16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: О сборе хлопка - из первых уст

К двадцатому сентября на поля Узбекистана прибыли тысячи помощников, в том числе сотни милиционеров со всех концов республики. В тот же день, устроившись в предложенных им помещениях, граждане в погонах начали сбор хлопка. Вероятно, это лучшее применение сил сотрудников правоохранительных органов, которое смогло придумать узбекское правительство.

Для милиционеров дневная норма сбора хлопка составляет 100 килограммов. И порядки у них строгие - не то что у студентов или учителей. Не выполнившего дневную норму милиционера в тот же день могут уволить с работы. В связи с этим конкуренция за местных мардикоров (наемных поденных рабочих) вышла на новый уровень: отныне зарплата поденщика поднялась до 30 тысяч сумов.

К сожалению, поговорить с милиционерами, которые на время превратились в рабов на хлопковых плантациях, нашему корреспонденту не удалось. А вот с представителями иных профессий мы побеседовали, записав их рассказы.

Вот их прямая речь.

Врач районной больницы

9 сентября главный врач нашей районной больницы собрал весь врачебно-технический персонал и сообщил, что треть из нас обязана ежедневно участвовать в сборе хлопка, остальные будут продолжать работу. Врачи, медсестры и техработники будут выезжать посменно на хлопковые поля для сбора урожая, а вернут всех к окончанию сезона. Когда? Когда приказ будет от вышестоящих. «Мы люди маленькие, - сказал главврач, - мы только исполняем приказы, устные, письменные, нет разницы. Сказали выйти на хлопок - выйдем. Прикажут: «Хватит!» - возвратимся на работу. Все! Еще есть вопросы?» Больше ни у кого вопросов не было, и треть наших отправилась на хлопок. Из центральной райбольницы поехал целый автобус- 30 человек. Из других отделений тоже выходили.

Сам я заведую терапевтическим отделением. У меня одна медсестра в амбулатории, две медсестры в стационаре, есть санитарки, уборщицы. Они поочередно выходили на поле и за себя, и за меня. Зачем мне выезжать, когда есть возможность отправить подчиненных. Так и вышли из ситуации.

Кого еще освободили от работ? Да никого не освобождали, все шли на сбор. Раз работаешь, получаешь зарплату, хочешь и дальше продолжать работать в медицине, - будь добр, не протестуй, выходи на сбор хлопка. С голоду не помрешь. Сами в автобусах отвезем и привезем обратно вечером. А твоя зарплата исправно продолжит поступать тебе. Так что… давай, выходи, не возникай…

У нас была одна уборщица, ей почти под пятьдесят, собирается на пенсию. Ее тоже заставили хлопок собирать. И она вынуждена была отправить на сбор внука. Жалеть ее? А кто нас пожалеет? Нас-то никто не пожалеет, и если мы не обеспечим явку трех человек от терапевтического отделения, то нас накажут. А зачем получать наказание ни за что? Уж лучше потерпеть, через месяц сезон закончится, ни с кем ничего не случится. На автобусах отвозят, привозят… Обед с собой бери - и вперед, раз зарплата тебе справно идет, в чем проблема? Какая разница, где ты находишься в рабочее время? Ты же в рабочее время собираешь?

А кто уклоняется, тех у нас увольняют. Сбор хлопка ведь идет в рабочее время. Так что если отказываешься собирать, то это считается отказом от выполнения своих обязанностей, отсутствием на рабочем месте в рабочее время. Да, у нас есть скандалисты, с ними, конечно, стараются не связываться, их обычно не трогают. Или играют на их тщеславии: назначат такого скандалиста командиром отряда и публично ему говорят: «Вот вам 30 человек. Вы самый большой начальник над ними. Кто вас не послушается, напишите на них докладную, мы примем меры, вплоть до освобождения от работы». Сбор хлопка – не моя инициатива и не хокима района (главы администрации), это - всенародное дело.

Я за то, чтобы не ехать на сбор хлопка, не платил - зачем? У меня есть возможность направлять на сбор своих сотрудниц, и все, вопрос решен. Но есть и те, кто платит. Например, некоторые медсестры наши находят человека, дают ему в руки семь-десять тысяч сумов в день и отправляют утром вместо себя. Но это долго не длится, кошелек-то у медсестер и уборщиц тощий. Уж лучше самой выйти и отработать. Хорошо, что у нас, в первую очередь, считают количество людей, а только потом - собранные килограммы.

Хлопок, Узбекистан
Так некоторые женщины носят тюки с хлопком на головах. Фото Елены Урлаевой, Правозащитный Альянс Узбекистана, сентябрь 2014 г.

Председатель махаллинского схода

- Я сама - председатель махаллинского комитета, и моя махалля (квартальная община) хокимиятом района (администрацией) назначена спонсором одного фермера, у того фермера 30 гектаров хлопчатника. С самого начала вегетации и по сей день мы вместе с фермером несем все тяготы: когда фермер сеял хлопчатник, я как спонсор пять дней носила обед пятерым людям: трактористу-бороновщику, трактористу, который работал с сеялкой, двум сеяльщикам, и самому фермеру. Как минимум по 25 тысяч сумов каждый день, всего 125 тысяча суммов. Я тоже радовалась вместе с фермером, когда семена взошли дружно. Особенно радовалась тогда, когда районный хоким отдельно похвалил меня на собрании фермерских спонсоров.

С тех пор началось. Пришла прополка, затем трижды очистка от сорняка этих 30 га. А потом чеканка. Потом сбор урожая. За это время я израсходовала на помощь фермеру из бюджета махаллинского комитета более двух миллионов сумов.

Сейчас еду на собрание фермерских спонсоров в райцентр, которое проводит каждый божий день районный прокурор. Он говорит, что сам не рад, что занимается не своей работой, но их тоже сделали уполномоченными (об общественном институте «уполномоченных» «Фергана» писала здесь). Прокурор тоже в ответе за хлопковый урожай, и если район план по хлопку не выполнит, то сверху пригрозили, что его снимут с работы и отстранят вообще от работы в прокуратуре. Вот из-за этого он каждый день на собрании бесится. На хокима злится, говорит, что все хоким натворил, а отвечать приходится ему. Прокурор прокричал всем спонсорам и другим ответственным лицам на собрании, что если его будут снимать с работы, он наперед покажет им всем, где раки зимуют. Например, вызовет из областного КРУ (контрольно-ревизионного управления) ревизоров и отправит по всем организациям, и каждому ответственному повесит штраф как минимум в несколько миллионов сумов.

А у меня как раз «на шее висят» два миллиона сумов, которые я уже растратила на помощь фермеру, я уже преступница. Я и боюсь что-то возразить. Но каждый день все до последней мелочи записываю, все мои расходы по хлопку, чтобы на худой конец могла отчитаться, на что деньги ушли.

Нас обязали каждый день вывозить на поле 45 человек из махалли. Но чтобы вышло такое количество людей, ежедневно надо будет обеспечивать их зарплатой. А фермер говорит, что у него нет наличных денег, так как банк наличных не дает. Правда, иногда дает, но мало, или на карту. И чтобы люди выходили, я каждый день даю каждому по три тысячи сумов, еще обещая, что фермер доплатит еще по четыре тысячи сумов за каждый рабочий день, я получу с него. Вдобавок сборщик получит то, что ему полагается за собранный хлопок в течение дня. И так сегодня еле вывезла 12 человек. А фермер каждый день дает справку хокимияту, сколько людей я привезла, поэтому я его попросила, чтобы он писал хотя бы 25 человек. Фермер сразу воспользовался тем, что я от него завишу, и сказал, что сделает это, если транспортные расходы поделим поровну. Дело в том, что я каждый день людей вывожу на уличном транспорте, дневной расход составляет около 30 тысяч сумов. Вот и получается, что махаллинский комитет платит еще 15 тысяч сумов дополнительно.

Да еще так красиво матерится этот прокурор, мат-перемат стоит… Мы так привыкли к его мату, и если иногда собрание нормально проходит, то мы, женщины-спонсоры (заведующие детсадами, директора школ) удивляемся: как же так? Что нашло на прокурора?

Да, мы молчим, потому что дорожим своей должностью. Другие участники собрания тоже работают где-нибудь в важном месте. Потому никто особо не возмущается - не осмеливается. Во время уборки хлопка закрываются организации, базары, магазины, и в таких условиях о каких отказах может идти речь? Махалли мобилизуют. Активисты махаллей ходят по домам, каждую семью обязывают собирать по столько-то килограммов. Иногда письменно: «Уважаемый такой-то житель нашей махали! Мы надеемся на Ваше понимание ситуации и на Ваше чувство ответственности перед Родиной. Вы сами прекрасно знаете, что хлопок для каждого узбекистанца - это все: это хлеб и соль на вашем дастархане, это одежда на вас… Исходя из всего этого, призываем Вас принять самое активное участие в сборе хлопка и надеемся, что вы вместе со своей семьей соберете 1000 кг хлопка и сдадите справку об этом в махаллинский комитет».

Хлопок, Узбекистан
Взвешивание собранного хлопка и сдача его учетчикам. Фото Елены Урлаевой, Правозащитный Альянс Узбекистана, сентябрь 2014 г.

Студент вуза

Нами руководят наши преподаватели. Они вместе с нами живут. Каждый факультет имеет свой отдельный штаб, декан - начальник штаба. В каждом полевом стане около сотни студентов. Бывает, что и декан несколько дней неотрывно ночует с нами на одном полевом стане. Так в прошлом году было, где-то в конце сентября. Видимо, в те дни наш факультет отстал по графику сбора от других факультетов, ректор отчитал нашего декана, вот он и приехал лично следить за сбором хлопка. Но за приличные деньги, минимум за 100 долларов, студентов отпускал домой. Иногда и за все 200. Говорят, что на эти деньги он на хлопзаводе покупал хлопок, и в следующую пятидневку наш факультет вышел на первое место по сбору хлопка среди факультетов.

А операция такова: декан деньги хлопзаводу лично не сдает, все организуется от имени надежного фермера. Дал директору хлопзавода 400.000 сумов, и хлопзавод выдает фермеру документ, что этот фермер сдал одну тонну хлопка-сырца. Потом по итогам пятидневки за одну тонну сданного хлопка фермер получит 180.000 сумов наличными за ручной сбор. А кто собрал? - Студенты института. Еще эти 180.000 сумов надо будет документировать. Фермер дает эти 180.000 сумов представителю нашего факультета для раздачи студентам, якобы собравшим этот хлопок. Наш представитель получает деньги и заполняет табель-ведомость, в которой мы все, студенты, расписываемся, как будто получили определенные суммы. Заполненный табель-ведомость обратно отдается фермеру. 180.000 сумов достаются декану.

И все, будем петь песню: как прекрасен этот мир. Мы - на первом месте. Мы - передовики. Истратили 400.000 сумов. Получили 180.000 сумов. Разница – 220.000 сумов. Взамен первое место и похвалы. А деньги ушли от родителей студента или студентки, так что нам не жалко. Вы бы видели в эти дни нашего декана. Другие деканы, профессора приходили в наш штаб, т.е. в наш полевой стан, чтобы поздравить нашего с лидерством в сборе хлопка. Он довольный, всепрощающий, принимал гостей, угощал.

Сейчас все так же происходит. Или почти так же.

Хлопок, Узбекистан
Некоторые молодые мамы собирают хлопок вместе с малолетними детьми, если их не с кем оставить. Фото Елены Урлаевой, Правозащитный Альянс Узбекистана, сентябрь 2014 г.

Учитель

Что бывает с директором школы, если дневная норма не выполняется? Он получает по всем статьям. Запросто могут прогнать с директорского кресла, да еще пришлют ревизора, чтобы проверить финансовую деятельность школы. Это хуже всего. Да еще могут избить. Матерщину хокима района, когда он орет на учителей, на директоров школ, никто по теперешним временам оскорблением не считает, это обычное явление в пору сбора хлопка. На днях хоким района жестоко оскорбил, отматерил, а затем избил заведующего РайОНО в присутствии руководителей всех организаций района, в том числе нескольких женщин - директоров школ, заведующих детсадами… Начальник почты – женщина, начальник СЭС – женщина. И им не впервой сидеть и выслушивать матерщину хокима района. Привыкли.

Директор однажды вернулся с района и объявил, что он участвовал в селекторном совещании премьер-министра Шавката Мирзияева, где премьер объявил о всеобщем начале сбора хлопка. После селекторного совещания хоким района оставил у себя заведующего РайОНО и других активистов. ЗавРайОНО предупредил всех директоров школ, чтобы его подождали, и зашел на собрание. Он вернулся и объявил: «С 11 сентября начало сбора хлопка».

- А ученики продолжат учебу? – спросили мы.

- Да, они продолжат учебу.

- После учебы выходят на сбор?

- Нет, не выходят. Ученики продолжат учебу. Но их преподаватели пойдут на сбор хлопка.

Поскольку количество учителей и техперсонала известно, то каждой школе посчитали ее дневную норму выработки. Почти 70% учителей будут собирать хлопок. На занятиях останутся только учителя начальных классов и еще два-три учителя старших классов, которые проводят занятия в усиленном режиме. Дают каждому классу задания. Это приказ премьера. То есть он о мобилизации учителей ничего не сказал, он сказал о всеобщей мобилизации и сделал упор на участии организаций. РайОНО ведь тоже является организацией, а школы - подразделения РайОНО. Эти слова подтвердил и представитель ОблОНО, который по секрету рассказал, что мобилизация учителей является закрытым приказом, об этом нельзя открыто объявить. Оказывается, селекторное совещание Мирзияева слышит весь Узбекистан, и среди слушателей могут быть враги Узбекистана, люди, спешащие заработать жалкие гроши американских и российских империалистов, которые не прочь заново колонизировать Узбекистан и диктовать свои условия. Так что сбор хлопка учителями - это приказ верхних эшелонов власти.

В школах работают и пожилые учителя, и учителя-инвалиды. Они должны откупаться: или обеспечить явку человека вместо себя, или отдать одну месячную зарплату. При этом сам он будет находиться в школе.

Международное информационное агентство «Фергана»