14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Хлопок, зерно, лук, вот это все. Приключения неуловимого фермера и его неудачников-друзей

14.10.2014 22:49 msk, Мария Яновская

Экономика Криминал Законы Общество Хлопок

Нам в редакцию прислали историю одного фермера из Узбекистана - предприимчивого, хваткого, азартного и, видимо, довольно веселого парня, который свою землю продавал-перепродавал, людей обманывал, а потом бац! - и исчез. Ищут пожарные, ищет милиция… Поскольку сама история поучительная, а главное, типичная и наглядная, то мы ее для вас перескажем.

Предисловие. Немного знаний про агротехнику

Что нужно знать читателю перед тем, как он начнет следить за нашим фермером-авантюристом.

Зерно в Узбекистане сеют осенью в междурядья хлопчатника, после первого и второго сборов хлопка. Это позволяет сохранить всходы пшеницы зимой и осенью: стебли хлопчатника берегут их от сильного ветра, задерживают снег, прячут от птиц и саранчи. Весной хлопковые стебли убирают.

Второе. Сажать огород на земле, предназначенной для хлопка и зерна, запрещено. Никто это правило не соблюдает, овощи все равно сажают - но понимают: в любой момент огород могут отнять. Поэтому стараются начальство лишний раз не злить.

Третье. Чтобы получить разрешение на озимый посев зерна, нужно, чтобы механизатор распахал междурядья, потом составляется сертификат о готовности хлопковых полей к посеву зерновых: подписывают его агроном из районного отделения сельских и водных работ (бывшего агропрома), землемер, руководитель СИУ (бывшего совхоза) и фермер. Получив сертификат, районный хоким (глава администрации) и прокурор разрешают взять на элеваторе посевное зерно, а на нефтебазе - топливо.

Часть первая. Горе луковое

В январе 2014 года появился в одном районе новый фермер, назовем его Джумабой. В конце 2013-го он продал свой бизнес (говорят, что-то мухлевал), купил семье коттедж и взялся за фермерство. По бумагам у него было 30 га хлопчатника (и столько же земли - под зерном).

В январе, как только он зарегистрировался в качестве фермера (получил печать и штамп), то начал бесконечно хвастаться всем вокруг, что дружит с самим прокурором района, что он под его защитой, и потому готов дать-продать свою землю всем, кто желает посадить огород, - проблем не будет. Но деньги вперед. Хочешь кукурузу сажать - плати один миллион сумов за гектар. Хочешь лук - полтора миллиона.

Сначала народ осторожничал, но потом стало известно, как в январе, после собрания в хокимияте (местной администрации), на виду у всех районных фермеров прокурор подозвал к себе Джумабоя и о чем-то с ним побеседовал, оба мирно стояли и смеялись. Да, решили люди, Джумабой с прокурором на короткой ноге, - и побежали за деньгами.

На самом деле прокурор в тот момент говорил Джумабою, что бывшие партнеры по бизнесу написали на него заявление. А Джумабой спокойно так говорит: «Прокурор-бобо, вы мой повелитель. Скажете «сидеть» - отсижу, скажете «вставай» - встану и убегу куда глаза глядят». Прокурору понравилось, он улыбнулся, Джумабой рассмеялся.

Деньги полились рекой. Джумабой не уставал повторять, что все это - прокурору, потому что и сама земля его тоже принадлежит прокурору, сам он всего лишь управляющий. Как проверишь? Никак. Да, говорил Джумабой, часть земли засеяна зерном с осени, а в другой части запланирован хлопчатник, но это все ерунда, прокурор знает, что делает. Он вообще - бог в районе, его слово закон.

С этим вообще никто не спорил. Все знали, что прокурора боится даже хоким.

Месяца не прошло, как Джумабой уже прикупил себе новую «Нексию». Правда, повторял, что это - подарок прокурора.

В феврале и марте всех «купивших право» сеять лук на фермерских землях Джумабой просил подождать: объяснял, что прокурор должен сначала решить проблему с посевом хлопчатника.

В апреле людям ждать надоело. Некоторые пошли, сами отгородили себе участок на землях Джумабоя и засеяли луком около 20 гектаров. И тут выяснилось, что своей очереди сеять лук ждет еще куча народу, и все деньги заплатили. А земли на всех не хватает.

Оказывается, Джумабой продал всю землю, включая даже ту, что была под зерном, а некоторые участки перепродавал по два раза.

Конечно, вокруг забурлило недовольство. Джумабой начал прятаться. И если на него кто налетал случайно и вопросительно глядя, хватал за грудки, то фермер пускался в объяснения: прокурор скоро все устроит, добьется списания зерновых полей, и тогда он, Джумабой, всем землю раздаст. Прокурора опасались, и пока народ раздумывал, верить или нет, находчивый Джумабой испарялся.

Но когда пришло время сеять хлопок, выяснилось, что земли не хватает: 20 га под луком, а по бумагам на хлопок идет 30 га… Скандал дошел до Ташкента. На одном из селекторных совещаний сам премьер-министр потребовал от хокима и прокурора района решить эту проблему.

Хоким с прокурором моментально создали комиссию, в тот же день на земли Джумабоя направили трактор «Орион», который в присутствии свидетелей перепахал все 20 га лука. На следующий день подогнали несколько сеялок и в течение дня все засеяли хлопком.

Джумабоя не тронули. Во-первых, кто-то должен нести за хлопок формальную ответственность. Во-вторых, кому эту землю отдашь, если на каждый гектар там претендуют один-два огородника? Поэтому решили, что он и так достаточно наказан. Сам заварил кашу - пусть сам ее и расхлебывает.

Джумабой разобрался.

Рассказал, что все испортили «одни нетерпеливые люди», которые подставили прокурора. Так что теперь от прокурора никакой помощи ждать нельзя, но прокурор всех, кто ему деньги передавал, запомнил и будет рассчитываться с каждым в отдельности.

Вернет?

Кто его знает. Может, и нет.

Слухи-разговоры дошли до прокурора. Тот снова вызвал Джумабоя и жестко потребовал разобраться со всеми должниками, а имя его больше нигде не трепать.

Джумабой продал новую «Нексию» и коттедж. Раздал долги. Переехал в дом отца. Но жена не выдержала совместной жизни со свекром и свекровью, так что Джумабой вынужден был снять себе отдельное жилье.

Зерно тоже продал

Хлопчатник у нового фермера вырастал добрый, ладный. Пришло время прополки, культивации. Нужны наличные, чтобы нанять помощников. Того, что можно было взять в банке, не хватало и на треть расходов.

Тогда Джумабой снова заговорил про прокурора. Якобы прокурор добился, что к Джумабою на зерновое поле приехали специалисты из Агропрома, увидели, что урожай плох, и собранного комбайном не хватит даже, чтобы окупить расходы на топливо. Поэтому якобы составили акт и списали эти поля.

А урожай-то был неплох.

Обычно зерно убирают американскими и немецкими комбайнами «Кейс» и «Клаасс», у которых четырехтонный бункер. И Джумабой заявил, что готов прямо с поля продавать зерно, когда оно созреет, по два миллиона сумов за бункер (4 тонны) пшеницы, т.е. по 500 сумов за килограмм. Но деньги вперед.

На базарах килограмм пшеницы стоит от 700 до 900 сумов. С тридцати гектаров получить по 25 центнеров, получится 15-20 бункеров. Вот так за считанные дни фермер накопил более 30 миллионов сумов, продавая еще не убранную пшеницу. Продавал он и по 2 млн за бункер, и по полтора миллиона, и по миллиону 200 тысяч - кто сколько даст, как получится. Если приходили с деньгами - никому не отказывал. А получая деньги, называл покупателю тех, с кем он разделит бункер пшеницы, так что все выглядело достоверно.

Итак, деньги на обработку хлопка были найдены: четыре культивации, две прополки, даже полив. На все ушло около 4 миллионов сумов наличными. А все вокруг удивляются: только что продавал машину, коттедж, 20 га лука потерял, но как быстро воспрял! И деньги нашел на хлопчатник!

Пришла пора убирать зерно. Комбайн окружили 30 человек с семьями, требуют свою долю. Начальство быстро смекнуло, что к чему, и направило в поле милицию. Под присмотром милиционеров зерно было убрано и свезено на элеватор.

Никому ничего не досталось.

Джумабой заявил: сами виноваты! Он хотел спокойно-тихо всем раздать - а вы не стерпели, вышли в поле, окружили комбайн… Теперь все, ни зерна, ни денег… Люди рассвирепели. Фермер снова начал прятаться. Но его находили. Он заверял, что ждет денежных поступлений - и тогда со всеми рассчитается.

Селитра

Все лето Джумабой жил, то прячась, то договариваясь. Попутно распродавал все минеральные удобрения, которые вот-вот должен был получить для хлопчатника. Деньги вперед, разумеется.

На один гектар хлопковых полей полагается 500 кг аммиачной селитры. Поскольку у него было 30 га, то получить должен был в райхимии 15 тонн. Каждую тонну неполученной селитры продал огородникам по 500.000 сумов.

Огородники покупали, но что-то уже начали подозревать. Решили следить за Джумабоем.

И вот он получает селитру и едет (в сопровождении милиционера, как положено). Довозит удобрения до поля. Дает милиционеру сто тысяч на обед, обещает пять мешков селитры - и отправляет его восвояси.

Может, думал продать селитру еще кому-то. Но кредиторы, узнав, что селитра у Джумабоя, примчались и взяли все, что положено.

Утром приходит милиционер.

- Где селитра?

- Решил, что держать ее в поле опасно, вызвал тракториста, всю ночь работали, в поле запахали ее.

- За ночь? 30 га?

- Несколько тракторов работало.

- А почему следов от тракторных гусениц не видно? И вообще - где моя доля?

- Такая суматоха была, все использовали.

Милиционер повернулся и ушел. А что он мог сказать?

Неуловимый

Дожили до октября. Пришло время сажать в междурядье зерно. Получает Джумабой на элеваторе 6.600 кг семенной пшеницы - и продает, едва выехав за ворота. До поля доехали только три-четыре мешка семян, которые он вручную рассыпал в начале хлопковых полей, чтобы проверяющие видели, что зерно посажено.

Дал трактористу-сеяльщику 100 тысяч, и тот подписал сертификат, что 30 га засеяны зерном.

Дальше обо всем узнало начальство - и велело Джумабою в течение трех дней вернуть семена на элеватор.

Джумабой не огорчился.

Поехал в областной центр, на оптовый рынок зерна. Увидел, как с грузового ЗИЛА продают пшеницу, по 700 сумов за килограмм. В ЗИЛе было около 6 тонн. Джумабой предложил взять все по 750 сумов, но для этого они должны отвезти груз к нему, на районный элеватор. У меня, говорит, договор с элеватором. Полез в карман искать бумаги, случайно вытащил пачку стодолларовых купюр. Потом еще деньги показал.

Продавцы пшеницы смотрят: отличный парень, нормально говорит, при деньгах. Поехали.

На элеваторе машину взвесили, Джумабой что-то сказал начальству, те кивнули и занялись: ЗИЛ отправили на разгрузку, потом, пустой, снова на весы - чтобы точно понять, сколько зерна сдано.

Нужно ли говорить, что когда ЗИЛ съехал с весов, Джумабоя и след простыл? Вроде вот тут был, все время, на глазах… Ты не видел? Где парень-то этот, а?

До сих пор его ищут.

* * *

Говорят, таких фермеров с каждым годом становится все больше, потому что эта история никого в Узбекистане не удивляет. Почему мошенничество, повторяющееся по одной и той же схеме, срабатывало? Почему люди «велись» раз за разом? Видимо, потому что все вокруг так делают. Потому что работать в открытую и по-честному в Узбекистане в последние годы не принято.

Так что морали не будет. Но нет пока и выхода из такой ситуации, когда все играют с государством и друг с другом на деньги. И все друг друга кидают.

Пересказала историю Мария Яновская

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА