11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

В Узбекистане начался массовый сбор хлопка. Как это происходит?

«Фергана» продолжает мониторинг хлопковой кампании 2014 года. Массовое созревание хлопчатника началось в Узбекистане в первых числах сентября, фермеры уже вышли на побелевшие от раскрывающихся «коробочек» поля. Параллельно началась и подготовка к вывозу в села огромного количества горожан: студентов, врачей и учителей - которые ежегодно помогают дехканам собирать урожай стратегического сырья государственной важности.

Мы попросили наших внештатных корреспондентов из нескольких областей страны рассказать о том, как организован сбор хлопка в их регионе. Думается, эти документальные свидетельства будут интересны всем, а особенно - представителям Международной организации труда (МОТ), эксперты которой проводят свой мониторинг, стремясь выявить те или иные нарушения республиканского законодательства.

Паспортный учет на полях

Организация сбора хлопка примерно такова: если в одном объединении фермерских хозяйств (бывшем совхозе) - тысяча гектаров хлопчатника, то фермеры должны представить в районный хокимият (государственную администрацию) копии паспортов тысячи сборщиков/сборщиц, которым не меньше 18 лет. И все эти «заявленные» граждане-помощники должны с 10 сентября находиться на полях, которые закреплены за фермерами, и начать сбор хлопка.

Примерно на каждые 100-150 гектаров хлопчатника создается по одному отряду сборщиков. Значит, в отряде должно быть 100-150 человек. Это могут быть сборщики сразу нескольких фермеров. Например, если один фермер скажет, что пока его поле не готово к сбору, то «его» люди должны пойти к другому фермеру, в отряде которого уже начался сбор.

Вот так, гладко, по очереди, по расписанию руководителей должен осуществляться сбор урожая. Но на деле все происходит по-другому. Фермеры обычно не могут обеспечить предписанного им количества сборщиков, хотя они и в состоянии представить количество нужных копий паспортов в районный хокимият. Среди заявленных сборщиков - все родственники фермера (в том числе отсутствующие), а также те, кто находится в трудовой миграции за рубежом.

Потребовали представить копии паспортов - представили. И все. Теперь все надо начать заново. Что делать, если родственников, друзей и знакомых нет, все отправились на заработки в Россию и Казахстан?

Где взять сборщика?

Напомним, в России в 2014 году постоянно находится более двух с половиной миллионов трудовых мигрантов из Узбекистана. Трудоспособное население этой среднеазиатской страны составляет около 15 миллионов человек. В сельском хозяйстве занято около 45% трудоспособного населения. Таким образом, на заработках только в России находится около 16% граждан Узбекистана трудоспособного возраста, или более трети работников сельского хозяйства страны.
Отряды формируются не только из фермеров или людей, которые весь год заняты в сельском хозяйстве. В отряды привлекаются представители самых разных местных организаций. Это - учителя и технический состав школ и детских садов. Это - врачи и медсестры больниц. Артисты, работники библиотек, домов культуры и других культурных учреждений. Представители руководящих организаций: райстата, налоговой инспекции, ветеринарной конторы, районного хокимията и других подобных контор районного значения тоже образуют один отряд, делегируя в него по несколько сотрудников.

Бывшие кишлачные сельские советы ныне преобразовались в махаллинские (квартальные или общинные) комитеты. Каждая махалля, исходя из количества своих жильцов, тоже образует по одному или несколько отрядов сборщиков урожая.

Скажем, в Джизакской, Самаркандской, Кашкадарьинской и других областях достаточно районов, где хлопок вообще не сеют. Жителей этих районов тоже мобилизуют и направляют в хлопкосеющие районы. Обычно они приезжают на 10 дней с ночлегом, захватив с собой все необходимое: белье, предметы туалета и питание. Их тоже сбивают в отряды, распределяя и формируя их по географическому признаку, а также по месту работы.

Третий вид сборщиков - помощники из Ташкента и крупных городов, которые прибудут в кишлаки и села примерно 15-го сентября.


Хлопок в Узбекистане собирают в «фартуки» - специальные мешки, которые крепятся к телу. В таком мешке примерно 25 килограммов. Чтобы выполнить дневную норму в 100 кг, надо собрать четыре таких фартука.И получить за эту работу оплату, эквивалентную 6,5 долларам США

«Господа ташкентцы»

Сегодня, по состоянию на 11 сентября 2014 года, в районах Сырдарьинской и Джизакской областей находятся представители ташкентских организаций, которые связались с местными хокимиятами, определили место дислокации своих работников и занимаются созданием элементарных условий для проживания в течение хотя бы одного месяца.

Горожан, которые вот-вот приедут и начнут работать на плантациях, поселят в любом мало-мальски подходящем жилье. Обычно это заброшенные полевые станы, у которых нет дверей и окон, а полы бетонные. Если организации, которая должна обеспечить явку в 100 человек (считай, это уже один отряд), предоставили такое жилище, то прибывшие на место представители городских отрядов обязаны сами провести уборку в помещении и по возможности его отремонтировать: заклеить проемы окон и дверей полиэтиленовой пленкой, настелить на бетонный пол солому или камыш.

Подчеркнем: забота о приведении в порядок будущих мест проживания городских бюджетников кладется на плечи представителей отрядов. Хоть из кожи вон вылезай, но к приезду сборщиков элементарные условия проживания обеспечь. Кроме места для ночлега, надо подготовить и место для приготовления пищи: большой казан, очаг, самовар. Если же «гонец» из Ташкента не сможет создать эти минимальные условия сам, то он должен связаться с членами отряда и попросить их привезти в район все необходимое.

Борьба за сумы

Каждое предприятие или фирма должны привлечь к сбору хлопка определенное количество людей. А многие ташкентцы - жители крупного и относительно благополучного мегаполиса - предпочитают откупиться от «хлопковой повинности» деньгами. Если вас направляют на хлопок на 10 дней, то «демобилизоваться» можно за 300.000 сумов (около ста долларов США). Платить надо непосредственно организаторам, которые договариваются с местными властями и обустраивают будущее жилье для сборщиков.

Оставив треть суммы себе (на «хозяйственные расходы»), опытные организаторы находят замену не поехавшим среди местных. За десять дней работы бедный безработный сельчанин возьмет всего 200.000 сумов (около 65 долларов США). Плата за собранный хлопок - тоже его. В текущем году за каждый кондиционный килограмм хлопка платят 200 сумов наличными (около 6 центов). Собери в день 100 кг - получишь 20.000 сумов, за 10 дней - 200.000 сумов.

Местные, сельские, руководители не любят, когда приезжие нанимают местных жителей вместо себя. В отсутствие ташкентцев местные, хотят они того или нет, вынуждены были бы довольствоваться лишь максимум 200 сумами в день: они выходили бы на сбор в составе своих махаллей или в числе «неорганизованного населения» (такая категория тоже учитывается при подсчете количества сборщиков в «актив» фермеров).

Бороться с ташкентцами напрямую сельские хокимы не могут. Они лишь в состоянии воздействовать на местного жителя своими методами, в том числе угрозами. Но когда дехкане видят наличные деньги и у них появляется возможность заработать сорок тысяч сумов в день вместо двадцати, они бросают все и уходят наниматься к переманившим их ташкентцам. Они отвергают все претензии районного начальства, правомерно заявляя, что собирают-то они все равно свой, районный хлопок. А значит, урожай будет сдан, а план - выполнен.

Узнав о такой возможности реального заработка, много местной молодежи тоже стремится в эти «хлебные» места. Но в этом году хокимы и прокуроры получили взбучку от вышестоящих: «Если у кого-то в отряде обнаружат подростков младше 18 лет, не ждите пощады - поплатитесь всем, что имеете». Районное руководство, в свою очередь, передало все свои властные полномочия командирам отрядов. А эти командиры являются директорами каких-то организаций: людьми, занимающими важные должности, которые дорожат своим положением.

Полная мобилизация

Кроме работников различных бюджетных предприятий, которых с грехом пополам сколачивают в отряды, есть еще такие заведения, чьи кадры отправляются на хлопок по команде - всем личным составом.

Это - Ташкентский сельхозуниверситет, Университет народного хозяйства, милицейская академия. Эти вузы полностью закроются, и все студенты совместно с преподавателями приедут на сбор хлопка. Вдобавок в целинные Джизакскую и Сырдарьинскую области забросят «десант» из милицейских подразделений. У них порядки строгие. Им даже полевые станы не потребуются: свои палатки, свое питание. Никаких расходов для местных властей. Все из центрального бюджета.

Кто не выполнил норму?

Каждый отряд, который насчитывает примерно 100 человек, в день должен сдать не менее 5 тонн хлопка - по 50 кг на человека. Но обычно отряды не могут набрать нужное количество людей, и чтобы выполнить план, ежедневную норму для одного сборщика поднимают до 60 (70, 80...) килограммов.

И вот каждую ночь в 00.00 часов у районного хлопзавода начинает свою работу специальный штаб, работой которого руководят хоким, прокурор и начальник милиции района. Они принимают отчеты у отрядов - согласно отчетам хлоппункта за сданные килограммы.

И если получится, что район в целом выполнил дневную норму, то все может обойтись. А если нет, то начинается шум-гам, мат, ругань, ищут виновников, пойдут наказания... Ведь и районное начальство, в свою очередь, должно будет держать отчет перед областным, а областное - перед самим премьер-министром!

И если сформулировать национальную идею во время хлопкоуборочной кампании, то звучать она будет примерно так: «Давай уж, будь добр, выполни все, что на тебя возложено, и внеси свою лепту, как говорится, в общенародное дело. Не то добра не жди. Так как хлопок - судьба узбекского народа. А с судьбой целого народа играть не стоит».

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА