11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан из-за браконьеров рискует остаться без многих видов птиц

24.11.2014 12:26 msk, Виктор Крымзалов

Политика Экономика Разное Узбекистан Общество

В клетках держат не только попугаев и канареек. Среди любителей пернатых популярны и многие виды диких птиц. Например, щеглы. Птичка яркая, поет красиво, а стоит не дороже привычного всем волнистого попугайчика. Именно эти качества, по мнению энтузиастов декоративного птицеводства Узбекистана, поставили существование популяции щеглов в дикой природе под большой вопрос. Узбекские браконьеры вылавливают щеглов в неисчислимых количествах и без разбора - вместе с самками и птенцами, птицы от неумелого обращения с ними гибнут тысячами. По утверждению специалистов, в Узбекистане многие виды пернатых вскоре могут просто исчезнуть.

Сейчас щеглы отправляются на зимовку туда, где теплее, совершая массовые перелеты. Это самый сезон для браконьеров. Результаты их деятельности 22 ноября можно было увидеть на ташкентском базаре Бешагач, который по субботам полностью отдается под торговлю декоративными птицами: чуть ли не половину птичьего рынка заняли клетки с «дикарями» - птицами, выловленными в природе.

- А так быть не должно, - утверждают птицеводы-любители, по просьбе которых я появился на базаре. - Как не должно оставаться после окончания торговли в укромных углах рынка груд дохлых щеглов и чижей.

Все эти птицеводы-любители в большинстве своем люди взрослые - кому под пятьдесят лет, а кому и за шестьдесят. Каждую неделю они приходят на Бешагач продать свой товар - выращенных в домашних условиях попугаев - или просто пообщаться. И все крайне возмущены браконьерским отловом дикой птицы в Узбекистане.

Ловить птицу можно по-разному

Я прошу одного из птицеводов-любителей рассказать о том, как он ловил птиц, когда был молодым. Тот соглашается при условии, что я не назову его имени - опасается, что в ином случае браконьеры будут на него «косо смотреть». Так что назовем его Эркин-ака.

По словам Эркина-ака, самый безвредный способ ловли для птицы - клетка-ловушка, внутри которой сидит птичка-приманка, обычно самочка. Дикий самец залетает внутрь открытой клетки, садится на жердочку, а та приводит в действие специальный механизм, захлопывающий дверку.


Это самый популярный на рынке щегол, называемый кукельдор. Фото «Фергана.Ру»

Много птиц клеткой-ловушкой не поймаешь, поэтому среди браконьеров популярен так называемый «тайник» - расстеленная на земле сетка, посреди которой ставится манок - клетка с птичкой. Когда вокруг манка собирается стайка птиц, сидящий в засаде птицелов дергает за веревку, привязанный к ней край сетки поднимается и накрывает зазевавшихся щеглов, дроздов или чижей.

А если речь идет об отлове большого количества птицы, то применяется «паутинка» - большая сеть, растянутая между деревьями. Манок стоит под этой сетью, птицы, откликаясь на призывный голос сородича, садятся на деревья и запутываются в многочисленных «карманах» сети. По словам Эркина-ака, так за один день во время перелета можно поймать двести, а то и триста птиц. Именно «паутинки» нынешней осенью применяются браконьерами: их устанавливают на маршрутах перелета дикой птицы, и пернатые попадают в сети целыми стаями.

Сам Эркин-ака никогда «паутинкой» не пользовался. По его словам, он покупал в Госкомприроды лицензию на отлов максимум сорока птиц. При этом «людям с улицы» лицензию не выписывали, давали только тем, кто состоял в Обществе охраны природы и озеленения Узбекистана.


Щеглы-кукельдор. Фото «Фергана.Ру»

- В ловле птиц есть много тонкостей, - поясняет Эркин-ака. - Я, например, ловил птиц только в первую половину дня. Потом птица уставшая, хочет пить. Если ее поймать в таком состоянии, то можно нанести вред ее здоровью.

По словам Эркина-ака, он никогда не ловил птицу в тот период, когда она выводит птенцов. Выпускал почти всех самок, попавших в сети, - для того, «чтобы сохранялся баланс в природе». Кстати, количество самок всегда специально оговаривалось в лицензии - не больше 12-15 процентов от общего числа птиц, разрешенных к отлову.

Отлов птиц превратился в «настоящее варварство»

- Лицензии давали только на некоторые виды пернатых - на щеглов, чижиков, овсянок, зябликов, жаворонков, - добавляет птицевод-любитель Александр (имя изменено по его просьбе). - На отлов пестрого каменного дрозда или варакушки (синей птицы) лицензию получить было невозможно. А сейчас на базаре можно увидеть все виды птиц, запрещенных к отлову. Даже синюю птицу. Клетки с ней на базаре появляются изредка только потому, что сама она редко встречается в природе.


На Бешагаче по субботам всегда многолюдно. Фото «Фергана.Ру»

По словам Александра, сейчас с отловом птиц творится «настоящее варварство». И не только оттого, что счет при отлове идет на тысячи. Заметив, что на дикую птицу есть спрос, торговлей пернатыми с целью наживы бросилось заниматься огромное количество людей, которые ничего не понимают ни в отлове птичек, ни в содержании их в неволе.

Наибольшей популярностью у любителей пользуются самцы щеглов - они крупнее и, в отличие от самок, поют. Их понимающий человек и будет отлавливать. Но браконьеру все равно, он ловит всех птиц и в любое время года, даже когда у пернатых период гнездования. Ему невдомек, что пойманные в это время щеглы и другие певчие птицы в неволе долго не живут. Птицы начинают тосковать, и если самец еще как-то может оправиться, то самка максимум через две недели обязательно погибнет.

Птицы, пойманные безграмотными браконьерами, гибнут в огромных количествах и из-за неправильного содержания. Например, щегла, привыкшего к диким полевым злакам, кормят, в основном, черными семечками. Желудок далеко не всякой птицы выдерживает такую нагрузку, большинство слабеет и умирает.


Седоголовые щеглы. Фото «Фергана.Ру»

«Раньше браконьерами занимались всерьез»

По словам моих собеседников, на Тезиковке, где когда-то был птичий рынок, «дикарями» торговало только человек десять. Как правило, это были люди, которые адаптировали отловленную птицу в домашних условиях и скрещивали ее с различными видами канареек и других домашних птиц - полученные гибриды раньше очень ценились на международных выставках. А все «лишнее» несли на базар.

Браконьеры встречались и тогда. Но вели они себя крайне скромно - на прилавках свой товар не выставляли, выискивали в толпе потенциальных клиентов и шепотом сообщали, что в багажнике его автомобиля есть пара «нужных птичек».


Снегирь. Фото «Фергана.Ру»

Причиной такого «скромного» поведения были тогдашние строгости по отношению к браконьерам. Их ловили и в полевых условиях, и по дороге из сельской местности в город - егеря проводили совместные рейды с милицией, проверяя автомобили. Очень часты рейды проводились и на Тезиковке. Сотрудники Госкомприроды совместно с милицией проверяли у продавцов дикой птицы наличие лицензии на отлов, и если таковой не оказывалось, птицу тут же выпускали, а незадачливых торговцев подвергали поучительным штрафам.

Сейчас же, по словам одного из птицеводов, Госбиоконтроль Узбекистана, призванный следить за порядком в области сохранения птиц, «ни хрена не работает».

Рейд в диковинку

Справедливости ради, тот же птицевод-любитель вспоминает, что в «позапрошлый базар» эта организация, видимо, получив множество жалоб, провела на Бешагаче показательный рейд: три сотрудника Госбиоконтроля совместно с милиционерами спрашивали у торговцев дикой птицей лицензию, и поскольку таковой у большинства не оказывалось, птицу выпускали, а нарушителей штрафовали.


Щеглы вызывают большой интерес у покупателей. Фото «Фергана.Ру»

Опешившие торговцы вели себя по-разному - кто убегал, а кто возмущался, напирая на то, что птицу он купил «на прошлом базаре», а сейчас ее просто перепродает, поэтому трогать его незаконно.

Другие любители добавляют подробности к этому рассказу, но при этом никто из них не может вспомнить, когда такой же рейд Госбиоконтроль проводил до «позапрошлого базара». Наверняка, не смогли этого вспомнить и браконьеры, а посему посчитали рейд таким же исключительным случаем, как падение метеорита на голову. И вновь наводнили базар, полагая, что следующая встреча с сотрудниками Госбиоконтроля произойдет не раньше, чем лет через десять.

Куда делось общество, где любили птиц?

О том, к чему может привести сложившаяся ситуация, я попросил рассказать Алишера Максудова - одного из самых авторитетных специалистов республики в области декоративного птицеводства. Он тоже по субботам приезжает на Бешагач.

- На первый взгляд, дикой птицы в природе меньше не становится, - говорит Максудов. - Но на самом деле ее бездумный отлов приводит к тому, что каждую осень в перелет отправляется все меньше молодняка. А во время перелета по естественным причинам гибнет большая часть старых птиц. Все это в итоге может обернуться тем, что в ближайшие годы популяции диких птиц начнут заметно сокращаться и в итоге обнулятся.


Птенцы красноголового вьюрка, которых нельзя ловить. Фото «Фергана.Ру»

Алишер уверен, что отловом птиц должны заниматься только профессиональные охотники или владеющие соответствующими знаниями птицеводы-любители. Он с уважением вспоминает времена, когда государство всячески поддерживало существовавшее при Госкомприроды ташкентское Общество птицеводов-любителей певчих и декоративных птиц, где сам он оказался последним председателем.

- Государство давало средства на проведение городских и республиканских выставок декоративных птиц и на ценные призы за первые места на них, - вспоминает Максудов. - Члены Общества за государственный счет даже ездили в Европу, в частности, в Чехию, где ежегодно проводилась международные выставки, и неоднократно получали там золотые медали. Это было не только престижно для Узбекистана. Общество воспитывало молодое поколение, которое и умело ухаживать за птицами, и любило их. Но в девяностые годы интерес государства к Обществу пропал, финансирование, соответственно, тоже.

В результате Общество птицеводов-любителей певчих и декоративных птиц фактически прекратило свою деятельность, превратившись в эфемерную организацию, существующую только в памяти ее бывших членов. Может, это одна из причин, почему отловом и продажей пернатых занялись люди, которые птиц не любят и делают все для уничтожения их популяции?


Эти молодые красношапочные вьюрки, по мнению специалистов, доживают последние часы. Фото «Фергана.Ру»

Птицу жалко!

Торговля на рынке заканчивается около двух часов дня. Продавцы собирают клетки с птицами, чтобы на следующий день отправиться на окраину города - базар Янгиабад, где по воскресеньям тоже возникает птичий рынок и можно продать товар, который не удалось реализовать на Бешагаче. А я вместе с птицеводами-любителями отправляюсь поглядеть на «целые груды дохлых щеглов и чижей».

Увидеть мне их не удается. Попались разве что две бездыханные птицы - синичка и волнистый попугайчик. Мои спутники посчитали такие малые потери результатом рейда Госбиоконтроля: браконьеры стали бережнее относиться к своему товару. Но другие завсегдатаи базара, моложе возрастом, советуют залезть на крышу рынка - по их словам, мертвых птиц теперь забрасывают туда.

Но крыша высокая, лезть туда не хочется. Хочется другого - чтобы государственные органы Узбекистана, призванные охранять природу, обратили на поднятую проблему серьезное внимание. Пока дикие птицы в Узбекистане еще есть.

Виктор Крымзалов

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА