21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Казахстан: Жителей Березовки нужно срочно переселять

Фото © «Уральская неделя»

Сегодня, 9 декабря, в Алма-Ате (Казахстан), в пресс-центре Казахстанского международного бюро по правам человека прошла пресс-конференция, посвященная массовому отравлению детей в поселке Березовка.

Напомним, 28 ноября в поселковой школе на первом уроке упали в обморок более двадцати школьников, через несколько дней, 3 декабря, за медпомощью обратились еще семеро детей, а 4 декабря дети снова теряли сознание.

Местные жители уверены: дело в отравляющих выбросах сероводорода, которые происходят из-за разработки близлежащего нефтегазового месторождения - Карачаганак. Однако компания «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» (КПО) утверждает, что у нее все под контролем, врачи ставят диагнозы «переутомление», а местные власти заверяют: создана комиссия, которая все тщательно расследует. При этом прокуратура Западно-Казахстанской области подтвердила, что выброс сероводорода все же был, а экологи требуют немедленно переселить жителей в безопасное место.

Накануне пресс-конференции «Фергана» поговорила с экологом, консультантом международной экологической организации Crude Accountability Сергеем Соляником, который был в Березовке и разговаривал с местными жителями и представителями властей.

Карта Казахстана
Поселок Березовка расположен в Бурлинском районе Западно-Казахстанской области Казахстана. Раньше он был центральной усадьбой совхоза «Акбулакский» - одного из богатейших хозяйств области. В поселке проживает около 1500 человек.

- Сергей, с какого времени в Березовке экологические проблемы?

- Проблемы начались где-то с 2001 года, когда началась активная эксплуатация Карачаганакского месторождения. Когда пришел консорциум иностранных компаний «Карачаганак Петролеум Оперейтинг», куда входит British Gas (BG Groop), Eni, Лукойл, «Шеврон», КазМунайГаз, - то проблемы стали нарастать. Повысилось загрязнение воздуха, особенно с 2003 по 2006-й годы, люди стали замечать, что у них появились проблемы со здоровьем, на огородах все стало хуже расти, скотина начала болеть. Березовка - бывший совхоз, и люди понимают, что такое растить овощи, выращивать скот, и могли сравнить, как было раньше, до эксплуатации месторождения, и что стало теперь.

- Речь идет о выбросах газа или о загрязнении почвы, воды?

- В первую очередь, газ. Месторождение отличается высоким содержанием сероводорода, и в первую очередь, это выбросы загрязняющих веществ, первое место среди которых занимает именно сероводород. Активисты проводили мониторинг с помощью Crude Accountability, мы использовали метод «ведерных бригад»: в специальные контейнеры берутся пробы воздуха и отсылаются на анализ в сертифицированную лабораторию. Мы отсылали в США эти пробы, собранные жителями Березовки, и там анализы показали наличие в воздухе 25 канцерогенов. Там помимо сероводорода еще букет разной гадости.

Карта Казахстана
Сергей Соляник (справа) разговаривает с жителями Березовки.

- Насколько превышено содержание вредных веществ?

- Я не могу сказать, оперативного мониторинга нет. У нас не настолько развито техническое оборудование. Станции, которые принадлежат «Карачаганак Петролеум Оперейтинг», вернее, компании КазГидроМет, которая ведет на деньги КПО мониторинг, показывает «ноль». Они постоянно говорят: У нас нулевой выброс. Но люди постоянно ощущают запах газа, особенно когда идут отжиги.

- Сероводорода?

- Да, запах сероводорода, тухлых яиц. Но там и других запахов много: то меркаптанами (органические сернистые соединения - ред.) воняет, то чесноком, то медикаментами, то еще чем-то… Причем сероводород - газ тяжелый, он то в одной части поселка появится, то в другой, и как раз накануне 28 ноября были серьезные выбросы, отжиг и гул стоял со стороны месторождения, - об этом рассказывали местные жители.

Поэтому, когда дети стали падать в обморок, у людей вообще не было никаких сомнений, в чем причина. Они в один голос сказали и государственной комиссии, и правоохранительным органам: это выброс с месторождения.

Карта Казахстана
Дети каждый раз падали в обморок примерно в 09.30 ч. утра. На снимке: врачи местной больницы ведут к машине «Скорой помощи» школьника, которому стало плохо.

- А почему молчат вышки, которые призваны контролировать уровень сероводорода? Они не работают?

- Я не знаю. Это оборудование КПО, и никто не имеет права на них залезать. Сейчас государственные органы запросили всю информацию по мониторингу от самой компании, и что покажет мониторинг, я не знаю. Но прокурор уже сделал заявление, что одна из вышек во время критической ситуации не работала.

Главное - люди не верят, просто не верят данным мониторинга КПО. Я был свидетелем, как два года назад, когда мы снимали фильм «Пять километров равнодушия» в Березовке, многие жители говорили: накануне был страшнейший выброс, сильно воняло газом. И ни одна (!) из вышек не сработала. И поэтому отношение жителей к этим вышкам такое: ну и что, что они стоят? Все равно ничего не показывают! А если показывают, то только то, что нужно КПО.

Я приехал в поселок 3 декабря. И жители рассказали: накануне, 2 декабря, опять был сильный запах сероводорода. Они позвонили в службу по чрезвычайным ситуациям, сообщили в КПО. Это было в шесть часов вечера. И только в 10 вечера приехали работники КПО, сделали замеры: «У нас все по нулям». И это - типичный случай, проверяющие приезжают с задержкой в несколько часов, когда ветер уже все развеял. Люди никому не верят.

- А проверяющим близко ехать? Не несколько часов?

- Конечно. В чем еще проблема в Казахстане - не только с Карачаганаком, но и с другими месторождениями? У нас нет государственного экологического мониторинга. Станции Гидромета, которые работали при СССР, ликвидированы, их нет. И фактически компания КПО - монополист. Она платит за экологический мониторинг, и эти же данные предоставляются государству. Источника независимой экологической информации нет.

- А государство может заказать экспертизу другой фирме, не той, которая обслуживает КПО?

- Государство все может, но об этом лучше спросить государственные органы. Дело в политической воле. На моей памяти каждый новый министр по охране окружающей среды заявлял: мы восстановим систему экологического мониторинга, у нас будут свои данные, бла-бла-бла… И дальше разговоров дело не идет.

- А кто же сейчас берет пробы в Березовке?

- Сейчас - государственные органы. Действует государственная комиссия, ее возглавляет заместитель акима ЗКО Арман Утегулов, они привлекают специалистов, научные институты, госорганы… Но тот же прокурор ЗКО признал, что поздно спохватились, что некоторые пробы нужно было брать сразу же, оперативно.

- Прокурор говорил, что и врачи оказались не готовы: нужно было брать у пострадавших школьников смывы с волос, с кожи, а это не было сделано…

- Да. И это показывает, насколько они готовы к развитию чрезвычайной ситуации. Хорошо, если у детей все закончится временным недомоганием. А если разовьется хроническое заболевание? Все отравления сероводородом страшны последствиями, которые могут проявиться через год-два-три, поражается центральная нервная система.

Да, врачи оказались не готовы. Но что можно требовать от сельской амбулатории? Там что, токсикологи сидят? В лучшем случае, терапевты широкого профиля. Главврача Березовки не было на месте, он был в командировке. И конечно, фельдшеры сработали, как смогли. Вызвали «Скорую» из Аксая, пришли две машины, всех детей не смогли уместить - 19 человек одномоментно упали в обморок, - и оставшихся родители растолкали по своим машинам и увезли в Аксайскую больницу.

- Но и в Аксайской больнице тоже ведь не сразу поняли, что произошло?

- Не знаю. Но тот диагноз, который ставили врачи, - «переутомление» - вызвал гнев у родителей. Они активно об этом говорили на встрече с акимом области, которая произошла 29 ноября. Какое переутомление на первом уроке, причем массовое?

- Почему он ставит такой диагноз?

- У меня впечатление, что власти пытались - и возможно, пытаются - замять последствия, снизить остроту ситуации. И заявление прокурора, что выбросы на месторождении все-таки были, до сих пор официально не связывают с внезапным ухудшением состояния детей, с этой трагедией.

Власти сейчас стараются успокоить людей, пострадавших привезли в Уральскую больницу, заверяют, что проводят широкомасштабное расследование, мол, не поддавайтесь панике, слухам. Советуют ждать результатов. Хорошо, мы ждем.

Но впереди новогодние праздники, и я опасаюсь, как бы это дело не спустили на тормозах. Ведь родители пострадавших детей даже не могут получить на руки результаты медицинских анализов. Люди требуют: раз вы не можете разобраться, дайте нам выписки, и мы поедем в Оренбург, будем говорить с другими токсикологами… Но в Аксайской райбольнице говорят: у нас еще не все готово, подождите. На мой взгляд, просто морочат людям голову.

Мы советуем жителям в письменном виде требовать от органов здравоохранения предоставить им информацию, а нет - в суд.

Карта Казахстана
На снимке: Елена Фахутдинова со своими детьми, которым стало плохо утром 4 декабря.

- Все обмороки случились в школе. Может, причину нужно искать в школьном здании?

- Это пусть следователи разбираются. Здание школы - стандартное, буквой «П», и два ее крыла, левое и правое, раскрыты в сторону месторождения. Здание могло сработать как ловушка, как накопитель вредного газа. Накануне были выбросы, многие говорят, что утром в поселке воняло сероводородом. И если ребенок ослаблен, он мог схватить дозу. К тому же сам поселок находится в низине.

- Какие существуют пути решения этого конфликта?

- У нас только одно требование - переселить жителей.

- Но ведь одно село возле Карачаганака - Тунгуш - переселили, а Березовку нет. Почему?

- Там была манипуляция с санитарно-защитной зоной. Сначала шел разговор о переселении двух поселков, Тунгуша и Березовки. Тунгуш находился в трех километрах от месторождения, и его - правда, с нарушениями, - переселили. Но в 2003 году по инициативе КПО на месторождении была сокращена санитарно-защитная зона, с пяти до трех километров. Они объясняли это тем, что применяются самые современные технологии, которые берегут окружающую среду. И Березовку не стали переселять.

Там был букет нарушений, что сначала подтвердила прокуратура, а потом мы в суде доказали, что сокращение санитарной зоны было незаконно. Не было проведено государственной экологической экспертизы, нарушено экологическое законодательство и так далее.

- Кто должен переселять жителей Березовки? КПО или власть?

- Вместе. Решение должно приниматься в Астане, это функция правительства. И в этом, безусловно, должна принимать участие компания. Важно понимать, что не люди пришли на Карачаганак, поселились там, а сейчас требуют, чтобы их переселили. Это компания пришла к ним, начала разрабатывать месторождение - и многие долгое время не хотели переселяться. Они прожили там всю жизнь, там могилы предков. С чего вдруг им переезжать? Терять родину?

- О компенсации речь идет?

- Нет. Более того, власти даже пытаются замять вопрос с переселением. На встрече с акимом области все говорили: нужно переселение.

- Сколько жителей в Березовке?

- Полторы тысячи, вместе с детьми. С точки зрения государственного бюджета Республики Казахстан, с точки зрения месторождения - эту проблему давно надо было решить. «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» любит заявлять о своей социальной ответственности. Так что ж вы людей не переселите? Они подвергают свою жизнь опасности ежедневно, а после 28 ноября люди вообще в шоке. Проблема коснулась самого святого - здоровья детей. Люди в ярости.

- Где работают жители Березовки?

- В основном, на месторождении. Но туда устроиться не так просто. Получить работу на Карачаганаке - большая удача, и не такие уж там большие деньги.

- Это же в Березовке были провалы в земле?

- Да. Вокруг поселка и в самом поселка. Мы считаем, что это связано с разработкой месторождения. Идет мощная выкачка конденсата и газа, нарушается внутренняя структура почвы. Это характерно для больших нефтегазовых месторождений. Более того, это является источником техногенных землетрясений. И то, что сейчас начали появляться провалы и в поселке, и вокруг него, - это еще одна причина для того, чтобы переселять Березовку. Жители поселка в любой момент могут провалиться под землю. То же самое происходило в Газли, если вы помните. Дома одномоментно могут уйти под землю.

- Если будет переселение, то речь идет о строительстве нового поселка?

- Им обещали построить новый поселок. И жителям Тунгуша обещали поселок, современный, с инфраструктурой. А как переселили? Им дали многоквартирный дом на окраине Уральска - людям, которые всю жизнь прожили в сельской местности. Трагедия была для многих. Кто-то остался там, а кто-то продал квартиру и уехал в сельскую местность… Некоторые потом еще два года судились с государством о получении компенсаций по скотине, по имуществу и проч.

Мы ставим вопрос так: каждая семья имеет право требовать адекватного жилья, участка земли и компенсации за потерю имущества, здоровья. Можно говорить и о моральной компенсации: людей лишают родины. И с каждой семьей нужно договариваться отдельно, что люди хотят: квартиру в Уральске, дом в поселке и проч. Так по закону. Или пусть строят новый поселок и всех переселяют.

* * *

«Фергана» продолжает следить за ситуацией в Березовке.

Мария Яновская

Международное информационное агентство «Фергана»