30 Май 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Тауке-хан: Последний властелин единой державы

23.01.2015 22:44 msk, Алексей Гончаров (Шымкент)

Центральная азия Казахстан История

В этом году в Республике Казахстан на государственном уровне отметят 550-летие Казахского ханства, что совершенно правильно. Это первое государство, которое получило имя одного из крупнейших из ныне существующих тюркских этносов, просуществовало 250 лет и распалось в 1715 году со смертью самого популярного из его ханов - Тауке. Так что есть смысл вспомнить и еще об одной круглой дате - 300-летие со дня смерти Тауке-хана.

Этот правитель единой казахской державы ныне наиболее популярен в казахстанском обществе. С ним по количеству названных именем хана объектов может сравниться лишь его потомок Аблай-хан, на короткое время сумевший восстановить единое государство во второй половине XVIII века.

Доходит до парадоксов. Главная площадь города Туркестан носит имя Есим-хана, но на ней стоит памятник… Тауке-хану.

Как ни странно, об этом правителе почти ничего не известно. Стоит заглянуть в интернет, и вы найдете тысячи ссылок на имя хана. Но за каждой стоят практически одни и те же фразы и эпитеты: великий, мудрый, дальновидный и так далее. Но попробуйте восстановить хронологию его правления, это практически невозможно. Однако сделаем робкую попытку.

Обратимся к корифеям

Во избежание недоразумений и кривотолков отмечу, что при написании материала использовал работы таких серьезных специалистов по истории Казахстана, как Турсун Султанов, Ирина Ерофеева, Нурбулат Масанов, а также академический пятитомник «История Казахстана», изданный в 2010 году.

И еще: есть две даты смерти Тауке-хана - 1715 и 1718 годы, какая из них более точная - историки еще спорят. Будем придерживаться первой.

Доктор исторических наук Турсун Султанов в своем подробном исследовании «Поднятые на белой кошме. Потомки Чингиз-хана» пишет: «Время Тауке-хана очень слабо освещено в письменных источниках: в сочинениях мусульманских авторов содержатся лишь отрывочные сведения об отдельных событиях его правления; заключенные в китайских источниках сведения о Казахском ханстве XVII века имеют случайный или фрагментарный характер; в русских архивных фондах имеются лишь несколько документов, связанных с именем Тауке-хана. Зато имя Тауке-хана часто встречается в памятниках устного народного творчества казахов. В народных преданиях казахов время царствования Тауке-хана ассоциируется с «Золотым веком» казахского государства, когда «народ жил в покое; существовал порядок; были законы и правосудие».

К сожалению, в Казахском ханстве, несмотря на наличие грамотных людей, не было своего государственного архива. Поэтому до нас дошли письма казахских правителей к соседям, но не дошли письма соседних монархов к казахским ханам.

Фольклорные источники часто противоречат друг другу, использовать их очень сложно. В силу всех этих причин и нет пока, во всяком случае, на русском языке ни одной научной работы, полностью посвященной этому государственному деятелю.

Загадочное начало

Тауке-хан взошел на престол наследником своего отца хана Джахангира (он был вторым сыном). В истории Казахского ханства, где порядок престолонаследия не был законодательно определен, это достаточно редкий случай. Но тут сразу появляется загадка: по одним данным, Джахангир умер в 1680 году, по другим - погиб в борьбе с джунгарами в 1652 году. А его сын Тауке вступил на престол в 1680 году. Если верно второе, то непонятно, кто управлял государством на протяжении 28 лет. Как именно Тауке взошел на трон, историки пока не знают. И ни в одном серьезном исследовании год рождения знаменитого хана не указан. При этом все сходятся на том, что умер он глубоким стариком. Если считать, что глубокий старик по тем временам – человек примерно семидесяти лет, то можно предположить, что Тауке-хан родился между 1635-1645 годами. Кстати, полное имя хана, написанное на его печати, - Таваккул-Мухаммад-батыр-хан.



Относительно его молодости известно лишь, что еще при жизни отца он возглавлял посольство в Кашгар, зависевший тогда от казахов.

Один из крупнейших современных казахстанских историков Ирина Ерофеева пишет по этому поводу: «Юность Тауке прошла в бесчисленных военных сражениях с джунгарами, в ходе которых молодой чингизид получил репутацию удачливого воина и полководца. Как и его самые давние и близкие предки, Тауке был избран на ханский престол за совершенные им героические подвиги на поле брани, однако вся последующая судьба этого казахского правителя развивалась уже несколько по иному сценарию, чем сложный жизненный путь его отца и деда».

Тауке и главный враг

Главной внешнеполитической проблемой Казахского ханства во все годы правления Тауке-хана были отношения с ханством Джунгарским. В пору молодости хана давление джунгар на казахов было не слишком сильным. Они переживали смуту.

В 1653 году умер основатель ханства Батур-хунтайши, началась борьба за власть. Но при хунтайши Галдан-Бошокту (1670-1697) наступление возобновилось.

В 1681 году джунгары неудачно осаждали Сайрам. Однако в 1684 году город был захвачен. Ситуацию спасли войска империи Цин, напавшие на Джунгарское ханство с востока.

Пик джунгарской экспансии пришелся на время правления Цеван-Рабтана (1697-1727).

В 1698 году он послал китайскому императору письмо, в котором упоминается Тауке-хан. Хунтайши пишет, что ему удалось взять в плен сына Тауке-хана (имя не приводится) и он отправлен в Тибет к далай-ламе, но по просьбе Тауке-хана освобожден.

Цеван-Рабтан жалуется на коварство Тауке-хана, который, якобы, перебил всех джунгар, сопровождавших сына, возвращавшегося к отцу, и забрал себе их жен и детей. Можно ли верить этому письму, мы не знаем, но других версий этих событий попросту нет.

Итак, идет перманентная война. Джунгарское ханство по типу хозяйства и уровню развития ничем не отличается от ханства Казахского, но выигрывает более крепкой и развитой государственной организацией, в создании которой примером для них был Китай.

«Жети Жаргы»

Тауке тоже стремится укрепить государство. А для этого нужны единые законы. Несмотря на то, что казахи были мусульманами, шариат в ханстве не прижился. Суд шел по адату – традиционному праву. Но бии (наставники и народные судьи) разных родов часто толковали его по-разному. И тогда было решено принять единый юридический свод. Видимо, именно так появился знаменитый кодекс «Жети жаргы» («Семь установлений»). Скорее всего, это произошло в конце XVII века.

Фото Azbyka.kz
Любопытно, что издаваемый в наши дни на казахском языке текст «Жети жаргы» - это перевод с русского. Юридический памятник был записан со слов немногих помнящих его биев российскими исследователями в первой половине XIX века.

По одной версии, «Жети жаргы» был составлен тремя биями - Толе, Казыбеком и Айтеке. По другой - над ним работали семь биев. «Эти бии соединили старые обычаи ханов Касима и Ишима в новые обычаи, называемые «Жети жаргы», - пишет А.Левшин, первый исследователь, записавший свод. - Сей золотой век, о котором вспоминают они со вздохами, есть царствование знаменитого хана их Тявки (Тауке –А.Г.), который если верить преданиям, был действительно в своем роде гений, и в летописях казачьих должен стоять наряду с Солонами и Ликургами. Усмирив волновавшиеся долго роды и поколения, он не только ввел в них устройство, порядок, но и дал им многие законы».

Свод предусматривает принцип талиона: за кровь мстить кровью, за увечье – таким же увечьем. За воровство, грабеж, насилие, прелюбодеяние предусматривается смертная казнь. Отражением неразвитости государственного аппарата является то, что исполнителями приговора являются родственники потерпевших. Но часть преступлений при согласии истцов можно было оплатить штрафом.

Были введены особые «расценки»: убийство мужчины – 1000 баранов, женщины – 500. За утрату отдельных органов тела тоже предусматривались штрафы, к примеру, большой палец стоил 100 баранов, а мизинец – 20.

Представители «белой кости» - султаны и ходжи – «стоили» в семь раз дороже простолюдинов.



Убийство детей собственными родителями не наказывалось. Зато «сына, осмелившегося злословить или бить отца или мать свою, сажают на черную корову лицом к хвосту, с навязанным на шею старым войлоком: корову сию водят вокруг аулов и сидящего на ней бьют плетью; а дочь связывается и предается матери для наказания по ее произволу».

А вот ряд других норм: «Увезший чужую жену без ее согласия наказывается смертью или взысканием куна (штрафа), а если похищение - с согласия увезенной, то похититель может удержать ее, заплатив мужу калым, и оставить ему сверх того девицу без калыма. Обидевший женщину обязан просить у нее прощения, а в случае отказа в оном – платить за бесчестие». «Над рабами владельцы имеют неограниченное право жизни и смерти. Жалобы раба на господина нигде не приемлются». «Жена и дети, знавшие о воровстве мужа или отца и не донесшие на него не подвергаются никакому взысканию, ибо на старшего в семье не дозволено доносить». «Ежели кто примет христианскую веру, у того родственники отнимают все его имение».

Историки спорят, как долго действовал этот кодекс на территории Казахстана. В начале XIX века он был уже почти забыт.

Немного о власти

По «Жеты Жаргы», высшая власть была в руках хана, который делил ее с султанами и биями. Элита регулярно собиралась «для рассуждения о делах народных».

Налогообложение при Тауке-хане составляло одну двадцатую часть от всего имущества. Каждый род получил специальные тамги для клеймения скота. Все это были попытки укрепления государственных структур. «В это время сфера политического влияния казахских ханов и султанов распространялась не только на кочевнические ареалы, но и на соседние оседло-земледельческие и торгово-ремесленные области по нижнему и среднему течению Сырдарьи, где казахам были подвластны в 1695 году 32 города и прилегающие к ним местности вместе с Ташкентским оазисом. Жители таких городов, как Ташкент, Сыгнак, Сайрам, Сузак, Аккурган, Отрар, Карнак, Икан, Сауран и другие, платили в пользу казахских правителей ежегодную подать деньгами и товарами, а с сельского земледельческого населения взимался ясачный сбор с наличного поголовья коров и овец и хлебная пошлина в размере 1/5 либо 1/10 собранного урожая», - пишет Ирина Ерофеева.

В историю вошли и ежегодные народные собрания, проводимые Тауке-ханом. Хотя здесь немало путаницы, особенно с определением их места. Точку в этом вопросе поставили авторы второго тома «Истории Казахстана»: «Как важнейший орган хана, совет биев проводился всегда в той или иной ставке Тауке-хана: в Битобе около Туркестана, Мартобе около г.Сайрама и Культобе вблизи г.Ангрена».



Ирина Ерофеева отмечает: «Ежегодно осенью самые авторитетные представители трех жузов собирались на один-два месяца на совещание... На этих собраниях… обсуждались вопросы по поводу регулирования маршрутов кочевания, разрешения различных конфликтов между родами, координации совместных усилий казахов для борьбы с внешним врагом и проч. Но политическое лидерство, безусловно, принадлежало в тот период Тауке-хану, занимавшему наиболее высокое социальное положение в кочевом обществе и выполнявшему роль официального патрона-протектора по отношению к другим казахским ханам и султанам».

Финал

«В исторической памяти казахского народа исторический опыт его правления характеризуется образным выражением «на спине овцы клали яйца», которое понималось в смысле существования определенной социально-политической стабильности и относительного народного благополучия в те тридцать лет, когда на белой кошме почетно восседал Тауке-хан в окружении авторитетных родоправителей трех жузов», - указывают историки. При Тауке-хане страна могла выставить 80-тысячное войско. Но войну с джунгарами постепенно проигрывала.

Тауке-хан стремился установить тесные контакты с Россией в поисках союзников. «Только в 1686-1693 годах Тауке-хан отправил в Россию пять посольств с важными дипломатическими поручениями. Сохранилось письмо Тауке-хана Петру Первому, составленное в октябре 1694 года, с предложением о поддержании дружественных отношений с Россией», - пишет доктор исторических наук Турсун Султанов.



Авторы солидного научного издания «История Казахстана. Народы и культуры» (2001 г.) отмечают: «Свое многолетнее и относительно благополучное пребывание на ханском престоле Тауке обеспечивал большей частью не за счет успешного использования военной силы, а главным образом благодаря природному уму, удачно сочетавшимся в его личности с большими практическими познаниями в области обычного права казахов, врожденным талантом народного арбитра и ораторским мастерством. Эти человеческие качества способствовали быстрому росту популярности хана Тауке во всех трех жузах, где он приобрел за сравнительно короткий срок, по преданиям казахов, «знатное число подданных через редкое искусство примирять спорящих и пленять сердца даром красноречия». Последовательно проводя интеграцию всего казахского общества под своей властью, Тауке использовал для достижения этой цели широкий арсенал разнообразных тактических методов и средств и, как утверждает устная повествовательная традиция казахов, «действовал более благоразумием, опытностью, связями и искусством, нежели силою».

Алексей Гончаров, член Союза журналистов Казахстана и Казахского Географического общества

Международное информационное агентство «Фергана»



РЕКЛАМА