию. Ведь именно эта организация, созданная указом президента в 2012 году вместо упраздненной Ассоциации фермеров, призвана «защищать права и законные интересы фермерских хозяйств, осуществлять общественный контроль в целях обеспечения принципов открытости, прозрачности и законности при создании и реорганизации фермерских хозяйств, выделении им в долгосрочную аренду земельных участков». Центральный офис этого учреждения находится в Ташкенте, по адресу ул. Равнак, дом 1а. Там же располагается и редакция газеты «Фермер пресс», веб-сайт которой Fermerpress.uz никогда не доступен. А по телефону 371-2682318 нам дозвониться не удалось: трубку никто не брал.

Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА