13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Конституция Туркменистана: Закон, весьма далёкий от жизни

Власти Туркменистана внезапно озаботились совершенствованием Конституции республики, хотя после предыдущих изменений прошло всего шесть лет. Практическая же реализация статей о правах и свободах человека по-прежнему остается предметом неисполнимых мечтаний, а принимаемые регулярно законы не работают.

К примеру, закон об образовании не способствовал созданию хотя бы одной частной школы или частного вуза, зато в прошлом году власти прихлопнули немногочисленные и востребованные частные детсады и образовательные центры.

Единственным громко озвученным результатом закона о СМИ стала газетка Союза предпринимателей и промышленников «Рыскал», которую никто не покупает. Этот же союз, превратившись в карманную партию президента страны, стал единственным образцово-показательным следствием действия закона о политических партиях.

Закон о приватизации частного жилья и вовсе стал фантомом: вступив в силу с 1 января 2014 года, так и не начал действовать, его без объяснений отложили на потом. Таким же фантомом стали и результаты переписи 2012 года, которые власти по какой-то причине засекретили, сделав вид, что ее вообще не было.

Теперь принялись за Основной закон страны. «Именно сквозь призму Конституции мировое сообщество воспринимает Туркменистан как государство, где человек является высшей ценностью общества и государства», - пишет республиканская газета «Нейтральный Туркменистан» (НТ) 9 августа.

Главная забота страны

Своим выступлением на первом заседании Конституционной комиссии 6 августа президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов дал старт новой кампании и расписал действия всех структур по организации выражения массового волеизъявления под восклицания о «совершенствовании конституционных норм», «международных стандартах», «формировании развитого гражданского общества», «упорядочении рыночных отношений», «повышении социальной защищенности», «правовом фундаменте для новых начинаний лидера нации».

В НТ появилась рубрика «Конституционная реформа - дело общенародное», в которой публикуются традиционные пафосно–патетические реляции о невиданных (рядовыми гражданами) сказочных достижениях во всех сферах, особенно в вопросах соблюдения прав и свобод человека под руководством главы государства.

Особенно забавно читать выступления руководителей политических партий и общественных организаций (НТ от 21 августа) на так называемом «круглом столе»: общие слова, накрученные в духе туркменского агентства новостей, «об огромных успехах, достигнутых нашей страной по занятию достойного места среди демократически развитых государств».

Складывается впечатление, что сами выступавшие пока не знают о том, что надо менять в Конституции. Невольно вспоминается бессмертный и актуальный Салтыков-Щедрин: «Я сидел дома и, по обыкновению, не знал, что с собой делать. Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать».

Тем не менее, по стране повсеместно проходят «круглые столы», на которых определяют «дальнейший план конкретных мероприятий по широкому разъяснению активистами актуальных вопросов, связанных с совершенствованием Основного Закона, национальной правовой системы, государственной политики Президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова, значимости инициированных главой государства масштабных преобразований, направленных на дальнейшее процветание нашей любимой Отчизны, идущей уверенной поступью по пути мира, созидания и прогресса, во имя новых свершений в эпоху могущества и счастья».

Многие считают, что предложения о возведении памятников ныне здравствующему второму президенту Туркменистана и озабоченность совершенствованием Конституции находятся в одной связке. Но главное предложение еще не сделано, оно ожидается от представителей счастливого народа, живущего в эпоху могущества и счастья. Например, от «убеленных сединами» женщин, которые вполне могут предложить идею о пожизненном президентском сроке для Бердымухамедова. Это мы уже проходили. Фасончик идеологических граблей остается прежним, только размер уменьшается.

О правах и бесправии

Говоря о реформировании законодательства, ораторы обязательно упоминают необходимость «отразить в конституционных нормах стратегические векторы, связанные с совершенствованием правовой системы государства и общества».

Да какая правовая система! У нас действует тотальная система правового беспредела - мощная индустрия, работающая под хруст денежных купюр. Прав тот, кто больше даст. Без вариантов. Это бизнес-структура, о мощи и размахе которой может говорить даже такой маленький штрих: один из прокуроров туркменской столицы ежемесячно дает своим жене и матери по пять тысяч долларов на покупку золотых украшений.

Улучшать Конституцию можно бесконечно, но если на ее страже будет стоять та же правоохранительная братия, что безнаказанно обогащается, плюет на законы собственной страны, жестоко топчет судьбы людей (достаточно вспомнить только судебные мытарства Игоря Мирзоянца и Оксаны Шлеиной, и таких тысячи), то и эти благие намерения по созданию позитивного имиджа Туркмении в глазах мирового сообщества сведет на нет насквозь коррумпированная правоохранительная «геенна огненная».

Для того чтобы развивать гражданское общество, следует выполнять статьи существующей Конституции и не разорять и запрещать независимые общественные организации, не давить активистов, сделать регистрацию общественных объединений уведомительной, а не бюрократически запутанной и на практике – невозможной, как это происходит с 2003 года. А тем временем сказочница Шемшат Атаджанова из совершенно бесполезного для рядовых граждан Национального института демократии и прав при президенте Туркменистана пишет: «Сегодня общественные объединения в Туркменистане являются одним из быстро развивающихся секторов». Комедия строгого режима…

Впрочем, не могу не согласиться с тем, что отдельные статьи Конституции не соответствуют «современному мировому опыту». Например, возможность выполнения в одном лице полномочий президента и главы правительства. Или что хякимлики (мэрии) являются органами местной исполнительной власти, а не органами местного самоуправления, и хякимы (мэры) не выбираются, а назначаются президентом. Хякимлики, по сути, являются «карательными органами» для граждан и проводниками личных экономических интересов членов правительства и других влиятельных персон.

А самое главное то, что, в отличие от Конституции 1992 года, в современной редакции отсутствует положение о том, что президент «не может получать денежные вознаграждения, за исключением гонораров за произведения науки, литературы и искусства». Но зато появилось дополнение, придуманное предыдущим президентом Сапармуратом Ниязовым в 2006 году и утвержденное в 2008-м, о том, что обеспечение, обслуживание и охрана президента Туркменистана и его семьи осуществляется за счет государства. А «племянников у нас не счесть и всем охота пить да есть»…

Тем временем у многих жителей Туркмении пенсия составляет позорные $42-46. В три раза меньше, чем студенческая стипендия. Не стыдно?

Уж если и приводить статьи Основного Закона в соответствие с реалиями жизни, то их, эти реалии, действительно надо менять! Или создавать один закон для верхов и международного сообщества, другой - для низов, закрепив существующий на практике статус. Так честнее.

Здоровье – только для богатых?

Следующим после правоохранительной системы больным звеном является здравоохранение.

Статья №35 действующей Конституции гласит: «Граждане имеют право на охрану здоровья, включая бесплатное пользование сетью государственных учреждений здравоохранения. Платное медицинское и нетрадиционное медицинское обслуживание допускается на основании и в порядке, установленными законом». Сравним со статьей №40 в Конституции ТССР (1978 год): «Граждане Туркменской ССР имеют право на охрану здоровья. Это право обеспечивается бесплатной квалифицированной медицинской помощью, оказываемой государственными учреждениями здравоохранения: расширением сети учреждений для лечения и укрепления здоровья граждан; развитием и совершенствованием техники безопасности и производственной санитарии; проведением широких профилактических мероприятий; мерами по оздоровлению окружающей среды; особой заботой о здоровье подрастающего поколения, включая запрещение детского труда, не связанного с обучением и трудовым воспитанием; развертыванием научных исследований, направленных на предупреждение и снижение заболеваемости, на обеспечение долголетней активной жизни граждан».

Почувствовали разницу? Современная конституция абсолютно честно качества не обещает. Оно заменено «нетрадиционным медицинским обслуживанием». И это точно и емко отражает нынешние медицинские реалии.

От уровня медицины в «стране абсолютного счастья» приходят в изумление специалисты в Иране, Таиланде, Израиле, к которым обращаются туркменистанцы, пробившись сквозь запреты и заслоны. Иностранные специалисты брезгливо выбрасывают в мусор неверные заключения и результаты дорогостоящих анализов, сделанных туркменскими «врачами». Понятие «туркменская медицина» стало синонимом некомпетентности, а зачастую – преступной глупости и стяжательства.

Профилактические мероприятия отсутствуют как пережиток колониального прошлого. Частная медицина у нас так и не случилась. Платным в государственных учреждениях стало все, за очень редким исключением. Пенсионеры и малообеспеченные не имеют никаких льгот. А цены растут. За последние два года медицинские услуги подорожали в несколько раз и для многих категорий граждан стали недоступными. Причем платить надо как официально – через кассу, так и персонально – в карман врачу. Если человек приходит к терапевту, его заставляют обойти и других врачей – за плату, но, скорее, для «галочки», чем для выявления аномалий. При этом высокие цены не гарантируют качество.

Роды в Ашхабаде обходятся, в среднем, в $400-500, а без дополнительного «стимулирования» медперсонал и к уже «проплаченным» младенцам не подойдет. Многие неимущие роженицы перед началом родов проникают в коридоры и холлы родильных отделений центра матери и ребенка «Эне мяхри» в надежде, что им окажут помощь бесплатно. При благополучном разрешении от бремени они сразу же возвращаются домой, оставшись без наблюдения и присмотра. Вот почему так высока смертность среди молодых матерей и новорожденных, но статистика о ней умалчивает.

Считается, что до 13 лет дети получают бесплатное медицинское обслуживание. Но и это фикция. В лучшем случае, можно сделать лишь некоторые бесплатные анализы.

Анализ на один гормон обходится в $20, а во время обследования необходимо сделать шесть или восемь анализов. Рядовая операция обходится в $400-500, посложнее - от $1000. Кардиологическое обследование стоит, в среднем, $200, а в новом кардиоцентре - уже $500!

И это с учетом страхового полиса. Страховые платежи в этом году взлетели. Безработный человек отныне должен платить не 1 манат в месяц, а 15! То есть, $63 в год.

Два последних десятилетия из медицинской сферы (как и из других) целенаправленно выдавливали специалистов по национальному и языковому признаку, в итоге квалифицированные кадры из Туркмении пополнили больницы других стран, зато на родине возник их острый дефицит. Тотальная коррупция в здравоохранении и единственном в стране мединституте, декоративно-гаремный принцип при подборе и обучении кадров окончательно добили туркменскую медицину (наличие отдельных профессионалов не влияет на общую картину).

Это безобразие началось при Туркменбаши и расцвело в последние годы. Медработниц в престижные старые и новые медицинские учреждения отбирают не по профессиональным качествам, а по возрастному и экстерьерному признакам: не старше 35 лет, приятная внешность, стройная фигура и грудь определенного размера.

Стажировки и продвижение по службе доступны лишь туркменам-текинцам («Текинцы – одно из самых многочисленных и влиятельных туркменских племен. Последние два десятилетия должны быть отнесены к торжеству ахал-текинского клана. Именно его представители составляли костяк администрации первого президента, текинца Сапармурата Ниязова, вытеснив представителей прочих племен. Доминирование представителей племени сохранилось и после смерти Туркменбаши в декабре 2006 года. Этническим текинцем является второй президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, выходец из Геок-тепинского района. По подсчетам экспертов, в настоящее время текинцы контролируют 3/4 высших государственных постов, 90% силовиков являются текинцами, преимущественно из Ахалского велаята». East Time).

Большинство врачей не в состоянии поставить верный диагноз даже на современном оборудовании. Свежий пример: в новом кардиологическом центре у пациента не смогли определить обширный инфаркт. Туркменские врачи могут позднюю беременность принять за ранний климакс, а опухоль - за плод, лечить желудок у сердечника, а бруцеллез - как ревматизм.

Из-за неграмотности персонала зачастую простаивает, быстро выходит из строя, ломается и неправильно «диагностирует» дорогущая современная техника, а в старых клиниках большинство физиотерапевтических кабинетов уже не функционируют ввиду износа оборудования.

Дорого обходится лечение не только в новых мраморных центрах, но и в старых клиниках, на содержание которых средства либо не выделяются, либо разворовываются на всех уровнях.

Яркий пример - детская больница в Овадане (Безмеине), который недавно стал частью Ашхабада. Власти сразу же озаботились строительством новых административных зданий, а не востребованных населением клиник. В здании старой больницы нет ни водопровода, ни канализации, туалет и краны расположены на улице. Нет кондиционеров и отопления. Из «удобств» - старые металлические кровати с досками вместо сеток. Больные должны приносить с собой не только лекарства, шприцы, бинты, но и матрасы, подушки, постельное белье. Вот такой оазис бесплатной медицины!

В тех больницах, где есть аптеки, последние становятся центром круговорота лекарств в природе: пациентов заставляют покупать лекарства в большем объеме, чем им требуется, а излишки сдают в аптеку.

В столице и во всем Ахалском велаяте (области) существует только одно отоларингологическое отделение - в Ниязовской больнице, - в приемном отделении которого нет даже нашатырного спирта…

Чиновники минздрава обеспокоены только сбором дани и трудоустройством своих одалисок, о подготовке врачей узких специальностей никто не заботится. Сегодня в стране работают всего два маммолога, нет аллергологов, флебологов, гепатологов и прочих.

В стране отсутствуют бесплатные программы по поддержке детского здоровья и оказанию медицинской помощи малоимущим слоям населения. Детские сады-ясли и школы не закрываются на карантин во время инфекционных вспышек. Зато в дни открытий медицинских объектов медики часами и в любую погоду изнемогают в «живых коридорах», которые устраиваются местными властями к приезду высокопоставленных гостей, на это время больницы превращаются в «мертвые коридоры», где умирают пациенты, которым некому оказать необходимую помощь.

Туркменская медицина сегодня - дорогостоящая, некомпетентная, безответственная и неподсудная. И если задаться целью отразить реальность в Конституции, то одна из ее статей должна гласить: «Граждане Туркменистана полностью утратили право на бесплатную и качественную медицинскую помощь. Государство не несет ответственность за здоровье населения и коррупцию чиновников и медработников». Или надо кардинально менять систему, озаботиться подготовкой высококвалифицированных кадров, вернуть бесплатное государственное медицинское обслуживание с тем, чтобы у человека был выбор, но не такой, как сегодня: плати или умирай. Так, в сторону реальности, можно откорректировать все статьи по правам и свободам.

Пока же огромная армия государственных чиновников безнаказанно нарушает законы собственной страны, и у людей нет возможности отстоять свои гарантированные Конституцией права ни в одной инстанции. В лучшем случае они получают штампованные отписки, в худшем - теряют жизнь и свободу под пафосный шелест местных газет (подписку на которые насильственно навязывают бюджетникам) о счастье, процветании и могуществе.

Так что Конституция Туркменистана - всего лишь декоративная оборка на полосатой робе, а ее совершенствование заключается в добавлении незаметных стежков, которые никоим образом не улучшат жизнь облаченных в это полное печальных смыслов одеяние жителей страны.

Наталия Шабунц (Ашхабад)

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА