16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

«Талибан» и Исламское государство: Тактические союзники или непримиримые соперники?

Отношения между двумя экстремистскими исламистскими группировками, Талибаном и так называемым «Исламским государством» (ИГИЛ), волнуют и экспертов, и простых обывателей. Объединятся ли они ради общей цели и на беду остальному миру, или начнут воевать друг с другом, потому что обнаружат непримиримые противоречия или не смогут поделить власть? Сегодня есть вероятность того, что возможны оба варианта, и это внимательно анализируют и исследователи, и политики.

Так, в сентябре 2014 года спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов рассказал в интервью «Интерфаксу» о возможном союзе Исламского государства и движения «Талибан». На вопрос, не попытается ли ИГИЛ взять под свой контроль территорию Афганистана, З.Кабулов отметил, что «опасность этого есть, и такие намерения ИГИЛ уже обозначило. В августе появились листовки ИГИЛ, которые распространялись из Пешавара в зоне пуштунских племен на той стороне пакистано-афганской границы. Некоторые источники утверждают, что в Афганистане уже создан офис ИГИЛ. Нам известно, что туда уже проникли около сотни игиловцев.

Дело в том, что они воспринимаются джихадистами, особенно молодой частью джихадистов, которые воюют в рядах талибов, как наиболее предпочтительная сила. Они привлекательны в глазах этой молодежи, у которой нет чувства родины, которые чувствуют себя «исламскими космополитами» и воюют за халифат везде, где надо воевать. Для такой части боевиков игиловцы могут оказаться привлекательной силой, к которой они потянутся. Вот тогда ИГИЛ станет действительно опасным для Афганистана».

Замир Кабулов предположил, что скорее, возможен вариант перехода части талибов «под знамена» ИГИЛ, чем слияние этих движений: «Талибов и даже «Аль-Каиду», как я понял, ИГИЛ рассматривает как консервативную и несколько устаревшую модель. А себя они выдвигают в качестве новой идеологии, которая более наступательная, агрессивная и передовая».

Через месяц, в октябре 2014 года, появились сообщения, что «Талибан» предложил ИГИЛ вместе вести кампанию по созданию «всемирного исламского халифата». Однако очевидных доказательств заключения между группировками какого-то договора не появилось, хотя сторонники ИГИЛ были замечены на севере Пакистана, в городе Пешавар, — там они распространяли листовки, восхваляющие пакистанских талибов.

Доктор Флоранс Ибрагими: Союз маловероятен

Доктор Флоранс Ибрагими (Florance Ebrahimi) опубликовала на сайте афганского новостного агентства Khaama Press статью «ИГ VS Талибан: Ночной кошмар Афганистана», перевод которой «Фергана» предлагает вашему вниманию.

* * *

Мы считаем, что Талибан остается главной проблемой региона, с его почти 20-летним опытом борьбы с афганской армией и силами международной безопасности. Но сегодня, похоже, Талибан уже не так привлекателен с точки зрения идеологии или военной силы, и есть риск, что Талибан устарел и может быть заменен на более экстремистский и свирепый вариант - Исламское Государство или Даеш (уничижительное арабское слово и одновременно производное от арабской аббревиатуры DAESH - al-Dawla al-Islamiya fi Iraq wa al-Sham).

Появляются сообщения о том, что террористические группы ИГИЛ набирают сторонников в Афганистане и Пакистане. Повстанцы ИГИЛ начали действовать на юге Афганистана, в частности, в провинции Гильменд, уже через несколько месяцев после того, как британские вооруженные войска покинули регион. Бывший командир талибов Мулла Абдул Рауф (Mullah Abdul Rauf) активно вербует бойцов в свои группировки, которые, по некоторым сообщениям, под черными флагами ИГИЛ сражаются с боевиками Талибана. Талибы верны мулле Омару и придерживаются иной идеологии, чем ИГ, но возможно, есть те, кто разочаровался в Талибане и готов идти другим путем.

Талибан ограничивает свою зону действий только территорией Афганистана и не поддерживает модель пан-исламистского джихада, который провозглашен Исламским Государством. ИГ контролирует треть Сирии и Ирака, где объявлен халифат, управляемый жесткими законами шариата. Талибан же сфокусировался на Афганистане и Пакистане, и некоторые его лидеры пошли навстречу последним мирным предложениям. Разочарованные экстремисты покидают Талибан и другие группы и примыкают к местным вооруженным отрядам ИГИЛ, поддавшись воздействию их пропаганды и встав под их черные знамена.

Поскольку иностранные войска выведены из страны, Талибан упрочил свои позиции в Гильменде, где талибы традиционно сильны. И если данные отчетов подтвердятся, то в движении «Талибан» все сильнее идет раскол. Духовный лидер - мулла Омар - не появляется на публике даже на короткое время после американского вторжения в Афганистан в 2001 году. Растет число групп, отколовшихся от движения, все чаще возникают внутренние конфликты, что не сулит ничего хорошего для дальнейших мирных переговоров. Афганская молодежь засматривается на более экстремальную тактику и более яркую самопрезентацию ИГИЛ. Возможно, они находят это более привлекательным, и талибы должны чувствовать необходимость конкурировать с ИГИЛ, стать более радикальными или провести несколько акций устрашения, как это делают боевики Исламского Государства.

В результате формируется сложная динамика отношений между исламистскими группировками. Информационное агентство AP сообщает, что Талибан потребовал от жителей Гельманда не вступать в контакт с Муллой Абдулом Рауфом, который является главным вербовщиком для ИГИЛ, или с его людьми. И хотя Талибан назвал имена нескольких афганских и пакистанских боевиков, которые перешли на сторону ИГИЛ, можно говорить не только о предстоящих боях между ИГ и афганскими войсками, но и между ИГИЛ и Талибаном. Это приведет к эскалации насилия в стране, что обязательно затронет и мирное население.

Между этими двумя группами (имеется в виду ИГИЛ и Талибан. - прим. «Ферганы») есть идеологические совпадения, но есть и довольно много факторов, которые сдерживают возможность партнерства и, тем более, тесного альянса. Во-первых, афганский Талибан, прежде всего, нацелен на свержение афганского правительства. Да, это жесткая экстремистская организация, но она демонстрирует заинтересованность в работе в рамках существующей политической системы: это было ясно из высказываний лидеров талибов на переговорах об окончании войны. Исламское Государство нацелено на создание исламского халифата, и их цель совершенно отличается от той, что ставят перед собой талибы, она гораздо амбициозней и экстремальней. Во-вторых, важно понимать, что афганский Талибан очень близок с «Аль Каидой», которая как раз откололась от ИГ, и маловероятно, что талибы захотят объединяться с Исламским Государством.

Исламское государство наводнит регион оружием и деньгами и спровоцирует боевиков, разочарованных молчанием Муллы Омара, на демонстрацию насилия и жестокости. Это только добавит страданий простым людям, что уже произошло, как мы видим, в Сирии и Ираке. И наше правительство и политики должны сфокусироваться не только на ответных операциях против Талибана, но и сформулировать четкую стратегию борьбы с угрозой Исламского Государства.

Автор — ученый из Сидней, Австралия. Однако родом она из Кабула, Афганистан. Написать Флоранс Ибрагими можно по адресу: drfloafghan@gmail.com

Перевод Марии Яновской

Международное информационное агентство «Фергана»