16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Колонка Сергея Дуванова. Расстрел в Париже - столкновение цивилизаций?

08.01.2015 23:44 msk, Сергей Дуванов, журналист (Казахстан)

Политика Казахстан Права человека Криминал Религия Терроризм Свобода слова

На фото - обложка одного из номеров журнала «Шарли Эбдо». Надпись в «облачке»: «Сто ударов плетьми, если вы не умрете со смеха»

Расстрел редакции французского сатирического журнала обнажил важную проблему нашего общества – наличия в нем плохо скрываемой поддержки исламистов, которые, по версии одного из комментаторов с Фейсбука, «защищают ислам от оскорблений со стороны западной демократии».

Давайте разберемся, о каком оскорблении мусульман карикатуристами идет речь? Журналисты, что - в мечеть к ним пришли и там стали оскорблять? Вообще-то они в СВОЕМ журнале рисовали карикатуры. В своей стране, где это традиционно воспринимается как норма. Рисовали на всех: на президентов, на политиков, на звезд эстрады, на ученых, на католиков, на мусульман – на всех тех, кто в их понимании достоин того, чтобы быть смешным. Жанр такой - обязывает.

Если, скажем, в вашей семье принято вытирать ноги о коврик, на котором изображен Сталин, а в нашей он висит в красном углу, то это еще не повод, чтобы всех, кто вытирает ноги об нашего кумира, перестрелять. Лучшее, что можно сделать в этом случае, это не ходить к вам в гости. Так и в случае с журналом. Никто никому этот журнал силком не навязывал, по почте не рассылал, на заборах не развешивал. Лежал он себе на газетных развалах, кто хотел - брал, кто не хотел - проходил мимо. Обычная ситуация для Европы - не нравится журнал, не читай его.

Представляете, скольким в Украине сегодня не нравится то, что «рисуют» российские телеканалы. Вот уж где оскорбление на оскорблении, но ведь никто не едет в Останкино, не стреляет. Почему? Потому что - при всей силе накала идеологического противостояния – это все же цивилизованные люди, понимают, разницу между словом и автоматом.

Вообще ситуация интересная: их пустили в страну, дали возможность построить мечети, молиться своим богам, жить своими обычаями. Но кому-то этого показалось мало. Они решили перестроить этот европейский мир под себя и запретить приютившим их людям делать то, что они привыкли делать раньше. А чтобы дело пошло быстрее, пришли к тем, кто их высмеивал за это с автоматами, и просто убили. Потому что им не нравилось, то что они над ними смеются. Как говорится, в чужой монастырь - со своим … автоматом.

Интересно, что до них никто из людей, которых высмеивали карикатуристы, не додумался реагировать подобным образом. Карикатура - это разновидность шутовства. Обижаться на шутов, скоморохов и паяцев не принято у всех народов. Это считалось признаком не только отсутствия чувства юмора, но и невоспитанности и неотесанности. Но стрелять в художников-карикатуристов, похоже, сподобились только исламисты!

Чем продиктована эта завышенная обидчивость? Повышенной религиозной чувствительностью: мусульмане слишком болезненно воспринимают все, что касается их веры. Молодая религия, на пике своей пассионарности, претендующая на экспансию и переживающая драйв роста, требует к себе уважения со стороны тех, кто в религиозном плане уже перегорел и потерял былые претензии к окружающему миру. Для европейцев и американцев религия - это уже вторым, если не третьим, планом.

Для мусульман же любое неосторожное слово, любая двусмысленность фразы или откровенный рисунок – это уже оскорбление, требующее в лучшем случае извинений, в худшем - отмщения. Тогда как для остального мира, ушедшего в социально-культурном плане вперед, это, как правило, всего лишь повод для судебных претензий. То есть, происходит нестыковка этических норм разных цивилизаций, при которой каждая из сторон смотрит на событие со своей колокольни. Понятно, что в этом случае будет две правды, два восприятия и два решения проблемы. То есть, каждый видит свое.

Люди западной культуры в поведении мусульман видят проявление отсталости, анахронизма и дикости. Для них положение женщины в исламском обществе – это вопиющая дискриминация и нарушение гендерных прав; религиозный фанатизм и пренебрежение к правам и свободам граждан – свидетельство отсталости и архаичности общественного сознания, а стрельба по художникам, нарисовавшим что-то обидное – это просто откровенная дикость.

Мусульмане же, в свою очередь, в западном образе жизни видят культурный декаданс, нравственную деградацию и распущенность. Для них дико видеть, как одеваются и ведут себя западные женщины, им претит демократический стандарт политической жизни, уравнивающий королей, президентов, бизнесменов и таксистов, и позволяющий журналистам писать и рисовать все, что им вздумается. Для них также абсолютно неприемлема толерантность в отношении сексуальных меньшинств, которую демонстрирует Запад.

Два мира, два восприятия реальности, которые не всегда совпадают. Не совпали они и в части восприятия карикатур. В этом конкретном случае проявились два принципиальных момента, которые высветили наличие разных цивилизационных трендов в казахстанском обществе – восточно-традиционалистского и западно-демократического.

Первый момент, который поделил казахстанцев, это отношение к смерти журналистов. Одни тактично (выразив соболезнование) согласились, что журналисты заслужили смерть, так как то, на что они покусились, выше человеческой жизни. Другие считают, что независимо от того, кто в этом конфликте прав, а кто виноват – убивать нельзя. Категорически! Чисто по человечески, делать можно все что угодно: рисовать в ответ гнусные карикатуры, пытаться добиться сатисфакции через суд, в конце концов, можно просто плюнуть в лицо, а в порядке особого исключения даже набить морду (честно как на дуэли). Но убивать человека нельзя!

На мой взгляд, нет ничего глупее, чем пытаться смыть оскорбление кровью. Это удел тех, кто не понимает, что пролитая кровь отмщения остается пятном на имени того, за кого они мстят. Все чего добились сегодня террористы – это вымазали имя мусульманского пророка в крови карикатуристов. Здесь я как атеист, очень жалею, что бога нет. Потому что в противном случае наверняка он такое бы не оставил без внимания и наказал бы тех, кто подрывает имидж ислама.

Второй принципиальный момент, который важно учитывать в этой ситуации, это то, что не европейцы приехали в мусульманскую страну и пришли в мусульманский храм со своими карикатурами, чем оскорбили окружающих. На самом деле это мусульмане приехали в Европу, где карикатуристы занимались тем, что насмехались над окружающими.

Приехали, живите по существующим правилам, привыкайте к тому, что здесь принято, включая насмешки карикатуристов! Не нравится – есть два варианта. Либо добивайтесь демократическим путем запрета этих карикатур, через принятие соответствующего закона, либо езжайте туда, где таких журналов нет. А прийти в чужой монастырь со своим уставом, да еще и стрелять в тех, кто не понравился – это уже совсем не по-европейски. Боюсь, что для тех, кто этого еще не понял, на Западе настают не самые лучшие времена.

Еще один важный момент – степень ответственности простых мусульман за подобные теракты их единоверцев. Конечно, формально миллионы простых мусульман здесь не при чем. Не могут же они нести ответственность за всех отморозков, которые прикрываясь исламом, убивают людей. Но в данном конкретном случае есть специфика – у части верующих есть симпатии к тем, кто устроил эту кровавую бойню, мстя за пророка Мухаммеда. Возникает уникальная возможность понять, насколько для рядовых мусульман общечеловеческие ценности важнее их религиозных чувств. И здесь, как оказывается, все очень не однозначно.

Так, в интернете полно людей, которые пытаются возложить часть вины на журналистов, которые-де, не вняли угрозам и продолжали публиковать карикатуры, провоцируя тем самым террористов. Там же можно найти и тех, кто пытается корректно оправдать убийство журналистов тем, что они оскорбили религиозные чувства мусульман. Наконец там полно тех, кто возмущается тем, что указанный теракт связывается с исламом.

Последний пункт интересен тем, что люди пытаются дистанцироваться от теракта (что само по себе хорошо) обходя вопрос осуждения действий террористов. Логика здесь примерно такая, мол, убивать, конечно, не стоило, но в целом журналистов следовало наказать, так как они переступили границы разумного. И все это в контексте общего недоумения, дескать, а причем здесь вообще мусульмане, если террористы действовали по собственной инициативе.

Сергей Дуванов
Сергей Дуванов - известный казахстанский журналист, с января 2015 года - колумнист «Ферганы»
Точно также можно говорить о непричастности христианства к крестовым походам, когда крестоносцы, точно также обиженные на мусульман за гроб своего пророка, устроили куда большее кровопролитие. Формально христиане в Европе к этому тоже не были причастны, но ведь есть еще и нравственные категории – кровь то лилась во славу торжества христианской идеи.

Мне эта «философия непричастности» напоминает времена перестройки в СССР, когда простые коммунисты возмущались в ответ на предъявляемые к ним претензии по поводу того, что натворила КПСС за годы советской власти, включая репрессии и геноцид собственного народа. Дескать, те 28 миллионов партийцев, исправно плативших партвзносы, здесь не причем, во всем виновата партийная верхушка во главе с ЦК КПСС. Формально они были правы, но нравственно они несли ответственность за всех убитых и замученных, за развал страны и экономики. Это была их партия, которую они поддерживали как своими членскими взносами, так и молчаливым согласием с тем, что делали их партийные боссы.

Думаю, что точно так же и простые мусульмане несут определенную нравственную ответственность за поступки своих единоверцев, которые убивают людей с возгласами «Алах акбар». В этом плане их молчание более чем красноречиво. Оно наполнено желанием оправдать террористов, сделать их героями, отстоявшими честь пророка их религиозного культа. Но когда интересы культа, будь то религии, личности или политической системы становится выше общечеловеческих ценностей и демократических стандартов - это уже серьезно. Это уже свидетельствует о том, что идеологически мы с ними из разных цивилизаций.

Сергей Дуванов

Международное информационное агентство «Фергана»