16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Бывший вице-премьер Ирландии: «Азимжан Аскаров должен быть освобожден»

9 декабря, накануне Международного дня прав человека, что отмечается сегодня, бывший вице-премьер и бывший министр иностранных дел Ирландии Эймон Гилмор (Eamon Gilmore) по предложению Front Line Defenders посетил осуждённого на пожизненное заключение правозащитника Азимжана Аскарова. Аскаров подробно рассказал господину Гилмору о своем деле, а тот, в свою очередь, обсудил его с киргизскими чиновниками.

По итогам своей поездки Эймон Гилмор намеревается не только встретиться с представителями Европейского Союза и ООН, чтобы еще раз поднять тему несправедливо осужденного Аскарова, но и направить письмо президенту Кыргызстана с просьбой о содействии в освобождении известного всему миру правозащитника. По итогам своей поездки в Кыргызстан Эймон Гилмор дал эксклюзивное интервью «Фергане».

- Нашему изданию неоднократно отказывали в посещении Азимжана Аскарова. Были ли у вас сложности с получением разрешения на посещение его в тюрьме?

Эймон Гилмор: - Дело Азимжана Аскарова очень хорошо известно международному сообществу, со стороны которого было предприняты различные действия для его освобождения. Еще в 2011 году, когда я занимал пост министра иностранных дел Ирландии, а также председательствовал в ОБСЕ, я заинтересовался этим делом и поднимал вопрос освобождения Аскарова перед представителями кыргызстанских властей.

После того, как я покинул эти посты в июле 2014 года, организация Front Line Defenders, которая активно занимается защитой правозащитников, попросила меня заняться этим делом. Они также спросили, могу ли я съездить в Кыргызстан и посетить его в тюрьме? Я согласился, и мне подготовили визит. Насколько мне известно, сложностей в получении разрешения на посещение тюрьмы не было, нас достаточно хорошо приняли.

Встреча продлилась почти полтора часа, за это время Азимжан рассказал об обстоятельствах его ареста, что его избивали, к нему применяли пытки, пока он находился под следствием и во время судов на юге. Он также заверил, что невиновен и что он занимался мирной правозащитной деятельностью.

Ему также было важно знать, что международное сообщество не забыло о его деле.

Кроме того, мы обсудили его состояние здоровья. Как известно, у Азимжана есть проблемы со здоровьем. Лично я впервые видел его, но мои коллеги, которые встречались с ним до этого, сказали мне, что за эти годы он сильно сдал. В связи с этим я буду просить официальные лица Кыргызстана применить в отношении него правила гуманитарного права и освободить из тюрьмы.


Азимжан Аскаров и Эймон Гилмор

- Кто еще присутствовал при вашей встрече, и насколько открыто разговаривал с вами Азимжан Аскаров?

- Встреча проходила в присутствии двух сотрудников администрации тюрьмы, которые никак не вмешивались в нашу беседу. У меня не сложилось впечатления, что Аскаров как-то себя сдерживал. Он говорил очень убедительно.

Даже находясь в заключении Азимжан Аскаров ведет активный образ жизни, изучает языки и пишет картины. При помощи правозащитников его супруга Хадича несколько раз организовывала выставки работ своего супруга (и тут)
- Говорили ли вы о его жизни в тюрьме?

- Он не говорил, в каких условиях живет. Для него было важно рассказать про арест, как проходил суд, который он считает несправедливым. Он ясно подчеркивал свою невиновность и уверен, что несправедливо находится в заключении.

- С кем из официальных лиц Кыргызстана вам удалось встретиться?

- Сразу после посещения Аскарова я встретился с депутатом, председателем комитета по международным делам Жогорку Кенеша (парламента) Каныбеком Иманалиевым. Я ему рассказал о своем посещении Аскарова и отметил, что что лучшим выходом было бы освободить его на гуманитарных основаниях. Также я думаю, что по итогам своей поездки напишу письмо президенту Атамбаеву с аналогичной просьбой.

У международного сообщества большой интерес к этому делу, и мы постараемся любыми способами поддержать Аскарова, поэтому я расскажу об этом визите своим коллегам и подготовлю отчет.

Я уже рассказал о своем видении этого дела представителям офиса ОБСЕ в Бишкеке, также намерен обсудить его кейс с представителями Европейского Союза и в структурах ООН.

- Что вам ответил Иманалиев?

- Это вам лучше спросить у него. В своем ответе он изложил позицию, касающуюся юридической стороны дела Аскарова. («Фергана» созвонилась с Каныбеком Иманалиевым. Депутат сказал, что пока ни о каком итоге встречи с Гилмором говорить нельзя, что в ближайшее время ему передадут документы по делу Аскарова, он с ними ознакомится и только потом даст комментарий - ред.)

Также важно, что жалоба Аскарова в Комитет ООН по правам человека уже подана, и надеюсь, ответ ООН мы еще услышим.

Однако даже если не брать юридическую сторону дела, нужно помнить: у человека серьезные проблемы со здоровьем, он сильно сдал, и это и есть гуманитарные основания для его освобождения.

- После решения Верховного суда, которое является окончательным, и отказе в пересмотре дела вы верите, что его освобождение возможно?

- Да, для этого достаточно посмотреть на другие подобные дела. Я могу привести примеры кейсов, с которыми лично знаком, потому что в рамках разрешения конфликтов в Северной Ирландии было много дел, когда юридическая сторона оставалась в стороне, а люди были отпущены на свободу на гуманитарных основаниях. Некоторые из-за того, что прошло много времени с момента их заключения, другие – так как начался процесс мирного урегулирования конфликта. Поэтому я верю, дело только за проявлением воли властей.

Кроме того, я верю, что такой великодушный жест со стороны киргизского правительства поможет улучшению имиджа страны на международном уровне.

- А как вы оцениваете настроение самого Аскарова?

- У него непростая ситуация. Он пожилой человек. Его здоровье ухудшается. Тем не менее, я думаю, что он реалист, который продолжает надеяться.

* * *

Вместе с Эймоном Гилмором во встрече с Аскаровым участвовала координатор по защите и исследователь Front Line Defenders Мария Шищенкова. Это была не первая встреча Марии и Азимжана. Увидев ее, Азимжан заплакал…

«Он нам прямо сказал, что сидит, потому что он узбек, - рассказывает Шищенкова. - Рассказал, что в других случаях людей отпускали, а его дело встало. Он рассказывал, как плохо с ним обращались, как чуть не довели до самоубийства. Было очень тяжело это слушать. Я присутствовала на суде первой инстанции в Ноокене, и судебный процесс произвел на меня удручающее впечатление. Но в то время для нас был главным даже не сам суд, потому что после расследования, которое длилось всего пару месяцев и к задержанным применялись недозволенные методы дознания, надежды на справедливость не было. Нам казалось важным как можно скорее вытащить Аскарова с юга. Мы надеялись, что пройдет время и будет начат процесс урегулирования конфликта. И тогда появится надежда на справедливое судебное разбирательство и на расследование заявлений о применении пыток. Согласно международным стандартам сам факт пыток – уже основание для пересмотра дела. Однако этого не произошло. Тем не менее, мы продолжаем верить, что это дело рано или поздно разрешится в лучшую сторону».

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»