15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Консульство Узбекистана в Москве: Суровое гостеприимство родины

05.01.2015 17:59 msk, Дмитрий Аляев (Москва)

Миграция  Россия Права человека Законы Узбекистан Общество

В России расположено всего два консульства Республики Узбекистан - в Москве и в Новосибирске. К сожалению, этого слишком мало на огромную армию трудовых мигрантов - граждан Узбекистана, находящихся на заработках в РФ. Да и в этих двух учреждениях, которые должны бы по идее быть лицом страны, прием граждан организован из рук вон плохо, царят хаос и хамство. О том, что творится в консульстве Узбекистана в Москве, рассказывает корреспондент «Ферганы», лично отстоявший все очереди к заветному к окошку.

* * *

...Хмурое московское утро. Второй Казачий переулок - самый центр российской столицы. Тут, между двумя улицами, на одной из которых находится посольство Республики Узбекистан, а на другой - гостиница этого посольства, располагается и консульство Узбекистана. Именно сюда стекаются граждане Узбекистана, проживающие на территории России, если им необходимо решить какие-то вопросы.

В прессе советской поры была такая рубрика: «письмо позвало в дорогу». Как это ни смешно, но примерно так же получилось и в нашем случае. В интернете уже на протяжении нескольких лет снова и снова появляются сообщения узбекистанцев с жалобами не только и не столько на само узбекское посольство в России, сколько на работу именно его консульского отдела, на беспорядок, который там царит, на огромные очереди, на хамство и грубость сотрудников, на их издевательское отношение к посетителям.

Вот и совсем недавно в сообществе потребителей из Узбекистана в Фейсбуке на эту тему было опубликовано письмо интернет-пользователя Антона Долгоновского, который описывает своё посещение консульства.

«Цивилизация обошла стороной данное учреждение, - отмечает Антон в своём посте. - Рамок металлоискателей, сканеров для паспортов здесь нет. Очередь на вход растягивается на несколько часов. Люди стоят под дождем, снегом, на морозе. Навесов нет. Далее попадаешь внутрь посольства во внутренний двор. Еще одна очередь под открытым небом. Можно потратить 2-3 часа ожидания, чтобы попасть внутрь здания. Документы на выход из гражданства принимает только одно окно. Нужно сдать 5 документов. Документы принимают до 2 часов дня. Сотрудник, принимающий документы, вчитывается в каждую бумажку, автобиографию на 1 странице читает минут 10. Чего хочет там найти, непонятно. Наверное, буквы для него незнакомые, другого объяснения медлительности найти сложно. Далее, он находит какую-либо несущественную ошибку в документах и отправляет гражданина вносить исправления. Причем, в здании посольства это сделать нереально, отсталость заведения не дает возможности поставить компьютер с принтером. Необходимо исправлять за пределами посольства, а на следующий день заново проходить весь этот ад. На следующий день найдут еще исправления. Передо мной стоял человек, который пришел четвертый раз, и его опять развернули. Стоимость услуги составляет $110. Сотрудники посольства позволяют себе хамить, общаться словами «ты что, здесь самый умный?», «мы здесь правила устанавливаем, вышел отсюда» и прочее. Окна отдельного для беременных и инвалидов нет, все в общую очередь…».


После посещения Консульского отдела Посольства Республики Узбекистан Долгоновский, по его словам, составил жалобу на действие-бездействие должностных лиц и отправил ее в адрес посла и узбекского МИДа. Антон сообщил редакции, что его жалобу в посольстве приняли, но ответа на неё он пока не получил.

Преодоление преград

Поэтому, чтобы подтвердить или опровергнуть эту жалобу, я и оказался во 2-м Казачьем к 10 утра, когда и открывается консульство. Надо сказать, что предварительно я звонил узбекским дипломатам, чтобы получить хоть какой-то комментарий, однако оба телефона - (499)230-13-01 и (499)230-00-54 - были либо заняты, либо в трубке слышались бесконечные долгие гудки. Приём граждан, как указанно на сайте Посольства, происходит с 10 до 13 часов, кроме выходных и официальных праздников Республики Узбекистан. Тем не менее, когда я был около консульства, очередь там была уже большая. При этом организованности в этой очереди не было никакой. Вопрос «кто последний?» так и повис без ответа.

Оказалось, что «последних» там не было, все были «первыми». Другими словами, внутрь консульства с улицы можно было попасть, только распихав локтями толпу и протиснувшись к самому входу, чтобы столкнуться с очередной партией посетителей. По слухам, для того, чтобы только попасть на территорию консульства, необходимо заплатить мзду сотрудникам в размере 500 рублей. Однако эта информация не подтвердилась. Во всяком случае, я попал туда бесплатно.


Преодолев первый барьер, посетители попадают в «предбанник» - помещение между входной дверью с улицы и вторым постом (этот «предбанник» или «отстойник» нужен, вероятно, для того, чтобы накопить страждущих перед проходом во внутренний двор консульства.). Помещение «предбанника» представляет собой короткий узкий коридор, переходящий в небольшую, даже можно сказать, тесную комнату, битком забитую людьми. Стульев тут не много, поэтому основная масса людей стоит.

Окрашенные в казенный унылый цвет и местами обшарпанные стены, тусклый свет, сотрудники в камуфляжных костюмах... Весь интерьер напоминал затрапезный опорный пункт милиции где-нибудь на окраине Ташкента. Я покинул Узбекистан десять лет назад, но при виде подобной обстановки мне показалось, что я никуда не уезжал, и стоит мне выйти, как на «солнечной стороне улицы» я увижу привычные вывески, а по дорогам будут проноситься «Нексии», «Матизы» и «Дамасы».

На стенах висело множество объявлений, из которых я понял только «Не курить», «Не пользоваться фото и видео камерами», «Не пользоваться мобильными телефонами» - официальная секретность страны, которая перманентно бдит. Тут уже очередь более, если так можно выразиться, «цивилизованная»: во всяком случае, каждый знает, за кем стоит, и все медленно, но неуклонно продвигаются ко второму «кордону».

Тут я заметил, что посетители резко делятся на граждан Узбекистана, таджикистанцев (последних было большинство) и небольшое количество «европейцев». Надо отметить, что узбекистанцы, в основном стояли для обмена паспортов, а жители Таджикистана — за транзитными визами для поездок домой, а «европейцы» - для решения вопросов о выходе из гражданства.

Не корысти ради…

Надо сказать, что я, дабы меня раньше времени не выставили вон, начал было судорожно сочинять «легенду», зачем я, собственно, тут нахожусь. Но потом меня осенило: мне и не надо ничего придумывать. Моя супруга когда-то имела узбекское гражданство. И несмотря на то, что она уже давно россиянка, согласно последним, принятым ещё летом поправкам к российским законам, она должна уведомить власти своей страны о наличии второго гражданства. Так как ни её, ни и сотни тысяч остальных бывших узбекистанцев узбекская сторона уведомить о том, имеют ли они ещё подданство Узбекистана или уже нет, так и не сподобилась, я решил заявить, что за уточнением этого вопроса и приехал. В общем, как отец Фёдор из «12 стульев» - «не корысти ради, а токмо волей пославшей мя жены». Дескать, некогда ей самой приезжать. Сработало.


Дойдя до второго поста, где, собственно, и задают вопрос о цели визита в консульство, я всё это и объяснил. У меня приняли для проверки паспорт, от руки переписали данные, затем обыскали руками (чем не опорный пункт!) и только после этих процедур пустили во внутренний дворик.


Это небольшой, но чистенький двор под открытым небом. В одном его конце рядом с мусорными баками – место для курильщиков. Сбоку – туалет. Туалет не то чтобы ужасный, а просто без всяких претензий на ненужную роскошь, исполненный в лучших традициях «совкового» ватерклозета. При этом стоимость его посещения равняется среднемосковской «туалетной» цене.

С другой стороны двора находится помещение, в котором граждане и общаются с представителями властей Узбекистана. Но в это помещение ещё надо попасть. Ладно «европейцы», их мало и они в помещение заходят довольно быстро (во всяком случае, так было при мне) и уже там выстраиваются в очередь к своим двум окошкам. Чего не скажешь об узбеках, они выстраиваются в длинную очередь ещё во дворе и стоят довольно долго. В непогоду, полагаю, приятного в этом стоянии под открытым небом мало. Тем более что в помещение узбеков и таджиков запускали мелкими партиями, а если вдруг человеку понадобилось выйти, то назад никто его не пустит, пока он не отстоит очередь заново.

Честно говоря, мне стало искренне жаль посетителей консульства. Эта очередь во дворе мне живо напомнила кадры облав нелегальных мигрантов, которые часто крутят по российскому телевидению. Там сотрудники полиции и ФМС выстраивают мигрантов в очереди по одному и заставляют класть руки на плечи впереди стоящему. Такие же две тесные и плотные очереди были и в консульстве, разве что руки на плечи друг другу не клали. Этих людей гоняют российские силовики и их отношение к мигрантам ещё как-то можно объяснить. Но чтобы так же пренебрежительно и даже презрительно к тебе относились в посольстве своей же страны?..

Единство бывших

Наконец, я попал в главное помещение и снова занял очередь к нужному мне окошку. Разговоры стоявших рядом людей вращались вокруг выхода из узбекского гражданства, получения гражданства России, говорили о родственниках, оставшихся в Узбекистане, о ценах на жильё в Ташкенте (чтобы продать квартиру) и о ценах на недвижимость в московском регионе (с нескрываемой надеждой попытаться квартиру купить). Некоторые из стоявших были тут уже не в первый раз, так как ранее у них обнаруживались какие-то неполадки в документах.

Пожилой кореец с ташкентского Куйлюка рассказывал, что оформляет пенсию, но от него требуют справку с того предприятия, на котором он отработал всю жизнь, а это предприятие в Ташкенте уже давно закрылось, как позакрывались в 90-х годах десятки других предприятий и организаций. Что делать бывшему гражданину Узбекистана? Долго его будут посылать в погоню за несуществующими бумажками?..

Какой-то молодой парень пропустил меня вперёд себя. Но не из вежливости: у него не оказалось с собой копии какого-то документа и его супруга упорхнула куда-то искать ксерокс. «Наверное, уже не успеем сегодня, - сетовал парень, обращаясь ко мне, - но если жена вернётся до закрытия, вы уж пропустите нас, пожалуйста…»

В этом помещении, как и в «предбаннике», было очень мало скамеек или стульев, несмотря на то, что в очередях было много женщин с маленькими детьми. На стенах также весели объявления, призывающие воздержаться от фото и видеосъёмок и использования мобильных телефонов. Не заметив настенных часов, я машинально достал телефон, чтобы посмотреть, который час. Тут же от дверей отделился здоровенный охранник в камуфляже, ростом выше меня на целую голову (а мой рост примерно 180 см.) и, быстро подойдя ко мне, произнёс гневную речь, которая сводилась к тому, что вот, мол, меня, как порядочного, сюда пропустили, а я, неблагодарный, телефон достал. Поняв всю степень своего нахальства в отношении консульского гостеприимства, я покорно выключил и спрятал мобильник.

Моя очередь к окошку подошла где-то в 13.20-13.30. Как и я, остальные граждане уже нервничали, что приёмные часы подходят к концу. Однако в 13.00 окошко не закрыли и продолжали обслуживать посетителей. Я изложил суть своей проблемы и получил, наконец, вполне исчерпывающий ответ: чтобы моей жене узнать, является ли она гражданкой Узбекистана или нет, ей, в общем-то, и делать-то ничего особо не надо. Так, сущая безделица: прилететь из Москвы в Ташкент, явиться в то отделение милиции, где она писала отказ от гражданства, и именно там ей дадут ответ.


С чувством исполненного долга я покинул консульство. Правда «ложку дёгтя» подкинул один из тех, что постоянно трутся около посольства, делая на этом какой-то свой маленький бизнес. Услышав краем уха то, что именно меня интересует, он авторитетно заявил, что никому, кто когда-либо имел узбекское гражданство, выход из этого гражданства Ташкент не подтверждает…

Дмитрий Аляев. Фото автора и Антона Долгоновского

Международное информационное агентство «Фергана»