14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Вымирание казахстанских СМИ - почти объективный процесс

01.10.2014 15:04 msk, Валерий Сурганов

Казахстан Обзор прессы Общество Свобода слова

Резкое сокращение СМИ в Казахстане происходит не обязательно из-за ужесточения и ограничений, навязываемых властью

Поразительно, как за последние годы изменился ландшафт СМИ в Казахстане: из гористой местности он превратился в ковыльную степь, с редчайшими оазисами и островками свободомыслия. К тому же далеко не факт, что оставшиеся редкие явления на рынке современной казахстанской прессы выживут, а то и разовьются. Скорее можно ожидать обратного эффекта. Почему же относительно конкурентоспособная сфера деятельности, вполне самодостаточная и с заметным налетом либерализма, за последние пять, максимум десять лет была поставлена практически на грань вымирания в Казахстане?

Каждый сам за себя

Причин тому масса, однако, возможно, я выскажу нетрадиционную точку зрения: не стоит переоценивать засилье непрямой цензуры или давление госаппарата, которое, безусловно, есть. Прежде чем говорить о так называемом «окукливании системы», которая пытается все контролировать, что приводит к выхолащиванию любого живого проекта, следует честно признаться, что сильные и интересные средства массовой информации особо-то и не нужны двум главным стратам казахстанского общества, без коих они не могут существовать в принципе. Они не нужны самому населению как конечному потребителю - и отечественному бизнесу. Я имею в виду бизнес как системное явление, как средний класс, а не отдельных представителей олигархата, способных содержать свои «карманные» СМИ в качестве игрушек.

Рассматривать некоторые СМИ в нашей стране как инструмент влияния на общественное мнение с целью продвижения собственных интересов практически не приходится: здесь никто ни с кем не воюет, по крайней мере, в открытую, это считается моветоном. Собственные интересы можно отстаивать и продвигать при помощи кулуарных договоренностей, а не «вбросами» и «сливами» в подконтрольные СМИ, смысл содержания которых сводится к обладанию престижными игрушками: они лишь повторяют на все лады общеизвестные истины и соревнуются в обработке одних и тех же фактов.

В этой связи можно отметить, что на казахстанском медийном рынке давно существуют проекты таких олигархов, как Александр Машкевич, Булат Утемуратов и недавно присоединившийся к ним Карим Масимов. Последний де-юре хоть и не олигарх, но тоже человек не бедный, стремящийся через своих людей контролировать медиа.

Вопрос в другом: изменилось бы хоть что-то в политическом, социально-экономическом, культурном отношении в республике, окажись вдруг их медийные активы закрыты, или бы их не было изначально? Боюсь, что в принципе не изменилось бы ничего.

Если начинать разговор с регионов, где бизнес, казалось бы, должен быть кровно заинтересован в поступательном развитии, то и здесь картина мало чем отличается от республиканской. Лет десять назад, когда я уезжал из родной Караганды, в городе действовало достаточно большое количество продвинутых изданий: «Вечерняя газета», «Взгляд», «Взгляд на события», «Новый вестник», «Авитрэк-регион» и т.д. Да, на тот момент популярность зависела от того, насколько бодро издание подает криминальную хронику, пишет об уголовных преступлениях и их расследованиях органами внутренних дел.

Прошло пять лет, но то ли предпочтения местных читателей не изменились, то ли средний бизнес не проявил никакого другого интереса, но засилье «криминала» на страницах местных СМИ как было, так и осталось. И через десять лет картина та же.

Возникает закономерный вопрос: неужели жители, читатели, покупатели, рекламодатели из этого региона - сплошь криминально озабоченные граждане? Почему в той же Караганде не смог возникнуть и развиться такой проект, как, например, западно-казахстанская «Уральская неделя» - общественно-политическое издание с твердой гражданской позицией? Кто-то возразит, обратив внимание на то, мол, что власти не дают! В Уральске, вон, газету постоянно кошмарят, что в этом хорошего?!

В том-то и дело, что здесь нет никакой закономерности, все дело в отдельных людях, а не в предпочтениях населения.

Не было бы в Караганде вообще газет - ничего бы по существу не поменялось: население бы точно также убивало друг друга, пилило бы уголь, жаловалось друг другу на очередного местного казнокрада, но послушно бы ему подчинялось.

В некоторых городах Казахстана есть продвинутые издания, некоторые даже с гражданской позицией, имеющие популярные интернет-версии. В Уральске это «Неделя», в Актюбинске - газета «Диапазон», в Усть-Каменогорске - газета «Flash», Кустанае - «Наша газета», в Атырау - «Ак Жайык». Но это вовсе не говорит о том, что там была общественная потребность в сильных региональных изданиях. Вовсе нет. Предполагаю даже, что если завтра этих изданий, не дай бог, не станет, население даже не пошевелится, а продолжит жить-поживать в удобном параллельном мире.

Настроения казахстанского общества сегодня - сплав апатии, равнодушия и тихого отчаяния. Пресса для него - что-то вроде марихуаны для афганского моджахеда: есть трава – хорошо, нет – ну и ладно…

Иных уж нет…

Переходя к разговору о медиа следующего уровня, республиканских СМИ, следует учитывать, что тут как раз на авансцену выходят дополнительные факторы, не позволяющие казахстанскому медийному рынку не то что развиваться, а хотя бы сохраняться. Здесь рынок сжимается стремительно, как шагреневая кожа. Можно даже употребить такой термин, как регресс, деградация.

Снова приведу простой пример: семь лет назад, когда я перебирался из Алматы в Астану, позади оставался богатый калейдоскоп разновкусовой прессы: газеты «Эпоха», «Республика», «Соз», «Бизнес и власть», «Свобода слова», «Литер», «Время» и т.д. Половины изданий сейчас просто нет: одни закрылись, с другими провели ребрендинг, а точнее, «пересадку мозгов» (не без участия государева ока). В результате стало на порядок меньше рабочих мест в этой отрасли, а те журналисты, что остались в профессии, производят менее тиражный и популярный продукт, чем раньше.

Но в том-то и замысел, чтобы, не закрывая СМИ, сделать его «контролируемо неинтересным». Казахстанскому читателю все же интересна, прежде всего, независимая, свободная от самоцензуры подача, но и без нее он, оказывается, может вполне неплохо жить. Хотя беспредела со стороны государственных органов в отношении обычного гражданина меньше не становится, а вот каналов обнародования такой информации уже днем с огнем не сыщешь.

Впрочем, более занимательно то, что ждало меня впереди. В то время в Астане только на городском уровне выходили издания: «1+1», «Столичный проспект», «Совершенно конкретно», «Центр», «Эпицентр», «Жилищное строительство Казахстана», «Status Quo», журнал «Кактус» и т.д. Так вот, их нет вообще, канули в Лету. И дело ведь совсем не в подрывной деятельности властей или неумолимой поступи интернета. В казахстанском сегменте интернета рождается не так много креативных проектов, куда чаще они умирают, будучи не слишком необходимы бизнесу, безразличны читателям и живущим по принципу «как бы чего не вышло» чиновникам.

Удивительно, но единственным долгоиграющим проектом, созданным снизу и до сих пор интересным массовому читателю, остается интернет-проект Zonakz.net Юрия Мизинова. Интернет-газете уже более 10 лет, причем за это время никто так и не сумел составить ему серьезную долгосрочную конкуренцию.

Между тем казахстанские власти, бесспорно, создают все условия для того, чтобы в ковыльной степи не прорастал ни один цветок, чтобы любая - не только фрондерская, но и просто живая - мысль затухала на просторах медийного сообщества Казахстана. Ужесточение наказания за клевету в уголовном и гражданском судопроизводстве, прецедент с принятием совершенно безумного законопроекта, квалифицирующего как тяжкое преступление «распространение слухов», естественно, лишь усугубляют ситуацию, ставя работника СМИ, журналиста в Казахстане в один ряд с такими профессиями, как сапер или летчик-испытатель. Отчасти вымирание медийного рынка обусловлено той колючей проволокой, которой он обнесен. Это отчасти напоминает системную деградацию казахстанского парламентаризма как института: еще 10 лет назад многие отечественные эксперты критиковали беззубость Мажилиса (нижней палаты Парламента), называя его «карманным», хотя в нем можно было насчитать пару десятков относительно независимых, самостоятельно мыслящих депутатов. Сейчас же мы хватаемся за голову, вспоминая, каким же прекрасным был тот почти легендарный «карманный» созыв до 2005 года.

Символично то, что сейчас на город-миллионник, которым стала Астана, функционирует лишь одно издание – достаточно академичный еженедельник «Инфо-Цес» олигарха Адильбека Джаксыбекова. Казалось бы, непаханое поле, в прямом смысле слова – целина, которую нужно поднимать, отбивая долгосрочные инвестиции сторицей. Но вот беда, точно такое же положение дел было и год, и два, и четыре назад: бизнесу глубоко неинтересен рынок СМИ в Казахстане, даже такой инвестиционноемкий и привлекательный, как в Астане. Бизнес не идет в Астану – ни отечественный, ни зарубежный. А тот, что пришел, не видит перспектив вкладывать в СМИ долгосрочные инвестиции. И совсем не потому, что здесь некому реализовывать проекты или «власти заругают» (не обязательно ведь впадать в крайность), просто казахстанский бизнес - слепок нашего общества, он достаточно ленив, желая иметь все и сразу! А в тонкой медийной сфере, идущей рука об руку со сложными информационными технологиями продвижения, так просто ничего не бывает.

Власть в Казахстане, конечно, создает условия для вымирания СМИ как института, недооценивать ее действия нельзя. Но нельзя недооценивать и абсолютное бездействие бизнеса и пассивность гражданского общества в ситуации, когда это вымирание происходит буквально на глазах. Последний бастион защиты законных интересов, прав граждан и предпринимателей как среднего класса разрушается при полном безразличии тех, ради кого он и воздвигался.

Валерий Сурганов, независимый журналист, блогер - специально для «Ферганы.Ру»




РЕКЛАМА